Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нация иммигрантов


Иммигрант из Узбекистана Юлдаш живет в Питтсбурге

Иммигрант из Узбекистана Юлдаш живет в Питтсбурге

Иммиграционная реформа остается в повестке дня администрации Барака Обамы, хотя и отошла в последнее время на второй план. На днях вашингтонский Институт Брукингса представил доклад, в котором сформулированы предложения по реформированию иммиграционной политики. Они касаются в первую очередь легальной иммиграции.

Даже те, кого в США называют коренными американцами, то есть, индейцы – иммигранты первой волны: они пришли на континент из Сибири по Берингову проливу. Есть свидетельства, что в V веке, до Колумба и викингов, Америку открыли китайцы. Америка знает, что она нация иммигрантов, но постоянно забывает об этом.

В разные периоды своей истории и по разным причинам США пытались ограничить приток "нежелательных" иммигрантов. Акты о враждебных иностранцах и подстрекательстве к мятежу 1798 года уполномочили президента заключать в тюрьму или высылать подданных государств, с которыми США находятся в состоянии войны, причем под квалификацию враждебной деятельности подпадали сочинение и распространение "клеветнических" материалов об американском правительстве. В 80-х годах XIX века был введен запрет на иммиграцию из Китая, распространенный затем на Гавайи и Филиппины, а позднее и на все страны Азии. Закон 1903 года запретил въезд проституткам, анархистам и другим лицам, "которые верят в то, что правительство Соединенных Штатов или любое другое правительство должно быть свергнуто путем применения силы".

Все эти и многие другие меры приводили не к сокращению иммиграции, а к ее превращению из легальной в нелегальную. Контрабанда людей в США превратилась в доходный бизнес. Китайцев привозят морем в грузовых контейнерах. Мексиканцев – в автофургонах. Половина умирает в дороге, но торговцы живым товаром внакладе не бывают. Нелегалы пóтом и кровью годами отрабатывают свой "долг" на апельсиновых плантациях и в полуподпольных цехах по пошиву готового платья. Но и рассчитавшись с "благодетелем", нелегальный иммигрант не становится свободным человеком. Он не имеет права жить и работать в Америке. А работники нужны, особенно на грязную и неквалифицированную работу. Поэтому получает он за свой труд меньше, чем легальный работник, у него нет медицинской страховки, права на пенсию, и нет возможности жаловаться на все это, потому что ответом властей будет депортация. Он живет под чужим именем, по поддельному удостоверению личности и избегает встреч с полицией даже в качестве пострадавшего.

Выход один – легализовать их. Последнюю иммиграционную амнистию провел в 1986 году президент Рейган. Тогда легальный статус получили люди, незаконно въехавшие в страну до 1972 года – таких набралось шесть миллионов человек. Сегодня численность нелегалов в США оценивается в 11-12 миллионов.

Противники амнистии говорят, что это паллиатив – чтобы не накапливать новых бездокументных иностранцев, нужна не амнистия, а иммиграционная реформа. Нелегалы должны получить возможность рано или поздно обрести легальный статус. Такую реформу пытался провести президент Буш-младший, но сначала ему помешало 11 сентября, после которого Америка ужесточила правила въезда, а когда в январе 2004 года он, наконец, направил свой проект реформы в Конгресс, проект этот утонул в дебатах. Иммиграционная проблема была одной из главных тем последней президентской кампании, но сейчас снова оказалась на втором плане.

Однако эксперты продолжают работать. Специалисты Института Брукингса и Университета Дьюка в течение нескольких месяцев регулярно встречались за круглым столом и обсуждали пути выхода из иммиграционного кризиса. Итогом этих дискуссий стал доклад, презентация которого недавно состоялась в Вашингтоне. Один из главных выводов авторов доклада гласит, что легальная и нелегальная иммиграция – это сообщающиеся сосуды: чем сложнее въехать в страну на законных основаниях, тем многочисленней поток въезжающих незаконно. Поэтому эксперты предлагают кардинально изменить правила легальной иммиграции. Об этих предложениях рассказал Питер Скерри – профессор политологии Бостонского колледжа, эксперт Института Брукингса:
Общее число лиц, ежегодно получающих легальный постоянный вид на жительство – в среднем около одного миллиона ста тысяч человек за последние пять лет. Мы предлагаем сделать этот уровень постоянным

- Общее число лиц, ежегодно получающих легальный постоянный вид на жительство – в среднем около одного миллиона ста тысяч человек за последние пять лет. Мы предлагаем сделать этот уровень постоянным, по крайней мере, в обозримом будущем. Но в то же самое время, мы считаем, что в пределах этой цифры баланс необходимо сместить. Не секрет, что основа нашей иммиграционной политики – это иммиграция по семейным основаниям. На ее долю приходится 65 процентов общей ежегодной численности иммигрантов. Мы предлагаем сместить баланс в пользу высококвалифицированных или квалифицированных специалистов.

В настоящее время этот вид иммиграции составляет что-то около 180 тысяч из миллиона ста тысяч человек в год. Мы считаем, что эта цифра должна быть увеличена еще на 150 тысяч в год. Таким образом, в общей сложности число таких иммигрантов составит около 330 тысяч человек в год. Вопрос заключается в том, чем мы будем расплачиваться, если сделаем такой уровень иммиграции постоянным. Мы предлагаем два пути, и это – трудные решения.

Мы считаем, что иммиграционная лотерея, которая существует с 1990 года, должна быть закрыта. Этот шаг даст нам дополнительно примерно 45 тысяч виз в год. Кроме того, мы полагаем, что иммиграцию по семейным обстоятельствам следует ограничить членами малой семьи, то есть супругами и их несовершеннолетними детьми. Как вы, вероятно, знаете, в настоящее время эта привилегия распространяется на взрослых детей и родных братьев и сестер как граждан, так и обладателей постоянного вида на жительство. По нашему мнению, правом на семейную иммиграцию должны пользоваться только члены малой семьи. Эта мера дает нам еще 115 тысяч виз в год, которые мы можем отдать трудовым иммигрантам.

Далее. Весьма существенную цифру составляет временная иммиграция квалифицированных работников, помимо миллиона ста тысяч легальных иммигрантов, получающих право на постоянное проживание каждый год. Таких временных квалифицированных иммигрантов приезжает к нам по временным рабочим визам порядка 600 тысяч человек ежегодно. Временных рабочих виз у нас 25 видов, каждая для определенного сектора экономики. Мы предлагаем трансформировать систему временных рабочих виз в систему предварительных виз. В настоящее время временные работники приезжают, и не ясно, чтό с ним и происходит, когда их виза истекает: некоторые ее продлевают, некоторые - нет, значительное число остается в стране, в том числе нелегально; нынешняя система не дает возможности проследить за ними. По предварительной визе работник приезжает в страну на пять лет, а затем либо остается и встает в очередь за правом на постоянное проживание и гражданство, либо уезжает.

Авторы доклада ожидают, что изменение семейной иммиграции должно распространяться и на тех, кто уже подал документы на въезд в США. Питер Скерри продолжает:

- Ожидание родственников постоянных жителей и граждан США затягивается, в некоторых случаях они ждут свои визы по 20 лет и больше. Прибавьте сюда пять миллионов человек, дожидающихся своей очереди за границей, чтобы воссоединиться здесь со своими родственниками. Мы полагаем, что эту проблему надо решать, и наш вариант решения – вернуться к принципу воссоединения только малых семей. Опять-таки я уверен, что присутствующим известен этот принцип нашей иммиграционной политики, принцип воссоединения семей, но понятие семьи чересчур расширилось и стало включать в себя дальних родственников. По нашим расчетам, правило малой семьи снизит число ожидающих въезда с пяти миллионов до 600 тысяч, если это будут только ближайшие родственники постоянных жителей.

Всех нелегальных иммигрантов, не подпадающих под пятилетний ценз оседлости, придется депортировать из страны силой. На такие моральные и политические издержки ни правительство, ни Конгресс не готовы. На это слабое место доклада указала Анджела Келли – ведущий эксперт по вопросам иммиграции, вице-президент Центра за американский прогресс:

- Думаю, большой политический просчет доклада состоит в том, что если человек находится здесь меньше пяти лет, он не подпадает под программу легализации. Таким образом, предполагается, что эти люди должны покинуть страну, и я не думаю, что это реалистический подход. Остается еще огромное число рабочих без документов, это около трех миллионов 600 тысяч человек, которые не упоминаются в докладе.
Цель должна заключаться в том, чтобы сократить нелегальную иммиграцию и не допускать, чтобы так много людей жили без статуса

Ирония заключается в том, что доклад с его очень достоверными численными оценками признает, что более миллиона человек будут участвовать в программе легализации с поддельными документами. Получается, что программа, которая имеет своей целью восстановление законности и достигает этой цели посредством сокращения числа претендентов и лишает множество людей возможности легализоваться, в то же время закрывает глаза на нарушение закона и мошенничество. Я думаю, намного больше смысла имела бы расширенная программа с более жесткими требованиями – претендент должен зарегистрироваться, заплатить налоги платы, выучить английский язык, не иметь криминального прошлого. Я считаю, цель должна заключаться в том, чтобы сократить нелегальную иммиграцию и не допускать, чтобы так много людей жили здесь без статуса.

Анджеле Келли решительно не нравятся и предложения по ограничению семейной иммиграции:

- Следующий раздел доклада касается условий въезда. Здесь предполагаются некоторые довольно радикальные перемены, о которых я хочу поговорить. Моя подруга из компании Microsoft в соответствии с этим докладом стопроцентно получает рабочую визу, потому что доклад предусматривает значительное увеличение числа квалифицированных специалистов. Но объясните мне, почему вы ликвидируете три из четырех категорий родства? Три миллиона триста тысяч человек, которые в настоящее время стоят в очереди, чтобы воссоединиться со своими семьями, которые соблюдали правила, заплатили пошлину, которую им, согласно докладу, вернут с процентами - но их все-таки постигнет невезение. Среди этих людей окажутся не только родственники, но и не состоящие в браке дети, взрослые дети граждан США, потому что им исполнился 21 год. Моя дочь только что справила свой 13-й день рождения. Через восемь лет я должна считать ее своим дальним родственником, она не сможет жить со мной, потому что ей исполнился 21 год? А что если она выйдет замуж – она что, перестанет быть моим родственником?

По мнению Анджелы Келли, семейная иммиграция – самый благополучный и перспективный сегмент всего потока легальных иммигрантов:

- Доклад, кроме того, не принимает во внимание исследования семейной иммиграция, из которых мы знаем, что доходы иммигранта по семейным основаниям растут быстрее, чем доходы трудового иммигранта. Мы знаем, что некоторые из этих иммигрантов проявляют себя как успешные предприниматели. Мы знаем, что семейная иммиграция означает наличие социальной сети, у таких иммигрантов есть психологическая поддержка, члены семьи, на которых можно опереться, и они интегрируются быстрее, потому что у них есть здесь своя семья. Доклад подрывает эти механизмы интеграции, ликвидируя три из четырех категорий родства.

Сотрудник фонда "Новая Америка" Рейхан Салам подчеркнул, что Соединенным Штатам нельзя отказываться и от такого вида иммиграции, как гуманитарная:
В Нью-Йорке – как следствие визовой лотереи - произошел огромный всплеск иммиграции. Не будь этой лотереи, большое число людей из самых разных стран никогда не попали бы в Соединенные Штаты

- Один вопрос, которой мы почти не обсуждали – это более широкое глобальное видение проблемы. Один из самых веских доводов в пользу относительно открытой иммиграционной политики - гуманитарные основания. Многие из тех, кто приезжает сюда, не обязательно входят в одну из привилегированных категорий. Это просто люди, которых привлекают экономические возможности Америки. Многие из самых ярких, наиболее предприимчивых, самых одаренных иммигрантов приехали сюда не по привилегированным визам, как высококвалифицированные специалисты – они приехали как дети родителей, занимающих низкое общественное положение.

Проблема в том, что мы не проявляем последовательность в этом гуманитарном подходе. Если бы мы были последовательны, мы бы не сосредоточились исключительно на странах со средними доходами, в которых, конечно, много бедности, но все же она не идет ни в какое сравнение с бедностью на Гаити, в Бутане, в Бангладеш и во многих других бедных странах, не говоря уже о Замбии, Центральноафриканской Республике и других местах, откуда просто трудно добраться до Соединенных Штатов.

Рейхан Салам тоже считает, что семейные иммигранты – не обуза, а достояние Америки:

- Оба моих родителя - иммигранты из Бангладеш, мои сестры - тоже иммигранты из Бангладеш. В Нью-Йорке – как следствие визовой лотереи - произошел огромный всплеск иммиграции. Не будь этой лотереи, большое число людей из самых разных стран никогда не попали бы в Соединенные Штаты. И я думаю, многие согласятся с тем, что эти иммигранты оживили многие районы по всей стране. В конце концов, наилучший способ решить проблему нелегальной иммиграции – это объявить всю иммиграцию легальной, но я думаю, что тут предстоят размены, компромиссы. <…>

Число граждан Украины, участвующих каждый год в лотерее – 600 тысяч человек. Это страна с населением 50 миллионов. 600 тысяч участвуют в лотерее ежегодно, и это не одни и те же 600 тысяч. Это несоразмерно высокая цифра. Они имеют минимальную возможность легального въезда. Ситуация в каком-то смысле даже трагическая. Люди, у которых оказались родственники здесь, – не обязательно самые нуждающиеся или самые нищие люди на земле.

Впрочем, сейчас, как подчеркивают многие эксперты, проблема иммиграционной реформы отошла для администрации Обамы на задний план – после экономического кризиса и реформы здравоохранения.

Эта статья – фрагмент аналитического журнала "Время и мир". Полностью прослушать и прочесть его материалы можно здесь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG