Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Медведев возбудил вторую волну


Сентябрьские тезисы Дмитрия Медведева усиленно обсуждаются и в октябре.

Сентябрьские тезисы Дмитрия Медведева усиленно обсуждаются и в октябре.

В ЖЖ неожиданно возобновилась дискуссия о сентябрьской статье Дмитрия Медведева "Россия, вперед!".

После призвания в Кремль блогера-эко-деревенщика Максима Калашникова, дискуссии о возможной модернизации страны в ЖЖ поутихли: если под модернизацией понимается маломасштабная утопия националистического окраса, то и обсуждать здесь нечего. Новый виток дискуссий вызвала статья члена ОГФ Марины Литвинович "Большинство перемен", опубликованная в Газете.ру . В этой статье Литвинович рассуждает о возможных действиях оппозиции в связи с обращением Медведева. Отметив, что никто из членов оппозиции президентского призыва к переменам не поддержал, автор спрашивает:

Получается, никто не хочет перемен? Никому не нужна модернизация? Никто не поддерживает борьбу с коррупцией и судебную реформу? Это неправда. Значительная часть медведевских тезисов всегда была повесткой дня оппозиции. Казалось бы, надо праздновать победу, но реакция в оппозиции совсем иная. Поэтому, если оппозиция сейчас не изменится, застрянет в конфронтационной риторике и маргинальщине, то единственным реформатором у нас так и останется президент Медведев. И оппозиция упустит тот поезд, который уже отходит от перрона. Основная борьба должна идти за то, чтобы сделать предложение, которое заинтересует каждого гражданина, каждую социальную группу. Каждый должен увидеть свое место в предложенном оппозицией Проекте и поверить, что этого можно достичь.

Реакция коллег Литвинович по оппозиции не заставила себя ждать. Лидер мурманского ОГФ, пользователь evasiljeva пишет у себя в журнале:

Сегодня с ужасом прочитала статью Марины Литвинович. Марина лучше бы исполняла свои прямые обязанности - исполнительного директора - и не лезла в политику от имени движения. Тем более, что ее никто не уполномочивал на это. Занималась бы лучше воспитанием своих малолетних детей. Они крайне нуждаются в материнском внимании...
Позвонил Каспаров. Он в шоке от такого предательства. Я тоже. Интересно, сколько ей заплатили за предательство? Ведь они по-другому не ведут переговоры...


По своей предметности этот отклик члена ОГФ может соперничать лишь с отзывом пользователя leteha (в реале – главреда портала kreml.org). Он пишет:

Литвинович не Мать-Тереза и не Андрюша Сахаров. И даже не Новодворская. Какова ее позиция? Почему она решила, что имеет право говорить от имени и по поручению несистемной оппозиции, или же, наоборот, почему она сочла себя вправе говорить с этой самой оппозицией?

Остается поинтересоваться сразу у представителей политического мейнстрима и политической оппозиции, где в Российской Федерации выдаются лицензии на говорение, и кто ограничил права граждан выражать свое мнение в статейной форме. Забавно, что почти одновременно с Литвинович свой отклик на призыв Медведева опубликовал другой гражданин Российской Федерации, проживающий в СИЗО 99/1 г. Москвы. Михаил Ходорковский тоже размышляет о возможном агенте предложенной президентом модернизации и тоже настаивает на необходимости создания в России общности людей, имеющих определенные представления о будущем. Литвинович сообщает, что в пятницу назначено бюро ОГФ по ее исключению из организации. Интересно, откуда будут исключать заключенного Ходорковского?

****
Судьба Королевской почты Великобритании – в центре внимания Чарли Уитакера, постоянного автора блог-портала о европейской политике "Пригоршня евро". На четверг в Великобритании запланирована национальная забастовка почтовых служащих. Если руководство компании и лидеры профсоюза работников связи не договорятся сегодня о повышении зарплаты и путях модернизации государственной почтовой службы, завтра на работу не выйдут 42 тысячи британских почтальонов. В описании этого конфликта Чарли Уитакер явно не на стороне руководства:

Несколько лет назад я побывал на экскурсии в одном из обновленных сортировочных цехов. Цех этот явно делился на две половины: сортировка, представляющая собой один гигантский сарай, и кабинеты руководства. Во время экскурсии сортировка практически пустовала: у занятых здесь людей смена начинается рано, потому что им нужно еще разнести почту по адресам. Зато сторона персонала, разделенная перегородками и уставленная модными бесформенными стульями, смотрелась по-деловому – в том смысле, что все служащие были на местах. Многие находились в переговорных комнатах, и на двери одной из них я заметил табличку: "Идет ролевая игра, просим не беспокоить".

Уитакер приходит к выводу, что, судя по недавним заявлениям руководства компании, впечатления от экскурсии его не обманули: между работниками и руководством полностью отсутствует взаимопонимание. Уитакер сетует:

Будет крайне неприятно, если Королевская почта развалится, потому что за ней стоит культура, которую имело бы смысл сохранить. Я предпочту получать свои интернет-покупки от почтальона, а не от облаченного в клоунские одежды сотрудника очередной службы доставки. Почтальон меня немного знает, примерно представляет, когда меня нет, давно приметил, где можно оставить посылки в мое отсутствие, чтобы избавить меня от прохождения всех кругов ада, связанных с повторной доставкой.

Сентименты Уитакера разделяет и рядовой почтальон, скрывающийся под псевдонимом Рой Мейли, – его дневниковую запись публикует в разделе блогов журнал "Лондонское книжное обозрение":

Как и у многих других компаний, у Королевской почты есть прозвище для клиентов. Мы называем своих клиентов "бабулька Смит". Это очень нежное прозвище. Бабулька Смит – это каждый из нас, но в особенности, конечно, одинокие старушки, для которых почта является едва ли не единственной связью с миром. Когда такая старушка дарит мне на Рождество 5 фунтов и открытку, где благодарит за то, что я "ежедневно думаю о ней", она нисколько не преувеличивает. Вполне возможно, что я действительно единственный в мире человек, который думает о ней каждый день – хотя бы, пока я читаю ее имя на конверте. Между Королевской почтой, как прибыльной компанией, и Королевской почтой, как общественной службой, нарастает глубокий конфликт. Во время недавнего обсуждения, когда нам говорили, что особую важность представляют теперь корпоративные клиенты, кто-то спросил руководство: а как же бабулька Смит? И нам ответили: да бог с ней, бабулька Смит больше ничего для нас не значит...
XS
SM
MD
LG