Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Художник молчать не может (Курск)


Вадим Медовщиков: На днях курский художник Олег Радин, в очередной раз шокировал курян своим творчеством. Возле входа в выставочный зал собственной галереи под названием "АЯ", то есть художники от "А" до "Я", он установил памятник "реформе ЖКХ". Основанием монумента служит картонная тумба, к которой прикреплен позолоченный вентиль. Под ним надпись: "Потри три раза и тебе будет легче платить за ЖКХ".

Олег Радин: Дело в том, что сколько людей живет в коммунальных или приватизированных квартирах, столько людей страдает от того, что как в бездну уходят эти денежки. Значит, есть какой-то золотой большой ключик и большой краник, в который эти денежки вливаются, в какую-то большую трубу. Этот краник открывается, и из него вытекают разные ручеечки в разные карманы работников ЖКХ. Пару начальников ЖКХ взяли бы, наказали, глядишь, и краники перекрылись бы или утекало бы гораздо меньше.

Вадим Медовщиков: Надо сказать, что у художника Радина активная гражданская позиция. Принято считать, что основы поведения взрослого человека закладываются в детские и юношеские годы. Олег Радин такое утверждение не отрицает.

Олег Радин: В школе у меня было три четверки. Первая четверка по военному делу. Еще у меня была четверка по русскому языку и литературе. Дело было связано с Солженицыным. Зимние каникулы. Задали на дом почитать какую-нибудь книжку о войне, внеклассное чтение. Мы, конечно, с друзьями прочитали эту маленькую книжечку "Один день из жизни Ивана Денисовича" с предисловием Твардовского. Когда мы пришли и сказали (а как раз гонения начались), преподавательница литературы, коммунистически подкованная – как, где эти книга! Получилось такое недружелюбное отношение ко мне на почве литературы.

Вадим Медовщиков: Учеба в Курском политехническом институте - еще один штрих в биографии художника. Ситуация складывалась аналогичная школьной и не известно была бы сегодня в Курске картинная галерея "АЯ" если бы не один человек, которого встретил студент Радин.

Олег Радин: Там был замечательный преподаватель философии Борис Николаевич Королев. Он меня как-то сподвиг своим преподаванием, что мне оказалось слишком мало и поэзии, и изучения философии. И в форточку, которую захотелось мне выглянуть, оказалась живопись.

Вадим Медовщиков: В 1979 году Олег Радин дает двадцатиминутное интервью западной радиостанции вещающей на Советский Союз. Он и сегодня не любит вспоминать о том, как курские чекисты записали его в диссиденты.

Олег Радин: Картины то же были весьма интересные. За те картины по головке не гладили. Например, председатель колхоза. Такой жирный кабан, сидящий на фоне стола, где самогонные бутылки, маленькие ножки. Пришел один профессиональный художник и говорит – это же как-то неправдиво, что ж у него такие маленькие ножки, ручки, маечка какая-то тесненькая. Или когда я написал картину "Слепой в картинной галереи, руками щупающий картину". Мне сказали, медициной уже доказано, что руками невозможно ощутить цвета, краски. Я говорю, дело в другом. Если бы я был бы слепым, и мне бы говорили, что есть прекрасные картины, есть Леонардо да Винчи или кто-то там еще, я приполз бы в галерею, я хотя бы руками прикоснулся к этому творчеству. Работая сапожником, я открыл частную галерею. Почему? Потому что, когда я начинал писать, картины мои, естественно, показывать было нельзя. У меня была домашняя мастерская. Приходили люди. Я показывал те картины, которые писал.

Вадим Медовщиков: Пришла перестройка и Олег Радин понял:

Олег Радин: Если не я то кто? Потому что раньше был замкнутый круг. Для того чтобы выставляться, надо было быть членом Союза художников. А чтобы быть членом Союза художников, надо было повыставляться. Первая выставка, на которой мне позволили присутствовать, ее проводил бывший куратор КГБ. Тогда сказали – показать андеграунд по России. Поэтому начали искать этих андеграундцев. Нашли нас. Просмотр у нас интересно проходил. Была у меня одна картина "Желающая любви" – синенькая тетенька с яркими красными губами, обнаженная на оранжевом фоне. Говорит: "Я все понимаю, что она синенькая – холодно, оранжевый фон, но что она выражает?" Я говорю: "Она называется "Желающая любви". Вот она любовь и выражает". "Ладно, пускай будет". А недавно я свою картину ожившую видел. Записали великолепнейший клип Шамбала. Вдруг смотрю – моя синенькая выплясывает. Мне так стало хорошо на душе. Значит, мы где-то на ментальном уровне пообщались. Правда, моя картина была написана 30 лет назад, а клип всего лишь недавно.

Вадим Медовщиков: Иногда его не понимают, иногда его эпатажи бесят. А он просто художник, живущий в обществе и заставляющий общество взглянуть на себя со стороны.

Олег Радин: Я не считаю себя оппозиционером. Я просто делаю свое дело. Когда я поставил памятник накануне предвыборной кампании Сущего Соловья – это конкретная тема. Перед выборам все поют как Сущие Соловьи. У меня соловей писал. А после выборов все делают с народом то, что делал мой соловей. Я поставил памятник неизвестному известному художнику. Открыл мемориальную доску на доме, где когда-то жил Малевич. Дома нет – доска осталась. Черному коту, который перебежал дорогу между мной и администрацией. Как-то я продавал голос доверенного лица за то, чтобы кто-то решил мои вопросы по аренде. Если творческий человек будет молчать, то его просто перекусят и съедят. А так как я галерист гавкающий, гавкаю по творчески, мне не на кого жаловаться. Я просто совершаю какие-то такие акты, акции для того, чтобы выразить свое мнение именно творческим путем.

Вадим Медовщиков: В ближайших планах Олега Радина отметить 19-летие галереи "АЯ" и собрать достаточное количество подписей под требованием передать пустующее здание кинотеатра им. Щепкина под выставочный зал для курских художников.
XS
SM
MD
LG