Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обама в контексте. Нобелевская премия мира в Америке.







Александр Генис: Нобелевская премия Бараку Обаме заставила высказаться буквально каждый орган в Америке. Мнения, как обычно, разделились по партийному водоразделу. Республиканцы считают, что президент не заслужил премию мира, ибо он ведет сразу две начатые ими войны. Демократы, извиваясь перед фактами, называют премию полезным оружием, которая поможет новому президенту добиться того, чего не удалось предыдущему - уговорить мир прислушаться к Америке "без гнева и пристрастия".
Самая сложная точка зрения на эту полемику - историческая. Как напомнил обозреватель "Ньюйоркера" Хендрик Херцберг, Нобелевские премии, как науки, бывают точными и неточными. С первыми никто не спорит, со вторыми никто не соглашается.
В самом деле, нам никто толком не может объяснить достижения химиков или физиков, удостоенных премии, высшей на этой планете. Зато в литературе, как в футболе, у всех есть свое мнение. И у меня оно часто бывает нелицеприятным, когда я вспоминаю, как шведы оставили без премии Джойса или Борхеса. И все-таки самая сложная ситуация - с премией мира, потому что каждая из них должна сама себя определить, объясняя и раздвигая сферу применения. Некоторые премии, такие, как Сахарову, стали судьбоносными, некоторые, такие, как Арафату, - мягко говоря, спорными, некоторые, как Обаме, - непонятными.
Чтобы пролить свет на положение нового лауреата, полезно рассмотреть кандидатуру Обамы в историческом контексте. За эту задачу - в своем авторском жанре исторического репортажа - взялся наш вашингтонский корреспондент Владимир Абаринов, который расскажет слушателем о приключениях Нобелевской премии мира в Америке.


Владимир Абаринов: В Вашингтоне была глубокая ночь, когда в Осло председатель Норвежского Нобелевского комитета Торбьёрн Ягланд назвал имя нового лауреата.


Торбьёрн Ягланд: Норвежский Нобелевский комитет решил присудить Нобелевскую премию мира за 2009 год президенту Бараку Обаме за его чрезвычайный вклад в укрепление международной дипломатии и сотрудничества между народами.


Владимир Абаринов: Лауреат узнал о награде от своего пресс-секретаря в шесть часов утра.


Барак Обама: Не так я собирался проснуться этим утром. После того, как я узнал новость, вошла Малия и говорит: “Папа, ты получил Нобелевскую премию, и сегодня день рождения Бо!” Хорошо иметь детей, которые все расставят по местам.


Владимир Абаринов: Бо – кличка собаки президента.


Барак Обама: Я удивлен и весьма смущен решением Нобелевского комитета. Скажу со всей ясностью: я не рассматриваю его как признание моих личных заслуг. Я считаю его признанием американского лидерства во имя чаяний всех народов мира.

Честно говоря, я не чувствую себя достойным стоять в одном ряду с преобразователями, удостоенными этой премии – мужчинами и женщинами, которые воодушевляли меня и все человечество своим мужественным стремлением к миру.


Владимир Абаринов: Кто же они, эти титаны, на плечах которых стоит Барак Обама? Напомним имена и заслуги некоторых американцев, удостоенных этого отличия в прошлом.

Диктор: Из 97 лауреатов Нобелевской премии мира 21 – гражданин США. Первым американцем, получившим премию, стал в 1906 году 26-й президент Теодор Рузвельт. Он был награжден за посредничество в мирных переговорах России и Японии по окончании русско-японской войны. Переговоры завершились подписанием Портсмутского мирного договора. Для США это был первый случай дипломатического выхода за пределы Западного полушария. Нобелевская награда стала знаком признания за Америкой роли великой державы.

Владимир Абаринов: Аудиозаписи Нобелевской речи Тедди Рузвельта не существует. Но вот одна из его предвыборных речей. Она посвящена угрозе политического экстремизма. Оратор пользуется примером из истории Великой французской революции. Умеренный реформатор министр финансов Людовика XVI Тюрго был вынужден выйти в отставку и уступить место представителям крайних взглядов. Рузвельт намекал на себя как на золотую середину.



Тедди Рузвельт: Все беды Франции на протяжении столетия с четвертью произошли из-за безрассудства ее народа, разделившегося на два лагеря невменяемых консерваторов и столь же невменяемых радикалов. Прислушайся предреволюционная Франция к таким людям, как Тюрго, поддержи их – и дела пошли бы хорошо. Но привилегированный класс, реакционеры из числа приближенных к Бурбонам, близорукие ультраконсерваторы, прогнали Тюрго и вскоре обнаружили, что вместо него они обрели Робеспьера.


Владимир Абаринов: Денежная часть премии в 1909 году составила около 37 тысяч долларов. Рузвельт сначала вообще не хотел брать эти деньги, потом все-таки взял, и в годы Первой мировой войны полностью потратил их на помощь Красному Кресту и другим благотворительным организациям.

Диктор: Следующим лауреатом-американцем стал в 1912 году Элайху Рут – военный министр, а затем государственный секретарь в администрации Тедди Рузвельта. Премия присуждена ему за заслуги в разрешении международных споров мирными средствами. Спустя семь лет премию получил 28-й президент США Вудро Вильсон за его роль в окончании Первой мировой войны, заключении Версальского договора и создании Лиги Наций.

Владимир Абаринов: Вильсону, однако, так и не удалось убедить Конгресс ратифицировать Версальский договор. США никогда не состояли членом Лиги Наций. В ноябре 1923 года, в пятую годовщину окончания боевых действий, Вудро Вильсона, к тому времени уже очень больного, уговорили произнести речь. Президент говорил в микрофон, установленный в библиотеке его вашингтонского дома, а на улице, через громкоговоритель, его слушала собравшаяся по этому случаю публика.

Вудро Вильсон:
К счастью, нынешнее положение дел в мире дает нам возможность мысленно вернуться в прошлое и напомнить человечеству, что, по меньшей мере, одна великая и сильная держава способна предать забвению собственные эгоистические интересы и посвятить себя бескорыстному служению идеалам добра и правды. Единственный способ, которым мы можем воздать должное Дню перемирия, состоит в том, чтобы – вернуться к этим высоким идеалам и целям международной политики. Так, и только так мы можем проявить верность истинным традициям Америки.

Владимир Абаринов: В 1925 году Нобелевская премия мира была присуждена британскому министру иностранных дел сэру Остину Чемберлену и банкиру, впоследствии вице-президенту США Чарльзу Дауэсу за разработанный ими план спасения экономики Германии. В 1929 нобелевским лауреатом стал госсекретарь в кабинете Калвина Кулиджа Фрэнк Келлогг за разработку пакта Бриана-Кэллогга – договора об отказе от войны как орудия национальной политики. Премию 1945 года получил госсекретарь США Корделл Халл за его роль в создании Организации Объединенных Наций. В 1950 году лауреатом впервые стал афроамериканец – дипломат Ральф Джонсон Банч, который способствовал окончанию арабо-израильской войны 1949 года. В 1953 году Норвежский Нобелевский комитет отметил выдающийся вклад госсекретаря Джорджа Маршалла в послевоенное восстановлении Европы.
На церемонии вручения Маршаллу премии в ноябре 1953 года произошел инцидент. Когда заместитель председателя комитета доктор Хамбро заканчивал свое вступительное слово, с галереи для прессы раздались возгласы протеста. В записи, которую мы сейчас услышим, отчетливо звучит сказанное доктором Хамбро слово “коммунисты”. Действительно, Москва и ее сателлиты неустанно “разоблачали” план Маршалла как орудие “закабаления” Европы американскими империалистами. Церемонию спас король Норвегии Хокон VII. Он встал со своего места, и крики прекратились.
Нобелевскую премию мира за 1964 год получил выдающийся лидер движения за гражданские права пастор Мартин Лютер Кинг – как сказано в решении Нобелевского комитета, за что, что он “показал, что борьба может быть ненасильственной”. Отрывок из Нобелевской лекции доктор Кинга.


Мартин Лютер Кинг: Мы не будем подчиняться несправедливым законам или покоряться несправедливым действиям. Мы будем делать это мирно, открыто, радостно, потому что наша цель состоит в том, чтобы убеждать. Мы исповедуем ненасилие, потому что хотим быть в мире друг с другом. Мы будем пытаться убеждать словами, но если слова окажутся бессильны, мы попытаемся убеждать действиями. Мы всегда будем готовы к переговорам и поискам справедливого компромисса, но мы готовы страдать, если это необходимо, и даже рисковать своей жизнью, чтобы свидетельствовать о правде, какой мы ее знаем.


Владимир Абаринов: В 1970 году Нобелевская премия мира была присуждена Норману Борлогу – отцу “Зеленой революции”, знаменитому селекционеру, человеку, накормившему мир. Выведенные им сорта пшеницы и риса произвели аграрный переворот в Третьем мире, спасли от голодной смерти десятки миллионов человек, превратили страны, чье население хронически недоедало, в экспортеров продовольствия. Фрагмент Нобелевской лекции лауреата.


Норман Борлог: Это верно, что последние три года борьба с голодом напоминает приливную волну. Но прилив имеет свойство сменяться отливом. Это может произойти, если мы ослабим наши усилия. Мы имеем дело с двумя могучими, противостоящими друг другу силами – силой аграрной науки и биологической силой размножения человека. Человек научился использовать свои возможности для увеличения производства продовольствия. Но он все еще не в полной мере использует потенциал средств ограничения рождаемости.


Владимир Абаринов: Норман Борлог скончался в прошлом месяце. Ему было 95 лет. Мы назвали далеко не всех американцев, удостоенных высокого отличия. Но вот немаловажный вопрос – как использовать денежное вознаграждение, полагающееся лауреату? Когда президент Обама сделал свое заявление на лужайке и направился к крыльцу Белого Дома, один из журналистов окликнул его.


Вопрос: Господин президент, как вы собираетесь потратить деньги?


Владимир Абаринов: Президент не ответил. Позднее стало известно, что деньги – один миллион 400 тысяч долларов – будут направлены на благотворительные цели.
XS
SM
MD
LG