Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему коммунисты возвращаются? В программе "Время гостей " - член ЦК КПРФ Витор Илюхин


Виктор Илюхин

Виктор Илюхин

Михаил Соколов: В Московской студии Радио Свобода - член фракции Коммунистической партии в Государственной Думе, заместитель председателя Комитета Госдумы России по конституционному законодательству и государственному строительству Виктор Илюхин.

И мы начнем, конечно, с событий сегодняшнего дня, с решений фракции Компартии – коммунисты возвращаются на заседание Думы в среду.

Виктор Иванович, так с чем вы возвращаетесь в зал заседаний – с победой, на щите, под щитом?

Виктор Илюхин: Я хотел бы сказать, что не с победой, не на щите, но и не под щитом. Почему мы решили сегодня на фракции вернуться на пленарное заседание, которое состоится в среду. Только лишь по одной причине – в среду будем обсуждать законопроект о бюджете Российской Федерации на 2010 год. И вместе с этим, одновременно будем обсуждать и параметры бюджета на 2011-2012 годы. То есть события важные для Российской Федерации, для всего народа, для государства. И упустить, уйти от обсуждения этого важного вопроса нельзя. Это первый момент.

Второй момент. Мы сегодня говорим о том, что определенные подвижки в наших предложениях или в наших просьбах, которые мы поставили и перед президентом, и которые мы заявили уже на пленарном заседании перед уходом с пленарного заседания на прошлой неделе, они находят какое-то понимание, в первую очередь, у президента. Президент согласился о встрече с оппозиционными партиями, которая состоится в субботу на текущей неделе.

Михаил Соколов: Точно состоится?

Виктор Илюхин: Она состоится. И я бы сказал, что у президента есть определенная озабоченность тем, что произошло в России, произошло на тех выборах, которые состоялись совсем недавно, 11 октября. Президент готов обсуждать наши вопросы. Но президент обратился к нам с определенной просьбой: «Все-таки вы примите участие в обсуждении бюджета на 2010 год».

Михаил Соколов: То есть ему интересна позиция фракции КПРФ?

Виктор Илюхин: Наверное, интересна. Конечно, у президента проще было бы спросить, если бы он был досягаем. Но, видимо, он считает, что фракция КПРФ достаточно жестко относится к этому законопроекту, к бюджету на 2010 год. И президент полагает, что откровенно по бюджету никто, кроме нас, в Государственной Думе высказаться не может.

Михаил Соколов: А почему не может? Есть же «Справедливая Россия». Они даже про альтернативный бюджет говорили сегодня.

Виктор Илюхин: «Справедливая Россия» так же, как и ЛДПР (пусть они не обижаются), - это продолжение «Единой России». И вы заметили, как они вели себя в парламентском кризисе.

Михаил Соколов: Жириновский начал.

Виктор Илюхин: Все три фракции вышли, покинули пленарное заседание. После того как мы покинули пленарное заседание, договорились о проведении совместной пресс-конференции лидеров этих партий – Зюганова, Жириновского и представителя фракции «Справедливая Россия», потому что Миронов был в командировке. Ну и что получилось? Жириновский вместе с Зюгановым вышли, ответили на все вопросы, которые интересовали журналистов. А «Справедливая Россия» уже пошла на попятную – не приняла участия в этой пресс-конференции. А дальше последовало еще больше. Как заявили некоторые руководители «Единой России»: «Справедливую Россию» мы на каблуки, мягко говоря, поставим». После нескольких переговоров, нескольких звонков Жириновскому, нескольких звонков лидерам фракции «Справедливая Россия» все они явились на следующее пленарное заседание.

Вот вам и ответ на те вопросы, которые достаточно часто звучат в эфире при таких встречах, при откровенных разговорах: «А почему вы не объединитесь?». И возникает вопрос: а как объединяться? И с кем объединяться, когда еще только начали согласовывать определенные действия – и тут же разногласия, и тут же нежелание участвовать в едином блоке по противодействию беззаконию на выборах, которое мы наблюдали 11 октября.

Но это ведь не только 11 октября. Я вот участник всех выборов.

Михаил Соколов: Я помню, вы даже на пост губернатора Пензенской области баллотировались. Видел я там кампанию яркую. В деревне где-то мы с вами встретились.

Виктор Илюхин: Я могу сказать, представители избранного губернатора только сегодня стали признаваться мне по ряду причин, как фальсифицировались эти выборы. Я имею в виду выборы губернаторов, которые состоялись в 2002 году. Вот сегодня и руководители штаба, члены штаба действующего губернатора прямо заявили: «Виктор Иванович, ты же выиграл выборы, опередил действующего губернатора почти на 10%». Спрашиваю: «А что вы сделали для того, чтобы сфальсифицировать?». «Виктор Иванович, не так долго и лукавили, а просто переписали некоторые протоколы по некоторым сельским районам, где явка оказалась чуть ли не 99%, и все это было подано за действующего ныне губернатора». Ну, Бог с ними. Это мы все наблюдали и выводы пытаемся сделать. Но чаша терпения, как говорится, переполнилась.

Почему мы вышли-то с пленарного заседания? Мы хотели привлечь внимание президента как гаранта Конституции, в первую очередь. Но самый главный момент – мы обратились к народу, что так жить дальше невозможно. Ведь вас, людей, наших граждан Российской Федерации, лишили права на свободное волеизъявление по поводу внутренней, внешней политики. Ведь в 3-ей статье Конституции записано: власть принадлежит многонациональному российскому народу. А вот этот народ, по сути дела, и не хотят слушать. Народ говорит одно, а выборы показывают совершенно другое, точнее, фальсифицируют совершенно иначе, чем хочет народ.

Михаил Соколов: Но это системная вещь, и не сегодня началось.

Виктор Илюхин: Да, правильно. Но терпение, я подчеркиваю, уже лопнуло, дошло уже до верхней точки кипения. Вы посмотрите на буржуазные страны, как мы говорим...

Михаил Соколов: Это вы говорите, левые силы.

Виктор Илюхин: Да, мы говорим, левые силы. Посмотрите, в Греции победили совершенно другие представители на выборах в парламент. А почему мы не можем устроить честные выборы? Ведь то, что сегодня делает «Единая Россия», она просто разлагает власть. Я всегда отмечал одну великую особенность. Вот президент заявляет, мы заявляем о необходимости борьбы с коррупцией, с беззаконием. А что на самом-то деле творится? Я подчеркиваю, это разложение власти. Когда политбюро «Единой России» спускает вниз разнарядку губернаторам о том, что на выборах «Единая Россия» должна в каждом регионе набрать 80%, ну, 70%...

Михаил Соколов: Вроде 80 в этот раз не получилось. Вот в Москве 66.

Виктор Илюхин: Не получилось, но разнарядка-то бывает именно 80. Ну, ладно, 70%. Но в условиях тяжелейшего кризиса, в условиях, как говорится, отвращения от власти набрать 70-80% законным способом - и губернаторы это понимают - невозможно. И что делает губернатор? Он созывает руководителей районов, городов и им тоже делает установку. Потому что ему сделали установку и сказали: «Если не обеспечишь выборы, мы тебя выгоним, губернатор». Теперь он своим подчиненным заявляет: «Если вы не обеспечите, меня выгонят, но я успею вас разогнать». Вот эти руководители районов, городов приезжают к себе и начинают накачивать, начинают давать установки: как добиться желаемого результата. Ведь фактически «Единая Россия» толкает на нарушение избирательного законодательства, на совершение преступлений. Обеспечили 70-80%. А теперь внизу глава района говорит: «Если вы меня здесь толкнули на совершение преступления, то почему я не могу преступление совершить в своих корыстных интересах? Почему я не могу плюнуть, как говорится, на этот закон и пойти на такую вольность?». И идут на эту вольность. Это страшное разложение государственной власти. Вот откуда коррупция начинается, вот откуда беззаконие.

Михаил Соколов: Это доказывает, что она гниет с головы.

Виктор Илюхин: Это всегда так, гниет-то с головы. Но голова-то должна думать, если она провозглашает такие лозунги – борьба с коррупцией, с преступностью и так далее.

И теперь еще один момент. Вы посмотрите, нарушения и беззакония творятся в избирательных комиссиях, на участках районных и так далее. Кто присутствует в участковых комиссиях? Учителя. А учителя, как говорятся, должны быть святые люди. Врачи. И их заставляют подписывать незаконные документы, и их заставляют фальсифицировать.

Михаил Соколов: И самое забавное, что им ведь отвечать перед законом, если вдруг что, вот этим людям внизу.

Виктор Илюхин: Совершенно верно. Вы правильно говорите. Те, кто вверху, те, кто дает непосредственно указания, они всегда остаются в стороне. Но я хотел бы отметить, вот оно, разложение, вот какую безнравственность преподносят учителям, врачам: «Злоупотребляйте. Вы будете безнаказанны», - и они злоупотребляют. А потом мы спрашиваем: «А почему поборы в тех же школах, в тех медицинских учреждениях и так далее?». Я всегда заявлял и говорю: вы посмотрите, во что превращается сегодня «Единая Россия», если она толкает власть на преступления, насколько она уже небезопасна. Я думаю, что опасна, и опасна в силу многих причин. В том, что, по сути дела, ее присутствие во власти, подавляющее присутствие в Федеральном Собрании ничего существенного, положительного для России ни в плане экономики, ни в плане развития социальной сферы не дало. А здесь еще и нравственное разложение, правовое разложение.

Михаил Соколов: Вот Татьяна нам пишет: «Товарищ Илюхин, хватит возмущаться грязными выборами. Все 70 лет коммунисты этим занимались».

Виктор Илюхин: Я могу ответить. Коммунистам не надо было заниматься все 70 лет. Потому что была единая партия и не было альтернативных кандидатов. Тогда честности было больше. Во всяком случае, не врали и не лицемерили.

Михаил Соколов: Только расстреливали альтернативных представителей.

Виктор Илюхин: И относительно расстрела я тоже могу сказать. Сегодня гражданская война идет, и расстрелов мы еще больше видим, и уничтожение населения еще больше. За последние 10-12 лет количество школьников у нас сократилось на 5 миллионов. И никто не задумывается, что это демографическая трагедия. Очень удобно прикрываться: «Тогда расстреливали. Давайте то обсуждать». А я говорю: давайте сегодняшнее обсуждать. Ведь мы находимся на грани большой трагедии. Саяно-Шушенская ГЭС громыхнула. За 20 лет так называемой «перестройки» чего мы создали, чего мы построили? Ничего! А если еще одна станция выйдет...

Михаил Соколов: Зато у каждого по мобильному телефону, Виктор Иванович.

Виктор Илюхин: Ну да. Но мобильным телефоном население-то не накормишь. И каждый сегодня идет и думает: «А как обучать своих детей?». Не хватает денег. Вот сегодня мы сократили количество мест бюджетных фактически, хотя заявляли о том, что будем продолжать учить. А на самом-то деле – сокращение. В какую аудиторию сегодня ни придешь, а я читаю лекции и на периферии, и здесь, студенты мне задают один вопрос: «Виктор Иванович, как мы дальше-то будем жить? Вот мне два года осталось доучиться, но мне уже в кредитах отказали банки и та организация, которая за меня оплачивала, денег не платим, я кое-как еще набрал. А самое главное, что будет со мной, когда я окончу вуз, куда я пойду работать, где я найду жилье?». Вот об этом надо подумать.

Михаил, я еще раз говорю, очень удобно сейчас обсуждать то, что было в прошлом, но никто не хочет...

Михаил Соколов: Кто владеет историей, тот владеет будущим.

Виктор Илюхин: Я с этим соглашаюсь. Тот, кто плюет в нашу историю, кто отказывается от этой истории... А российская история, она ведь и героическая, она и трагическая. Надо отобрать все ценное и с этим ценным идти вперед. А мы хотим 70 лет перечеркнуть и на пустом месте построить новое здание. Ничего не получится.

Михаил Соколов: Я просто хочу сказать, что ведь люди, которые состоят в «Единой России» и занимаются тем, что вы считаете преступлением, как юрист, и наверное, мы тоже все это осуждаем – вот эти фальсификации и разнообразные мерзости, многие из них ведь состояли в Коммунистической партии, выполняли задания. Они же не с Луны взялись.

Виктор Илюхин: Вы абсолютно правы, они не с Луны взялись. И сегодня многие говорят, в том числе и «единороссы»: «Ах, вы, коммунисты, у вас много было «перевертышей». Я говорю: «Да, к сожалению, много было «перевертышей», не усмотрели». Тяжело было усматривать и их контролировать, когда предательство шло от руководства, сверху шло. Но я задаю всегда вопрос: «Если эти «перевертыши», плохие люди... Действительно, наверное, плохие, и скорее всего, плохие. У меня один вопрос: а почему все эти «перевертыши» оказались в «Единой России»?». Вот пусть «Единая Россия» на этот вопрос ответит. И почему за этих «перевертышей»... пытаются убедить народ, что именно за них надо голосовать? Это парадокс нашей истории: пытаемся осудить «перевертышей» в КПРФ, сегодня они все, по сути дела, в «Единой России», и призываем народ голосовать за этих же опять «перевертышей». И я могу вам сказать, сегодня в Государственной Думе процентов 60 в «Единой России» - это действительно коммунисты. А еще процентов 40-50 из них работали на руководящих постах в райкомах, горкомах и даже в ЦК. Вот в чем трагедия. Я сегодня говорю: дураки и дороги – да, это плохо. Но сегодня самая великая трагедия для России – это «перевертыши», в отношении которых не знаешь, когда они тебя предадут, когда они в спину нож воткнут. Но я еще раз отмечаю, парадокс, и я бы сказал, страшный парадокс: почему за этих «перевертышей» снова заставляют нас голосовать? И почему эти «перевертыши» снова стали во власти? Если натворили что-то, нагадили, сегодня ушли на обочину вот эти виновные того, что они натворили, нагадили, и опять критикуют коммунистов.

Михаил Соколов: Виктор Иванович, но получается так, если исходить опять же из ваших позиций, ельцинское время, где была открытая политическая конкуренция, со всеми его недостатками, оно было честнее и приличнее, чем то, что происходит сейчас. Ваша партия выигрывала же выборы в 1995 году, парламентские выборы выиграла КПРФ.

Виктор Илюхин: Я согласен с вами. В начале 90-ых годов, может быть, еще больше было того запаса советского и честности, и порядочности, хотя и говорят «вы обманывали». Да сравнивать тот обман с тем, что сегодня происходит, просто невозможно. Самые честные выборы, а я провел... я подчеркиваю, я 16 лет уже в Государственной Думе, депутат всех созывов, я участвовал и в прежних кампаниях, самые честные выборы были в 1989 году, когда избирался Верховный Совет Советского Союза.

Михаил Соколов: Сначала - съезд.

Виктор Илюхин: Сначала – депутаты, а потом уже съезд. Это самые честные выборы, когда давали возможность не фальсифицировать...

Михаил Соколов: Да и 1990 года неплохие выборы были РСФСРовские.

Виктор Илюхин: Да. И мы еще прокатились по инерции до 1996 года. А потом уже и ельцинская команда стала понимать, что вместо того, чтобы действительно дальше развивать демократию... они поняли, что они теряют позиции, команда Ельцина стала понимать, что они теряют позиции. Экономических успехов нет, успехов в экономике, в обороноспособности, в обеспечении безопасности гражданина нет, напор со стороны оппозиционных партий большой – и вот тогда пошли массовые фальсификации после 1996 года. И они сегодня развиты до такой степени, что просто диву даешься.

Михаил Соколов: 82% на выборы в Москве, например, не ходили, по реальным данным, которые говорят политологи. Да и из штаба «Единой России» уже просачивается, что реальная явка была 18%. Так что голосуют ногами.

Но если вернуться к идее КПРФ. У вас есть некий пакет предложений, вы с ним пойдете к президенту. В чем все-таки суть, что вы хотите изменить на выборах с учетом ситуации 11-го числа?

Виктор Илюхин: Мы сформулировали 9 предложений узловых для того, чтобы их обсуждать у президента, и не только у президента, но и далее. Мы сегодня считаем, что необходимо создать специальную комиссию по расследованию нарушений законодательства, допущенных на этих выборах 11 октября, и в трех областях в Законодательные собрания, и повсеместно, там, где состоялись выборы в муниципальные собрания, и именно при президенте, и с равным представительством...

Михаил Соколов: То есть это не думская комиссия, а президентская?

Виктор Илюхин: Создание думской комиссии – как правило, это обречено на провал, точнее, о завершении которой уже известно в начале создания этой комиссии. В комиссии, которые создавались в Государственной Думе, 80% входили «единороссы». И то, что они хотели, они писали, то и принимали в отчетах по результатам работы комиссий. Поэтому мы и считаем, что от этой затеи надо отказаться, надо перенести все на уровень президента. Мы считаем, что президент – гарант Конституции, и это записано в нашем основном законе, и вот здесь надо поработать.

Но главное, о чем я сегодня говорил на фракции, мы должны серьезно посмотреть на наше избирательное законодательство. Вы знаете, какая великая трагедия. Уже на протяжении 10 лет большинство в Государственной Думе в лице партии «Единая Россия» к каждым выборам вносит что-то новенькое, вносит свой пакет предложений. По сути дела, партия «Единая Россия», главенствуя, подавляя все остальное в Государственной Думе, приспосабливает избирательное законодательство к сохранению своего господствующего положения. Не то что выборы или законодательство, оно устоявшееся, один раз принято, это единые правила для всех, и мы должны играть. Каждый раз перед выборами – поправки, чуть ли не внесение новых законодательных актов. Это недопустимо. Во-первых, наш российский законодатель не успевает отслеживать эти законы, он не может привыкнуть к практике. И возникает определенное недоверие только от этого к власти. Вот в связи с этим мы и считаем, что... и у нас сегодня есть хороший повод говорить с президентом: давайте сделаем так, чтобы в следующем году отработать избирательное законодательство один раз хотя бы на 10 лет, и по этим общим правилам будем избираться. Тогда и посмотрим, сколько «Единая Россия» наберет. Вот сегодня говорят социологи и так далее, что «Единая Россия»...

Михаил Соколов: И так бы взяла 40-50%.

Виктор Илюхин: «Единая Россия» взяла бы побольше. Так вот, я вам могу сказать, по Москве она бы не взяла более 40%, а коммунисты в Москве на этих выборах, по данным тех же социологов, набрали бы примерно 29-31%.

Михаил Соколов: Ну, там бы и «Яблоко» проходило, и «эсеры» проходили бы, и ЛДПР.

Виктор Илюхин: Это уже существенные изменения в раскладе сил и в городской Думе, да и в муниципальных собраниях.

Вот что нам не нравится и о чем мы будем говорить с президентом в нашем избирательном законодательстве. Первое: где и как происходят фальсификации. Во-первых, это досрочное голосование, а особенно в Москве. Когда открываются ящики с досрочным голосованием, могу сказать, 90% за «Единую Россию». Это переносные урны – тоже 90% за «Единую Россию». И самое главное, мы хотим сделать так, чтобы лидеры исполнительной власти не возглавляли избирательные списки. Вот я уже три позиции, если касаться избирательного законодательства, назвал. Они достаточно серьезные.

Мы сегодня говорим о том, что Медведев сделал определенный шаг по поводу того, чтобы оппозиция имела доступ на радио и на телевидение. Тот законопроект, который мы приняли, к сожалению, оказался, может быть, несколько хуже той ситуации, которая ранее была. Мы хотим, чтобы и здесь был равный действительно доступ.

Михаил Соколов: А Центризбирком говорит: «Как же, все равно, замечательно».

Виктор Илюхин: Мы уже, мягко говоря (не хочу иностранщину употреблять), смониторили и получили, что совершенно наоборот. Если взять не новостные программы, а публицистические, даже информационные, то получается так, что «Единая Россия» и более никто. Мы хотим и здесь внести определенные поправки и эти поправки предложить президенту. Вот одним из главных камней преткновения или поводом для фальсификаций выборов является новый порядок избрания губернаторов, руководителей исполнительной власти Российской Федерации.

Михаил Соколов: Ну да, то, что их предлагают как бы победившие партии.

Виктор Илюхин: Победившие партии, я подчеркиваю. И это плохо. Если поверхностно рассматривать: вот какая демократия. А на самом деле, что это за демократия, когда «Единая Россия» прямо заявляет губернатору: «Не победишь, мы тебя не предложим». Над каждым губернатором висит дамоклов меч. Вот этот дамоклов меч надо снять. Я подчеркиваю, неслучайно сказал о том, что губернатор, представители исполнительной власти вообще не должны возглавлять избирательные списки.

Михаил Соколов: Так вы требуйте восстановления выборов губернаторов уж сразу – тогда будет проще.

Виктор Илюхин: И здесь мы говорим, что надо снова возвращаться к старому порядку выборов губернаторов. Мы считаем, что самый демократический способ формирования исполнительной власти – это выборы непосредственно народом, тайные выборы. Вот тогда губернаторы будут говорить, кому они служат – или народу, или, как они сегодня болтают в дело и не в дело: «Мы служим президенту». Да не президенту надо служить. Президенты приходят, к сожалению, так же, как и все остальные смертные, и уходят. Отечество, страна остается.

Михаил Соколов: Виктор Иванович, а почему (я вижу сообщение с ленты) вы требуете отстранить от должности главу администрации Республики Марий Эл Леонида Маркелова за нарушения. А Юрия Михайловича Лужкова вы оставили в покое, раз он пропустил КПРФ в Мосгордуму?

Виктор Илюхин: Нет. Я хочу сказать, почему мы сегодня делаем упор на Маркелове. Отмечу одну важную особенность. Маркелов даже не захотел с депутатами Государственной Думы, которые приезжали в Марий Эл в этот избирательный период, разговаривать.

Михаил Соколов: Там был ОМОН, столкновения с милицией демонстрантов.

Виктор Илюхин: Отказался встречаться с председателем комитета Купцовым. Комитета Государственной Думы, который решает проблемы национальностей, отношений, религиозные вопросы решает и так далее. И он отказался встречаться с Зюгановым, с лидером фракции. Как это так?! Это какое неуважение. Мы от Лужкова в этом смысле ничего не слышали. И тогда, когда Геннадий Андреевич Лужкову звонит, обычно какая-то ответная реакция есть. Не хочу сказать, положительная или отрицательная. Во всяком случае, от трубки-то не бегают, от контактов не бегают. Это один момент.

Второй момент. Такого хамского использования, как говорится, силовой структуры МВД, как в Марий Эл, мы давно не видели. Дубинками били, в том числе и депутатов. Что это такое?! Министр внутренних дел дает одно указание – обеспечить беспрепятственное участие депутатов во всех избирательных кампаниях. Вместо этого ОМОН, вместо этого машины с депутатами, которые ехали в столицу Марий Эл, встречают на дорогах, держат часами и прочее. Да что это за самостийность появилась в Марий Эл?! Он у нас сегодня какой-то князек, феодализмом уже запахло.

И относительно Юрия Михайловича Лужкова. Конечно, мы не в восторге от тех выборов, которые состоялись.

Михаил Соколов: Да уж, плюс 12% «Единой России» - такого, извините, в башке даже не было.

Виктор Илюхин: Я согласен с вами. Но мы никогда, мягко говоря, Лужкова по головке за это не гладили.

Михаил Соколов: Тем не менее, господин Губенко, говорят, примет пост вице-спикера Мосгордумы.

Виктор Илюхин: Ну, это будем еще думать.

Михаил Соколов: Это шаг лояльности.

Виктор Илюхин: Это еще будем обсуждать. Конечно, если две партии в городской Думе присутствуют, и даже меньшему количеству депутатов надо дать какой-то пост серьезный, чтобы влияние этого меньшинства было определенное. Ведь большинство не всегда говорит правду. Большинство – это не есть еще истина. Истина, может быть, как раз будет у меньшинства. И чтобы это меньшинство могло выставлять свои предложения, предъявлять свои требования, пост вице-спикера городской Думы был бы вполне приемлем, коль уж мы пришли работать в законодательные органы.

Михаил Соколов: Вот странно, люди вам скажут: вы считаете, что выборы фальсифицированные, результаты их искажены, тем не менее, вы готовы работать в тех органах, которые сформированы таким способом, да еще и должности принимать, с «мигалками» ездить.

Виктор Илюхин: С «мигалками» вице-спикер не ездит.

Михаил Соколов: С милицией, значит, будет ездить, в сопровождении.

Виктор Илюхин: И с милицией не ездит. Я автор закона о Федеральной службе охраны в Российской Федерации, и у нас «мигалки» и защита на федеральном уровне только лишь предусмотрена в отношении девяти человек.

Михаил Соколов: Но вы прекрасно знаете, сколько людей на самом деле пользуются этой охраной ФСО по указаниям президента.

Виктор Илюхин: Есть исключение, что президент может обеспечить. Но я не думаю, что нам в первую очередь это сделают, и вообще сделают.

Михаил Соколов: А московским милиционерам раздают специальные списки лиц, которых нельзя останавливать, даже без «мигалки».

Виктор Илюхин: Я о такой практике не знаю. Меня останавливают, когда я сам сижу за рулем.

Михаил Соколов: А вы – оппозиционер.

Виктор Илюхин: Я представляю удостоверение, представляю свои документы, право на вождение автомобилем и прочее. Иногда говорят: «Виктор Иванович, вот здесь вы нарушили. Вы уж постарайтесь в следующий раз».

А относительно того, уйдем мы из выборных органов или не уйдем, однозначно наш ответ – не уйдем. Потому что мы будем использовать депутатскую трибуну именно для того, чтобы защищать партию, защищать, в первую очередь, права народа.

Михаил Соколов: «Как завещал великий Ленин».

Виктор Илюхин: Я подчеркиваю, Явлинский потерял место в Государственной Думе – и партия, как говорится, засохла.

Михаил Соколов: Не по своей вине в значительной степени, согласитесь.

Виктор Илюхин: Это другой вопрос. Мы не хотим повторять этот путь. Нам нужно не для решения корыстных вопросов это место в городской Думе, в Законодательных собраниях, а для того, чтобы мы свою позицию отстаивали.

Михаил Соколов: Ну, это правильно, вы – политическая партия, это правда.

Виктор Илюхин: Мы обнародовали хотя бы свою позицию и давали народу альтернативу. Даже тогда, когда мы принимаем бюджет.

Михаил Соколов: Давайте подключим слушателей. Валерий из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Виктор Иванович, вы особо не волнуйтесь, все будет нормально. Я занимаюсь социологией, и в 2012 году все закончится у этих демократов – у Лужковых, у Путиных, у птенцов ельцинского гнезда.

Михаил Соколов: Вот нашли демократов-то!.. Интересно! Демократы – это те, кто честные выборы проводит, Валерий.

Сергей из Туголесского Бора, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер, товарищ Илюхин. Есть две разных вещи. Одно дело – возмущенные разговоры в студии «Свободы», а другое дело – поспешное прекращение бойкота и возвращение в Думу. Скажите, пожалуйста, проводит ли КПРФ исследование отношения членов партии и не членов партии к ее действиям? Будет ли проводить в этот раз по отношению к прекращению бойкота такие исследования? И как вы лично считаете, как это действие отразится на мнении избирателей?

И одно уточнение по ходу дела. Я, к сожалению, хоть и учил русский язык по Розенталю, но у меня только «тройка» была. Когда вы говорите «бюджет двух тысяч десятого года», вы имеете в виду «бюджет две тысячи десятого года»?

Михаил Соколов: Сергей, вы нас филологии не учите. Какие есть у нас депутаты, такие к нам и приходят, за что им спасибо.

Давайте по сути говорить.

Виктор Илюхин: Надо по сути говорить. А если я доступно выразился, а это доступно – бюджет двух тысяч десятого года – это понятно всем. Только не понимаю, почему вам это неясно.

И относительно рейтинга и социологических исследований. Мы их проводили. Я могу отметить, что участвовал в одной из передач тоже в прямом эфире, и был сделан опрос: сколько человек поддержали акцию коммунистов по поводу ухода из Государственной Думы? Ответили сотни людей. Я поразился, насколько быстро и откровенно народ беседовал с нами. 82% сказали: правильно сделали коммунисты, что ушли с пленарного заседания Государственной Думы. Далее был поставлен другой вопрос: следует ли президенту встречаться с оппозицией? 99% заявили: следует, и в кратчайшее время. Вот вам мнение народа. Это весьма важно. К тому же, я отмечу, в конце прошлой недели мы, депутаты, побывали во многих округах, встречались и своим активом. И решение, которое мы приняли, оно абсолютно совпадает с мнением наших людей на земле, простых граждан: бюджет – это важный документ.

Мы встретимся с президентом, посмотрим, как дальше будет развиваться ситуация. Мы на поклон-то не очень хотим идти, но ситуация заставляет нас. Но не забывайте еще об одном моменте: 22 октября мы по всей России проводим акции протеста против таких грязных технологий.

Михаил Соколов: А в Москве, на «Маяковской» уже разрешили встречаться с избирателями?

Виктор Илюхин: Да, предварительно разрешение есть. 22 октября по всей России. Для нас обращение к народу – это гораздо важнее. Мы бы хотели, если народ действительно хочет прямых, честных, открытых выборов, и если народ действительно хочет, чтобы он сам выбирал представителей власти, то надо выразить это не только такими звонками к нам, хотя за эти звонки великое спасибо, но и активными действиями. Вот так одной партии что-то сделать без всякой поддержки просто невозможно. Но мы сегодня понимаем, что ситуация весьма резко изменилась, и изменилась в нашу пользу.

Михаил Соколов: Кстати, Жириновский сообщил только что, что придет на вашу акцию 22-го числа, активисты ЛДПР придут вас поддерживать. Так что ждите в гости.

Виктор Илюхин: Ну, если придут, мы отказываться от этого не будем и предоставим возможность Жириновскому и всем остальным выступить на этом митинге.

Михаил Соколов: «Жириновский на заседании Госдумы на весь мир заявил, что «Единая Россия» - мошенники», - пишут нам.

«Опять засилье одной партии. Население уже мутит от выборов», - пишут.

«Знаете, чем отличается демократия от «суверенной демократии»? Если в демократических странах правит народ, то в стране «суверенной демократии» президенту дано право вершить демократию единолично», - пишет Николай Павлович.

Виктор Илюхин: Я скажу откровенно, хотя я и профессиональный юрист, доктор юридических наук, но я никак не могу расшифровать термин «суверенная демократия», который нам из Кремля навязали. Что они понимают под этим?

Михаил Соколов: Наверное, не оглядываться на критику, суверенное право.

Виктор Илюхин: Ну да. А как это все совместить? Суверенная, а в чем она ущемлена, если она демократия?

Михаил Соколов: А может быть, она независимая? Это демократия, но не зависимая от мнения народа.

Виктор Илюхин: Тогда уберите слово «демократия».

Михаил Соколов: Знаете, что Сурков сегодня сказал? Комментируя заявление о том, что в России нет демократии, первый заместитель главы Администрации президента Владислав Сурков подчеркнул: «Крики, что демократии недостаточно, - это прямой признак, что она есть». Парадоксально.

Виктор Илюхин: По поводу таких высказываний очень сложно что-то предложить.

Михаил Соколов: Ну, он еще стихи пишет все-таки в свободное время, тут что-то поэтическое.

«Виктору Ивановичу. Неужели Дмитрий Медведев не видит, что Россия катится в пропасть?». «Правящая партия «Единая Россия», - пишут. «Боевым отрядом партии» «Единую Россию» называют.

И что-то вам критически говорят. «Жалобы «зюгановцев» напоминают времена Николая II, когда делегация тогдашней Думы посетила английский парламент, Милюков сказал: «Мы не оппозиция Его Величеству, мы оппозиция Его Величества». Намекают на то, что вы все-таки встроены в систему, лояльные очень.

Виктор Илюхин: Я бы хотел один момент здесь отметить. Почему мы все-таки обращаемся к президенту? Вот почему лично для меня это важно? Сегодня президент заявил о том, что он хочет строить новую Россию.

Михаил Соколов: И с коррупцией бороться. И статью написал. Констатация фактов очень тяжелых, правда?

Виктор Илюхин: Да. Статья будет положена в очередное президентское послание к Федеральному Собранию Российской Федерации. Но возникает вопрос. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, с кем вы собираетесь строить Россию и с чем вы собираетесь строить Россию? У вас многие губернаторы по 30 лет управляют регионами, им не до строительства новой России. Они обросли мхом.

Михаил Соколов: А вот сейчас Сергея Дарькина, например, переназначат, который, по-моему, уже на третий срок претендует в Приморье. А дела там не очень хорошие, я бы сказал.

Виктор Илюхин: Вы очень мягко выразились.

Михаил Соколов: Так там то одного, то другого его заместителя берут по коррупционным делам и осуждают. Два последних мэра Владивостока тоже сели. А губернатор вроде как и не при чем, что в его хозяйстве происходят такие дела.

Виктор Илюхин: Я хотел бы высказать свою точку зрения. Если действительно президент представит Дарькина на новый срок в должность губернатора края, то я могу сказать, вот на этом оселке я для себя сделаю вывод: хочет ли действительно президент борьбы с коррупцией или не хочет. Вы посмотрите, сколько публикаций, сколько статей было, телевизионных передач о Дарькине. Он и с преступными авторитетами, и так далее. Как сел, так и мощно сидит. Его поддерживал Путин, я прямо могу сказать.

Михаил Соколов: Так он его первого переназначил по новой системе.

Виктор Илюхин: Да, я с вами согласен. Но ведь есть еще другой момент. Следственный комитет провел обыски у Дарькина и в служебном кабинете, и еще в некоторых местах. Дарькин слег, как говорится, в больницу, но потом собрал чемоданы, доехал до Москвы. И вот я задаю вопрос: Следственный комитет, в каком состоянии сегодня находится расследование дела в отношении господина Дарькина? Если вы не установили вины Дарькина, тогда публично заявите об этом на весь мир.

Михаил Соколов: Но там, по-моему, опять очередного зама будут судить как раз по этому делу, по которому он проходил в качестве то ли свидетеля, то ли подозреваемого.

Виктор Илюхин: Вот это меня действительно настораживает. Все виноваты вокруг, всех судят...

Михаил Соколов: Кое-кто сбежал, кстати.

Виктор Илюхин: ...да, тех, кто совершал действия и составлял коррупционные документы с благословения Дарькина, а он остается сухим. До него никак руки не дотянутся. Я подчеркиваю, для меня это оселок. Я действительно себе отметил: или президент хочет наведения порядка в стране, или нет.

Так вот, я возвращаюсь к тому, с чего начал. Если президент действительно заявил о том, что он намерен строить новую Россию, и в этой новой России должны быть политические процессы, возникает вопрос: с этими губернаторами? Что, Дмитрий Анатольевич, вы сможете построить с ними? Да многие из них сидят и ждут, как еще два-три годика отсидеть, пользоваться благами и прочее. Ни о каком строительстве новой России речи не может быть до тех пор, пока мы хотя бы более серьезного удара по коррупции не нанесем.

Михаил Соколов: А Следственный комитет-то как? Он же работает. Или не работает? Вот вы юрист, вы все это знаете, вы были прокурором. По-моему, там сплошные конфликты между той частью, которая просто прокуратура, и той частью, которая следствие. Не знаю, хорошо это или плохо, но много дел действительно не расследованных, не найденных. А уж про заказчиков каких-то преступлений просто и речи нет.

Виктор Илюхин: Я хотел бы сегодня взять Следственный комитет под определенную защиту. Хотя, подчеркиваю, достаточно жестко отношусь и к работе Генеральной прокуратуры, и к работе Следственного комитета. Но дела-то все-таки расследуются, дела-то все-таки направляются в суд. Вот в отношении Дарькина не доведено. Сегодня, когда в отношении Кацубы, заместителя губернатора Хабаровского края, возбудили уголовное дело, который работал именно с Ишаевым, нынче полпред президента в Дальневосточном округе, вдруг Следственному комитету дают по рукам: «Не лезьте! Вы не спросили. Прекратите! Отмените!», - и так далее. Ведь Следственный комитет тоже не в безвоздушном пространстве сегодня работает. Хотя я знаю, что у Следственного комитета много недостатков. Сегодня не хватает профессиональных кадров.

Михаил Соколов: Вот Хинштейн все время его разоблачает.

Виктор Илюхин: Ну, Хинштейн... Пусть мой коллега не обижается, но много субъективного в его публикациях. Вот кто-то поставил у нас в Государственной Думе задачу: сместить Бастрыкина, руководителя Следственного комитета. И вот капают, капают... Там Караулов подключается, там Резник подключается. Ну, идут откровенные пасквили, идут откровенные искажения той действительности, что происходит.

Трагедия сегодня Следственного комитета, я подчеркиваю, - не хватает высокопрофессиональных следственных кадров. Когда образовывали Следственный комитет, многие следственные работники не пошли в Следственный комитет: многие ушли на пенсию, многие остались в прокуратуре на других должностях. Но необходимо время для того, чтобы Следственный комитет заработал.

Я могу сказать о своей позиции по поводу Следственного комитета. Я был противником создания Следственного комитета в прокуратуре. Я и сегодня говорю...

Михаил Соколов: А отдельного от прокуратуры?

Виктор Илюхин: И отдельного от прокуратуры. Я против того, чтобы была создана единая следственная федеральная служба. У нас противоречий между правоохранителями будет гораздо больше. И быстрого влияния на преступность, на расследование конкретных преступлений у нас с вами не будет. Самое страшное, что произошло при создании Следственного комитета, - мы Следственный комитет фактически поставили над надзирающими прокурорами, над прокурорами. И сегодня надзирающие прокуроры, видя всю массу беззакония, которое есть, ходят с поклоном опять к тем следователям, к тем руководителям следственных отделений, которые допустили это нарушение. Нам бы сегодня хотя бы вот эту, мягко говоря, оплошность, эту трагическую ошибку надо исправить. Сегодня уже тысячи незаконно арестованных содержатся в следственных изоляторах. Тысячи! И надо это делать в ближайшее время. Я думаю, что и Бастрыкин сам согласится с тем, чтобы функции надзирающего прокурора были восстановлены в определенной мере, а я бы сказал, в значительной мере.

Михаил Соколов: Опять надо систему менять.

Сергей Петрович из Московской области, пожалуйста.

Слушатель: Я вопрос задаю Илюхину, доктору юридических наук. Чубайс честно признался, что он виноват в гибели 75 человек. И почему до сих пор... он хотя бы формально ушел в отпуск или в отставку его отправили, а ведь он работает и ходит, так сказать, с гордо поднятой головой.

Михаил Соколов: Поняли, Сергей Петрович. Чубайс, Саяно-Шушенская ГЭС.

Виктор Илюхин: Сергей Петрович, я бы сказал так, ну, может быть, не совсем тактично будет с моей стороны, но этот вопрос надо бы адресовать Владимиру Владимировичу Путину. Почему он до сих пор Чубайса держит?

Михаил Соколов: Эффективный менеджер.

Виктор Илюхин: Какой эффективный менеджер?! Ведь то, что произошло на Саяно-Шушенской ГЭС, здесь доля и его вины. Ведь он издал распоряжение о вводе в эксплуатацию Саяно-Шушенской ГЭС, когда специалисты и эксперты возражали относительно этого.

Михаил Соколов: С другой стороны, станция стала получать деньги на ремонт, а так не получала. В тупике был. У нас вообще любой хозяйственный руководитель, Виктор Иванович, он ходит между Сциллой и Харибдой: то сделаешь – посадят, другое сделаешь – тоже могут посадить.

Виктор Илюхин: Вот относительно Чубайса. Вот эта причина, почему деньги не шли, в значительной мере это последствия того, когда РАО «ЕЭС России» разбили на три-четыре самостоятельных структуры. Этого делать нельзя было. И вот сегодня мы пожинаем плоды. И трагедии еще будут.

Но я хотел бы сказать, что Путину надо задать вопрос. Он назначил, он его удерживал в РАО «ЕЭС России», а теперь на нанотехнологиях. Какие нанотехнологии?!

Михаил Соколов: Виктор Иванович, так вы тогда требуйте отставки правительства Владимира Путина. А то на Кудрина нападете, то еще на кого-то. Говорите прямо тогда, что Путин ваш политический противник. А то от Геннадия Андреевича этого как-то не дождешься.

Виктор Илюхин: Я хотел бы сказать, об этом сегодня шел достаточно серьезный разговор на фракции. Мы хотели бы получить еще кое-какие определенные результаты, иметь выводы от встречи с президентом Российской Федерации, мы хотели бы посмотреть на реакцию народа, тех, кто соберется на наши акции протеста, и еще раз сесть и обсудить. А я сегодня заявил – фракция проводилась в закрытом режиме – о том, что у нас есть все основания для того, чтобы Путина отправить в отставку. Или заявить хотя бы об отставке Путина. И не потому, что он наш политический противник. А вот давайте по-хозяйски. 200 миллиардов долларов мы отдали банкам на преодоление экономического кризиса в конце прошлого года и в начале этого года. Что сделали банки? Конвертировали и отправили за рубеж. Почему правительство не несет ответственности за это? Вот один из серьезнейших моментов.

Я бы сказал, Путину достаточно много можно предъявить претензий. И в том, что сегодня разрушается союз России с Белоруссией, экономически и политически выгодный. И главная причина разрушения – это политика Путина. Это один момент. Почему сегодня Российские вооруженные силы находятся в упадке? Кто посадил в кресло министра обороны Сердюкова, который абсолютно не имеет понимания в военных вопросах, в военной доктрине? Кто его удерживает в этом кресле? Путин привел. И сегодня по Вооруженным силам наносится удар страшнейшей силы, что я боюсь, что после этой реформы последней у нас ни армии, ни флота не будет, способных защищать нашу страну. Кто ликвидировал в одностороннем порядке нашу военную базу на Кубе? Уникальную базу, которая позволяла обеспечивать нашу безопасность и безопасность наших друзей. Путин своим росчерком пера. То есть этих моментов достаточно много.

А кто сегодня заключил соглашение с Китаем, которое открывает дорогу для китайцев в освоении не только Дальнего Востока, но и Сибири, вплоть до Урала? Мы еще будем об этом говорить на фракции.

Михаил Соколов: А про острова-то вы как-то голосовали... я не помню.

Виктор Илюхин: Мы про острова голосовали против. И кстати, по островам Тарабаров и Уссурийск. После того, как передали эти острова Китаю, не удосужились даже в полном объеме компенсировать ущерб нашим гражданам, которые имели в собственности и землю, и иное имущество на этих островах. Сегодня 76 семей хабаровчан обратились ко мне: «Виктор Иванович, куда бы ни стучались, нигде не получили разрешения». Направил письмо Путину. Но я боюсь, что я получу формальную отписку.

Михаил Соколов: То есть вы будете все-таки просить президента как-то высказаться по кандидатуре его премьера, оценить работу и так далее с трибуны?

Виктор Илюхин: Я думаю, что да. И завтра, я уверен, Геннадий Андреевич скажет, что назрел вопрос об отставке правительства. Ведь отставка правительства равноценна тому, если мы заявим об отставке Путина. Премьер отставляется в отставку – и все правительство должно уйти. Здесь два варианта, кого и прочее. Вот сегодня нам правильно говорят: не Кудрина надо бить. Хотя натворил тоже много дел. А надо сегодня говорить о политике, в первую очередь, главы правительства. Кудрин действует так, как ему определено. И Кудрин один, без премьера, ни одни вопросы не решает.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG