Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Современные проблемы студенческой семьи


Владимир Тольц: Среди пестрого многообразия сегодняшних семей есть и студенческая семья. Как живется такой семье сегодня? Часто ли студенты решаются вступать в семейные отношения? У микрофона Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Семья – и вообще-то дело непростое, а уж молодая семья, в которой оба супруга еще учатся, - тем более. Надо сказать сразу, что сегодня студенческий брак – явление не слишком частое. Вот студентки-пятикурсницы Петербургского государственного морского технического университета, я пришла сюда специально, зная, что тут учится больше мальчиков, и у девочек, судя по всему, есть выбор. Но девушки совсем не спешат этот выбор сделать. На мой вопрос, замужем ли они, Татьяна и Инга хором отвечают:

Татьяна: Нет.

Татьяна Вольтская: А у вас на курсе есть какие-то женатые пары?

Татьяна: Только единицы.

Инга: Человек пять знаю максимум.

Татьяна Вольтская: А дети есть у кого-нибудь?

Инга: Дети – нет.

Татьяна Вольтская: А почему так мало?

Инга: Не знаю, мне 21 год, но я себя не ощущаю тем человеком, который мог бы создать семью. Мне хочется закончить университет, может быть заняться своим делом, а потом в дальнейшем может быть.

Татьяна Вольтская: У вас есть какие-то наметки, за кого вы выйдете замуж или это тоже в будущем?

Инга: В будущем.

Татьяна Вольтская: Здесь столько мальчиков, и вы не нашли?

Инга: Просто неинтересно здесь.

Татьяна: Отношения в институте не хочется завязывать. Мне кажется, за институтом, вне работы.

Татьяна Вольтская: И другие ваши подруги так же?

Инга: Большинство – да.

Татьяна Вольтская: И мальчики ждут?

Инга: Мальчики, по-моему, вообще жениться не хотят в ближайшее время.

Татьяна Вольтская: Действительно, молодые люди тоже не горят желанием, не окончив вуза, поскорей завести семью. Вот и Дмитрий, тоже пятикурсник, жениться не планирует.

Дмитрий: В ближайшее время пока нет.

Татьяна Вольтская: А есть кто-нибудь из ваших знакомых студентов, кто женился?

Дмитрий: Да.

Татьяна Вольтская: Много?

Дмитрий: Процент небольшой.

Татьяна Вольтская: А почему, как вы считаете?

Дмитрий: Жениться в таком возрасте не надо, а те, кто это делает – это ошибка. Надо сначала на ноги встать.

Татьяна Вольтская: А вообще вы планируете брак когда-нибудь?

Дмитрий: Разумеется. В ближайшие два-три года нет, а потом можно задуматься.

Татьяна Вольтская: Невесту нашли или нет?

Дмитрий: Может быть да, может быть нет. Ситуация может поменяться.

Татьяна Вольтская: Но такая картина в «Корабелке» была далеко не всегда. Говорит сотрудник университета Андрей Квасников, проработавший тут более 30 лет, в том числе и в деканате кораблестроительного факультета.

Андрей Квасников: Студенты очень изменились, они стали старше, они стали крупнее. Особенно повзрослели девочки. И наряду с тем, что они биологически выглядят очень взрослыми, они в социальном плане иногда говорят такие вещи, что просто поражаешься. А в смысле брака так: на момент моей работы в деканате кораблестроительного факультета у нас на момент окончания факультета где-то процентов сорок были женаты и из них половина имела детей.

Татьяна Вольтская: Это в какие годы?

Андрей Квасников: Конец 80-х, начало 90-х.

Татьяна Вольтская: То есть браки были распространены?

Андрей Квасников: Среди студентов – да.

Татьяна Вольтская: Они знакомились, женились, рожали детей, прямо не выходя, можно сказать, из института?

Андрей Квасников: Не выходя из общежития. У нас в общежитии весь холл был заставлен колясками, и проблема была, куда поставить коляску. Там сейчас коляски нет ни одной. У меня в свое время была девочка по фамилии Моисеева, я как сейчас запомнил, она на момент окончания факультета имела троих детей.

Татьяна Вольтская: И что за специалист из нее получился?

Андрей Квасников: Специалист получился очень хороший. Они всем семейством уехали в Петрозаводск на завод «Авангард», где сразу получили квартиру, живут и работают до сих пор.

Татьяна Вольтская: Как вы считаете, почему сейчас ни одной коляски и мало браков? Вообще женится кто-то?

Андрей Квасников: Сейчас дисциплину ввели, которая называется «Основы государства и права», там затрагиваются эти вопросы отношения к семье и главное к упорядочению и фиксации вот этих семейных связей. Потому что вы знаете, что сейчас огромное количество людей находятся между собой в близких отношениях и они никак эти отношения не оформляют. Более того, искренне не понимают, зачем это делать. Желание взять на себя ответственность за другого человека отсутствует. Общаться – да, вместе проводить время – да, а вот брать на себя ответственность.

Татьяна Вольтская: Все-таки сколько-то браков заключается студенческих?

Андрей Квасников: По тому, что я вижу – это единицы. Как раньше это носило массовый характер, сейчас это скорее исключения.

Татьяна Вольтская: Мне кажется, эта тенденция – с одной стороны, в общем, разумная, если исключить опасность привыкания к легким отношениям: сначала встать на ноги, а потом уже брать на себя ответственность за других людей. Может быть, она пришла к нам с запада, где молодые люди не привыкли полагаться на помощь бабушек при воспитании детей и вообще не так рассчитывают на помощь родителей, как у нас?

Андрей Квасников: Я еще по 91 году, помню, мы ездили с нашими студентами в Англию и посещали, в частности, университет, были в кампусе. Я тогда еще обратил внимание, то есть там мальчик с девочкой жили в одной комнате со всеми вытекающими оттуда последствиями, но у них никаких отношений семейных не было, и более того, они их не планировали. Тогда для нас это показалось странным. Я помню, ребята переглянулись. Сейчас, я думаю, меняется форма поведения.

Татьяна Вольтская: С другой стороны я проехала целый ряд американских университетов в свое время, мне сказали, что отношения будущие брачные завязываются в основном в университете. Может быть сейчас у нас так происходит, может быть брак откладывается до того момента, когда люди встанут на ноги?

Андрей Квасников: Откладывание вещь хорошая, я понимаю, встать на ноги и так далее. Но тут возникают другие проблемы. Меня в этом вопросе больше всего беспокоит вот что: почему мы упор в нашей профилактической работе делаем на девочек? Потому что девчонки совершенно не понимают, что их отношения к здоровью должно быть совершенно иным, чем у мальчиков, гораздо серьезное. Потому что они как будущие матери могут в этот веселый период получить то, от чего они не избавятся всю оставшуюся жизнь и что ляжет таким грузом на их плечи потом. Вот это мы пытаемся довести, причем говорим: девочки, вы поймите, что все те вредные воздействия, которые оказывались на ваш организм, они так или иначе сохраняются в памяти и могут воспроизвестись совершенно неожиданно для вас. Вы давно забыли, а это все вылезло.

Татьяна Вольтская: Но проблема, конечно, не только в этом. Ведь что сказали Татьяна и Инга – их однокурсники их вообще не привлекают.

Андрей Квасников: Когда я девчонок спрашиваю, когда они заканчивают институт: почему не замужем? Они говорят: а за кого нам выходить, вы нам покажите. Они имеют в виду то же самое, что где тот человек, который возьмет на себя какие-то обязательства.

Татьяна Вольтская: Только что сказали, что неинтересные мальчики здесь.

Андрей Квасников: Я не думаю, что неинтересные здесь, здесь, кстати, не худшие, потому что многие в силу специальности какое-то имеют представление о серьезных вещах.

Татьяна Вольтская: И все-таки, как их ни мало, студенческие семьи существуют. Часть из них живет в весьма стесненных обстоятельствах в общежитиях, с неустроенным бытом, общей ванной и кухней, без помощи бабушек, оставшихся в других городах. Но части молодых людей повезло – как, например, Дине, которая заканчивает биологический факультет Петербургского государственного университета. Ее муж учится там же, у них есть замечательный сын Рустик, родители молодой семье активно помогают. Дина, как случилось, что у вас так рано появилась семья – вы к этому сознательно стремились?

Дина: Ранние семьи практически спонтанно. Хотя я все время думала завести семью лет в 23-25. Но поскольку довольно рано мы начали общаться, долго встречались, поэтому логичным завершением наших отношений была семья.

Татьяна Вольтская: Сколько вам сейчас лет?

Дина: 22.

Татьяна Вольтская: А ребенку?

Дина: 3.

Татьяна Вольтская: Дина, как родители отнеслись к этому? Они остерегали, пугали вас, не хотели раннего брака или наоборот приветствовали?

Дина: Они спокойно отнеслись, скажем так. Не то, что кричали – давайте, давайте. В то же время вполне поддерживали нас. У мужа есть старшая сестра, которая поддерживала, до сих пор поддерживает, это очень помогает. У них тоже есть ребенок, вещами помогает какими-то, отдали свой компьютер, который им не нужен, мебель и так далее. То есть поддерживали материально, в то же время придавало какой-то уверенности.

Татьяна Вольтская: У нас в России принято до сих пор, что без бабушек никуда, бабушки очень активно помогают. У вас, очевидно, молодая мама, работающие родители. Помощь с их стороны какая-то есть?

Дина: Мне мама очень помогает. На самом деле она в том возрасте, когда появляются внуки. Я поздний ребенок, она меня родила самая последняя из всех своих подруг. У всех подруг давно есть внуки. Она, конечно, работает, но после работы помогает забрать из садика, если в отпуске – сидит с ребенком.

Татьяна Вольтская: То есть у вас нет проблемы гетто, скажем так?

Дина: Мама всегда может взять ребенка. У нас традиция такая. Первый год мы с ней вместе жили на даче, помогала, когда был совсем маленький. А потом брала на лето второй и третий год на дачу.

Татьяна Вольтская: А как вы с квартирой устроились, вы живете с родителями или отдельно?

Дина: Сначала мы жили с родителями, как это часто бывает.

Татьяна Вольтская: Это было тяжело или нет?

Дина: С моей мамой довольно тяжело ужиться. Человек с характером, у нее свои правила на все. В принципе я привыкла, а мужу надо было подстроиться немножко. Но он тоже человек со своими правилами, его не переубедить. Серьезных ссор не было, все на бытовой почве: неправильно повешенное полотенце, не туда брошенные носки и так далее. Они не очень любили взаимодействовать напрямую и весь контакт через меня шел: скажи ему, чтобы так не делал, скажи ей, чтобы она так делала. Мне было тяжело. Потом сложилось довольно трагично, что у мужа умер отец, его квартира по наследству нам досталась. Теперь мы живем одни второй год.

Татьяна Вольтская: То есть с одной стороны вам, конечно, легче, но с другой стороны меньше помощи от мамы.

Дина: Меньше помощи, но я рада. Пусть у нас будет больше бардака, но это свой бардак, который меньше мешает и никого не трогает.

Татьяна Вольтская: А учиться, совмещать полноценную семью? Вам же пришлось и сессии сдавать, приходится до сих пор, вы же еще студентка. Каково это все?

Дина: На самом деле сессии прошли без проблем. Муж закончил с красным дипломом бакалавриат, у меня тоже намечается красный диплом, если не случится ничего вдруг сейчас. Я надеюсь, что все будет хорошо. Единственное. Проблемы с сами дипломом, но они были бы, если бы не было ребенка, потому что проблемы с руководителем, не связаны с ребенком. Поэтому не могу сказать, что ребенок сильно мешает. Он ходит в садик, конечно, вечер целиком ему посвящен. Для этого есть еще день, когда можно много чего успеть.

Татьяна Вольтская: Планируете ли вы еще детей?

Дина: Если да, то очень нескоро, сейчас не думаем об этом.

Татьяна Вольтская: То есть сейчас карьера, работа?

Дина: Карьера, работа, устроиться надо, сделать кандидатскую, найти какое-то место стабильное. А потом, когда надоест работать, можно заводить еще. Потому что сейчас ребенок не в тягость, в молодости все легче воспринимается. Он с нами, он учится и мы учимся параллельно. Второй ребенок будет совсем другой, более обдуманный что ли. Наверное, когда-то будут дети.

Татьяна Вольтская: Это бытовые, семейные вещи. Но у вас же есть студенческая пора, когда общаетесь много, когда пьянки-гулянки, когда вечера, когда гости. Как соединять это все с семейными обязанностями?

Дина: В нашем случае это очень несложно, потому что мой муж не любит пьянки-гулянки сам по себе. Если бы не был человек семейный, он бы все равно на них не ходил. У него есть своя компания небольшая лабораторная, они в экспедициях общаются, им этого хватает. А я люблю пьянки-гулянки, сборища, он меня спокойно отпускает, потому что он не хочет, а я хочу, я иду. Где-то раз в месяц у меня получается выбраться куда-то, кого-то в гости позвать или сходить куда-то с подругами. Не могу сказать, что мне хватает, можно было бы и больше, но вполне нормально.

Татьяна Вольтская: Несчастной вы себя не чувствуете?

Дина: Абсолютно. Я смотрю на своих друзей, все такие занятые, у кого нет семьи, кто работает, кто торчит в лаборатории с утра до вечера. Я не чувствую себя человеком намного более занятым, чем мои подруги, у которых нет детей.

Татьяна Вольтская: Наверное, время такое, что все много работают?

Дина: Я бы сама много работала, если бы не было ребенка. Чтобы себя организовать, нужно себя чем-то занимать.

Татьяна Вольтская: Много семейных пар у вас в институте образовалось?

Дина: Довольно много. По крайней мере, в нашей группе девочки, с которыми мы начинали учиться, почти все замужем сейчас. Насчет детей, одна девушка родила ребенка тогда же, когда и я. И у них тоже студенческая семья, как у нас. У них проблем гораздо больше, потому что она иногородняя и живут они чуть ли не в одной комнате со свекровью. Но тем не менее, ходят довольные и счастливые. То есть у нас такой курс, где много семей. То есть у меня два курса – тот, с которым я начинала, тот, с которым я заканчиваю. Тот, с которым я заканчиваю, семей мало. Немного меня пугало, как мои друзья к этому отнесутся, но все сложилось довольно удачно. Потому что мы с теми же мальчиками ездим за город, ребенка берем с собой. Все складывается нормально, они с ним играют, мы играем вместе, общаемся. И даже наш курс к моменту рождения ребенка, собрал тысячу рублей.

Татьяна Вольтская: А денег хватает вам? Вы же живете не на одну стипендию?

Дина: Родители немного помогают. Мне мама дает иногда деньги на еду, сама что-то купит на рынке, потому что мне некогда. У мужа мама тоже работает в научном учреждении, денег мало. Я немножко подрабатываю репетиторством, муж с компьютерами. Более-менее справляемся.
XS
SM
MD
LG