Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Один из руководителей Объединенного гражданского фронта (ОГФ) Марина Литвинович в публикации "Большинство перемен" утверждает, что предложенные президентом перемены сверху имеют шанс состояться, только если Медведева поддержат снизу. Литвинович предлагает изменить стратегию оппозиционных действий, и это вызвало резкую реакцию в ОГФ: лидер движения Гарри Каспаров заявил, что статья станет предметом обсуждения на бюро ОГФ, по результатам которого, возможно, Литвинович будет исключена из этой организации.

Вот как сама Марина Литвинович оценила задачи демократического движения в интервью Радио Свобода:

- Я предлагаю, чтобы оппозиция работала не с властью, не пыталась объединить власть (это достаточно сложно в нынешних условиях), а чтобы оппозиция обратилась к обществу. Потому что я вижу, что в обществе формируется запрос на перемены, чтобы жизнь России изменилась. Многие люди уже понимают, что то, что происходит в России, это неправильно, надо что-то менять. Эти люди, понимая, что надо что-то менять, пока не видят тех людей, которые могли бы в этом помочь. К сожалению, они не видят этих людей в лице оппозиции.

Потому что оппозиция не изменилась, чтобы соответствовать новому политическому спросу.

Только критикуя власть, оппозиция уподобляется таким плачущим демократам, которые только и умеют, что жаловаться, что власть нас зажимает, власть нам не дает того, не дает сего. Это, конечно, правда, это так. Но такая позиция никому не интересна

Поэтому я и говорю важные вещи, что оппозиция должна поменяться, должна сосредоточиться на продвижении позитивного проекта. Потому что только критиковать власть - этого сейчас уже недостаточно. Безусловно, это надо продолжать делать. Понимаете, только критикуя власть, оппозиция уподобляется таким плачущим демократам, которые только и умеют, что жаловаться, что власть нас зажимает, власть нам не дает того, не дает сего. Это, конечно, правда, это так. Но такая позиция никому не интересна. Интересна та позиция, которая предлагает какое-то свое видение, которая сама показывает, как нужно жить, как правильно жить, как жить по-другому, не так, как мы живем сейчас.

- А у вас есть какое-то видение этого позитивного оппозиционного проекта?

- Какие-то наметки я вижу. Потому что я просто вижу это по людям, которые будучи безусловно негативно настроенными к нынешним властям, занимаются, тем не менее, продвижением иного образа жизни - свободного, направленного на будущее, представляющие собой уже другую какую-то Россию. Это можно назвать инновационным словом, это можно назвать будущими элитами, как угодно назовите.

Эти люди, безусловно, делают больше, чем делает оппозиция. Они своим примером показывают, что можно жить иначе. Когда оппозиция критикует власть, очень часто оппозиция забывает о том, что проблемы не только у нашей власти. У нас, безусловно, власть плохая, действует неверно. Но у нас большая проблема, наверное, - это состояние общества нашего. Надо обращаться больше к обществу и заниматься помощью нашему обществу.

- Ваша статья вызвала бурное обсуждение и в общественных кругах, и в Интернете. Одна из линий обсуждения - это сравнение вашей позиции со словами Владислава Суркова, который выступал в Общественной палате и заявил, что критика в России часто носит лозунговый характер, она не конструктивна и разрушительна. Вам такие параллели сравнения вашей позиции и позиции Суркова кажутся корректными?

- Нет, мне кажется корректно сравнение моей статьи со статьей Ходорковского, которая вышла сегодня в газете "Ведомости", где он говорит ровно то же самое, что и говорю я. Он говорит о том слое, который можно было бы назвать модернизационным. Я считаю, что этот слой, модернизационный, будет формироваться в России так или иначе. Он уже формируется. Если оппозиция останется в стороне от этого процесса, она просто останется в стороне от политической жизни. Я-то как раз и предлагаю, чтобы оппозиция возглавила формирование этого модернизационного слоя, который желает перемен и хочет жить в другой стране.

- В рамках этого процесса допустимо какое-то сотрудничество с властью, как вы считаете?
Я в своей статье говорю о том, что просто надо перестать только критиковать. Надо критиковать, но при этом предлагать что-то иное, показывать что-то иное и быть самим иными

- Те люди, которые мою статью восприняли как призыв к сотрудничеству с властью, просто, как мне кажется, очень невнимательно прочитали статью. Тем более ожидать от Марины Литвинович, которая была пару лет назад избита на улице и много раз от ОМОНа получала по голове и другим местам, призывов к сотрудничеству с властью это, по-моему, странно. Я в своей статье говорю о том, что просто надо перестать только критиковать. Надо критиковать, но при этом предлагать что-то иное, показывать что-то иное и быть самим иными. Потому что если люди видят, что вы только критикуете, кто же к вам придет. Надо просто меняться самим. Никакого сотрудничества с властью не может быть, потому что модернизационное большинство нужно не Медведеву, оно нужно России. Потому что если мы собираемся жить в России, то Россия может вылезти из нынешней ситуации только за счет людей. Власть не будет тащить Россию из этой ямы, в которую Россия сваливается, а только общество. Если оно вдруг соберется и сделает рывок, только само общество добровольно может Россию вытащить из ямы.

- Ваша публикация - это следствие тех дискуссий, которые ведутся в оппозиционной среде, в частности, в Объединенном гражданском фронте, или это только начало дискуссии?

- Это начало дискуссии. Вы знаете, я очень, с одной стороны, конечно, не ожидала такой реакции, но, с другой стороны, я очень рада, что началась дискуссия. Потому что невозможно не обсуждать, нужно говорить. К сожалению, мы перестали разговаривать, перестали обсуждать. Я очень рада, что общественная дискуссия началась.

- Вам обидно, что товарищи по движению вас не поддерживают?

- Да, обидно. Я буду стараться донести свою позицию до них. Потому что, может быть, моя позиция кажется немножечко нетривиальной, может быть, она кажется немножечко непонятной - но это моя позиция. Я буду ее отстаивать. Надеюсь моих коллег убедить.


Вот как отреагировал на инициативы Марины Литвинович в эфире Радио Свобода лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров:

- Вы не согласны с Мариной Литвинович в том, что оппозиция должна попытаться занять место общественного авангарда модернизации страны и воспользоваться риторикой Дмитрия Медведева? Что вас не устраивает в идеях, которые она высказала в своей статье?

- Идеи, высказанные в статье Литвинович, являются калькой с многочисленных выступлений Глеба Павловского и в корне противоречат основополагающим документам Объединенного гражданского фронта и тем задачам, которые определялись в последнее время. Даже сложно спорить с отдельными положениями статьи, потому что ее основной посыл - участие в формировании так называемого медведевского большинства - он, конечно, абсолютно неприемлем для тех, кто считает себя реальной оппозицией сегодняшнему режиму и не собирается быть его частью.

Обсуждение самой темы о том, должна реальная оппозиция или не должна участвовать в этих кремлевских разборках и пытаться стать частью нового медведевского большинства, чтобы противостоять исчезающему путинскому большинству - все это, кстати, типичные фразы Глеба Павловского. Это такие политтехнологические конструкции, которые к нашей деятельности не имеют по большому счету никакого отношения.

Очевидно, что речь идет не о попытке начинать дискуссию, а скорее о попытке вызвать довольно предсказуемый скандал, связанный с тем, что у власти появляется повод обвинить оппозицию в отсутствии плюрализма

Если бы речь шла о дискуссии, то она обычно разворачивается внутри организации. У нас, слава богу, есть рассылки, есть наши мероприятия, на которых эти вопросы поднимаются. Когда это все начинает происходит внезапно для самой организации и ее руководства... Сначала подобные мысли Марина Литвинович высказывала на семинаре где-то две недели назад, а потом это появляется в статье, которая вызвала просто единодушную реакцию у всех представителей наших регионов.

Очевидно, что речь идет не о попытке начинать дискуссию, а скорее о попытке вызвать довольно предсказуемый скандал, связанный с тем, что у власти появляется повод обвинить оппозицию в отсутствии плюрализма.

- Ваши претензии, получается, в чем-то все-таки связаны с тем, что она выступала от имени ОГФ без согласия самой организации?

- Естественно! Все-таки статья была подписана "исполнительный директор ОГФ". Кроме того, подписывает Марина Литвинович свой текст своей должностью в ОГФ или нет, всем известно, что она глубоко интегрирована в ОГФовскую историю, была в ОГФ просто с первого дня его существования. Поэтому для многих наших регионов, конечно, ее позиция была деморализующей. Скажем, для представителя ростовского ОГФ, который сейчас находится в процессе переквалификации уголовного дела на более серьезную статью (использование нелицензионного оборудования, использование служебного положения), для него разговоры о медведевском большинстве звучат издевательски. Поэтому была такая острая реакция у наших региональных руководителей, потребовавших немедленного созыва бюро ОГФ, которое соберется в пятницу.

- Не увидят ли люди со стороны в этом ленинскую нетерпимость, желание размежеваться с колеблющимся, сохраняя большевистское ядро?

- На самом деле, еще раз говорю, мы участвуем в самых разных дискуссионных политических площадках. Мы всегда открыты для любой критики в наш адрес. Мы готовы обсуждать все самые насущные проблемы оппозиции, самые насущные проблемы страны. Здесь речь идет о том, что достаточно сознательно один из членов высшего руководства ОГФ ставит под сомнение всю концепцию нашей деятельности, которая недвусмысленно говорит о необходимости демонтажа данного режима и о том, что любая форма активного взаимодействия с властью является косвенным соучастием в ее делах и преступлениях.

- Упрек в том, что вы можете упустить поезд, который отходит от перрона, и единственным реформатором останется Медведев, вы отвергаете?

- Медведев не является реформатором. Он является частью того же режима. И за словоблудием, которое продолжается уже не первый день, месяц, и даже уже не первый год, не скрывается никаких реальных людей. Один из основных, мне кажется, постулатов кремлевской идеологической машины (я еще раз хочу отметить, что это в статье Марины постоянно встречаются тезисы Глеба Павловского) связан с тем, что необходимо, пока не поздно, помочь либералу, реформатору Медведеву в борьбе с косной бюрократической машиной, предположительно созданной Путиным, хотя при этом, как известно, никаких организационных действий за этим не следует.

- Политика политикой, а по-человечески вам не жалко предстоящего, видимо, разрыва с Мариной Литвинович?

- На самом деле, для нас, для представителей ОГФ и для наших союзников, эта тема крайне тяжелая и болезненная, потому что Марина была интегрирована в нашу историю с самого начала. Это был один из ключевых людей, участвовавших в создании ОГФ, в выработке наших стратегических планов. Это очень больно. Но инициатива этого скандала и последствия, которые, безусловно, последуют за ним, она все-таки принадлежит не нам. Мы, конечно, сейчас все находимся в таком легком шоке. Я надеюсь, что все-таки организация сумеет это пережить. Мы выдержим и это испытание.

- То есть, примирение невозможно?

- В данном случае, я повторяю, скандал был вызван достаточно сознательно одной стороной. Насколько я понимаю, тема дальнейшего раздувания скандала является для Марины Литвинович важной частью всего процесса.

- И к чему это приведет?

- Вы знаете, многие горячие головы как в ОГФ, так и в Национальной ассамблее, так и в "Солидарности", которые напрямую не были связаны с этой историей, они называли эту статью заявлением о приеме на работу. Поэтому будем смотреть, что будет дальше.


Все эксклюзивные материалы Радио Свобода - на
TWITTER.com/SvobodaRadio

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG