Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый российский закон об энергосбережении и энергоэффективности


Андрей Бабицкий: В пятницу, 23 октября, Государственная Дума России рассмотрит – уже во втором чтении – проект нового закона об энергосбережении и повышении энергоэффективности. Именно в нем, кстати, предусматривается поэтапная замена в стране обычных электрических лампочек на другие, энергосберегающие.

В целом проект направлен на общее сокращение энергоемкости России, которая сегодня в разы превышает показатели наиболее развитых стран мира. Подробнее о целях этой программы – мой коллега Сергей Сенинский...

Сергей Сенинский: ... По эффективности энергозатрат - то есть, какое количество энергии требуется для выпуска продукции или оказания услуг на каждый доллар ВВП – Россия в разы отстает от экономик не только западных стран, но и Китая или стран Восточной Европы. Разработчики проекта нового закона исходят из главной цели – добиться к 2020 году снижения энергоемкости российской экономики сразу на 40% к уровню 2007 года.

Из Москвы – руководитель Центра по эффективному использованию энергии Игорь Башмаков:

Игорь Башмаков: Энергоемкость Российской Федерации сегодня в два с половиной раза выше среднемировой, в два с половиной – три с половиной раза выше, чем в странах Западной Европы и США. Так, кстати, было не всегда. В середине 19 века Россия, по расчетам американских специалистов, была одной из самых энергоэффективных стран в мире. Это говорит еще раз в пользу того, что не только более холодный климат и не только более протяженная страны объясняют высокую энергоемкость России по сравнению с странами Западной Европы и другими странами и вообще в мире. Вопрос здесь в структуре экономики, которая определялась централизованной плановой системой, и в любой стране с централизованной системой планирования энергоемкость, как правило, в два раза выше, чем в стране с аналогичными характеристиками, но с рыночной экономикой.

Сергей Сенинский: А как менялась энергоемкость России, скажем, в последние 10 лет?

Игорь Башмаков: Что касается последних 10 лет, то российская энергоемкость снижалась почти на 5% в год – это один из самых высоких показателей в мире, когда-либо наблюдавшихся. Так же динамично она снижалась в Китае, но в период с 70-го до 2000-го года, затем замедлилось существенно снижение энергоемкости в Китае, и несколько лет она росла.

Сергей Сенинский: В Китае, где энергоемкость экономики уже вдвое ниже российской, была разработана специальная программа, в соответствии с которой не позднее 2010 года темпы дальнейшего сокращения энергоемкости в стране вновь должны составлять не менее 4% в год. По экспертным оценкам, лишь сейчас Китай на этот уровень выходит.

Какова в России динамика изменения энергоемкости за последние 10-12 месяцев, то есть на фоне кризиса и сокращения общего потребления электроэнергии – в первую очередь, промышленностью?

Игорь Башмаков: В кризисе происходят существенные структурные сдвиги в экономике. Промышленность снижается гораздо быстрее, растет относительно доля потребления энергии в жилищном секторе, в сфере услуг. Происходят некоторые сдвиги, из-за них, как правило, энергоемкость снижаться начинает гораздо медленнее, чем в предкризисный период. По нашим оценкам, в этом году энергоемкость, возможно, несколько снизится или стабилизируется.

Сергей Сенинский: Проект нового российского закона об энергосбережении предполагает поэтапный отказ от использования в стране обычных лампочек накаливания в пользу энергосберегающих ламп – с 2011 по 2014 год... Как примерно оценить практический эффект этой меры – хотя бы в жилом секторе, если представить, что она уже полностью реализована? По сравнению с тем, что есть сейчас... Аналитик по электроэнергетике из инвестиционного банка "ВТБ-Капитал" Михаил Расстригин:

Михаил Расстригин: Доля потребления электроэнергии населением составляет примерно 20% в общем потреблении электроэнергии страной. В этой доле потребления лампочки составляют порядка двух третей. Потому что в основном электроэнергия тратится на освещение. Сейчас происходит некое изменение баланса потребления населением электроэнергии, но тем не менее, освещение остается большей частью потребления. И то количество электроэнергии, которое может быть сэкономлено при переходе от ламп накаливания к энергоэффективным лампам, оно составляет порядка 8% от общего потребления электроэнергии в стране.

Сергей Сенинский: Игорь Башмаков, Центр по эффективному использованию энергии:

Игорь Башмаков: Если мы за сегодняшнюю ночь заменим в жилищном только секторе все лампы накаливания на энергоэффективные лампы, а там примерно 450 миллионов ламп накаливания, хотя точно, конечно, никто не считал, но по нашим оценкам примерно такое количество, то мы сможем сэкономить 10 миллиардов киловатт часов. Это очень приличная, солидная цифра, сопоставимая по объема производства электроэнергии с крупнейшими ГРЭС в России, например, с такой, как Канаковская ГРЭС, которая является одной из крупнейших в регионе Москвы и Московской области.

Сергей Сенинский: Энергосберегающие лампочки, на которые предлагают перевести страну разработчики законопроекта, содержат пары ртути. В связи с чем возникают многочисленные вопросы о системе утилизации таких ламп...

Игорь Башмаков: Во-первых, в России эта система существует. Она пока что может быть не очень удобна для жителей. В принципе каждый житель может пойти в управляющую жилищную компанию, сдать свою лампочку. А дальше у них есть схема утилизации, потому что ртутные лампы у нас не только эти, но и трубки дневного света, там тоже содержится ртуть, есть много других, уличного освещения, например. То есть система такая существует. Ее мощности, конечно, будут неадекватны, когда появится потребность утилизировать определенное количество компактных люминесцентных ламп. Но надо просто помнить, что количество этих ламп само и их объемы продажи и утилизации будут примерно в 7 раз меньше, чем количество приобретаемых сегодня ламп накаливания и выбрасывания ламп накаливания. Просто потому, что лампы энергоэффективные служат в 7-8 раз дольше, чем лампы накаливания. Самая простая схема утилизации, если бы консьержки, например, имели бы специальные коробки, куда я могу, проходя в своем подъезде, положить эту лампу, а потом у них уже система утилизации забирала бы эти лампы и утилизировала соответствующим образом.

Сергей Сенинский: Две трети всей электроэнергии в России производится сегодня на тепловых электростанциях – газовых и угольных. На долю гидростанций или атомных приходится примерно по 16%.

Как оценить эффективность самих российских тепловых электростанций – на фоне таких же станций в Западной Европе или США? Например, исходя из того, сколько требуется им условного топлива для производства 1-го киловатт-часа электроэнергии? Михаил Расстригин, инвестиционный банк ВТБ-Капитал:

Михаил Расстригин: Разница очень значительная. Допустим, новые технологии сжигания газа, которые называются парогазовые технологии, они работают с эффективностью 220 грамм условного топлива на производство одного киловатт-часа электроэнергии. При этом текущие станции конденсационные тепловые станции, ТЭЦ, они работают с таким же коэффициентом, 315 грамм условного топлива им требуется для производства одного киловатт-часа. Разница существенная КПД существенный. Если КПД парогазовых установок составляет порядка 50, в некоторых случаях 60%, то КПД тепловых станций в России составляет в среднем 30-33%.

Сергей Сенинский: То есть разница в эффективности – 1,5-2 раза. Кстати, в России парогазовые станции уже работают, но
их в целом – не более 8-9% от общего количества газовых электростанций...
А по угольным станциям – такой же разрыв?

Михаил Расстригин: То же самое касается и производства электроэнергии на угольных станциях. За рубежом в передовых технологиях используются циклы суперсверхкритического давления, где параметры эффективности производства электроэнергии значительно выше. Конечно, они менее эффективны в сжигании угля, чем в сжигании газа при пересчете на грамм условного топлива для производства одного киловатт-часа. Допустим, этот параметр для угольных станций передовых составляет порядка 290 грамм, но если сравнивать с тем, какие показатели существуют у сегодняшних мощностей в России, их показатели равняются 350 граммам на производство одного киловатт-часа, то разница опять же значительна.

Сергей Сенинский: В новом российском законе об энергосбережении и повышении энергоэффективности – помимо перехода на энергосберегающие лампочки - какие 2-3 положения, вам лично представляются наиболее значимыми? Игорь Башмаков, руководитель Центра по эффективному использованию энергии:

Игорь Башмаков: Это развитие энергосервисного бизнеса в бюджетной сфере. У нас в бюджетной сфере достаточно большое количество энергии потребляется и бюджеты разных уровней несут достаточно большие расходы на оплату коммунальных услуг, в то время, как возможно там снижение затрат примерно на 50%. И развитие энергосервисного бизнеса, то есть компании частные, которые вкладывают деньги в капитальный ремонт общественных зданий, а потом получают эффект за счет экономии бюджетных средств, то есть бюджетная экономия начинает работать на энергосбережение. Такая схема в законе предусматривается.

Следующее направление – это строительные нормы и правила, а потенциал электросбережения в жилых зданиях у нас самый значительный. Поэтому здесь строительство зданий более энергоэффективных и капитальный ремонт зданий, увеличение интенсивности капитального ремонта и повышение требований к результативности в смысле повышения энергоэффективности капитального ремонта так же очень важно в этом законе.

И класс энергоэффективности, маркировка оборудования не только бытового, но и промышленного оборудования, такого, например, как электродвигатели, система сжатого воздуха, котельное оборудование и тому подобные вещи. Это тоже законом предусматривается.

К сожалению, закон не является законом прямого действия, там много очень отсылочных норм, которые должны быть разработаны в постановлениях правительства. Но плюсом этого проекта закона и всей деятельности, связанной с его подготовкой является то, что многие из подзаконных актов начали готовиться, многие уже подготовлены еще до того, как закон принят. А в пятницу, я надеюсь, он будет принят во втором чтении.

Сергей Сенинский: Напомню, главной задачей разработчики проекта закона называют сокращение общей энергоемкости экономики России к 2020 году сразу на 40% - к уровню 2007 года.
Для сравнения: Европейский союз планирует такое сокращение к 2020 году на 20%, хотя, конечно, исходные базы – абсолютно разные.

Помимо повышения эффективности собственно производства электроэнергии, в каких еще сегментах отрасли достижение зримых результатов представляется наиболее очевидным? Особенно - в сфере потребления электроэнергии, например, в жилом секторе? И не считая перехода на энергосберегающие лампы... Михаил Расстригин, инвестиционный банк ВТБ-Капитал:

Михаил Расстригин: Нужно стимулировать потребителя к более равномерному распределению нагрузки, стимулировать потребителя к потреблению электроэнергии, допустим, в ночные часы путем дифференциации по часам суток цен на электроэнергию. Все это приведет так же к повышению энергоэффективности, потому что сгладится дневной график электрической нагрузки.

Сергей Сенинский: Но никто же не собирается принуждать человека бодрствовать по ночам, когда тарифы ниже... Видимо, речь идет о чем-то другом?

Михаил Расстригин: Здесь существует очень хороший пример: при либерализации цен на электроэнергию в Англии стоимость электроэнергии в ночные часы была намного ниже, чем стоимость потребления той же электроэнергии днем. И многие домохозяйства перешли к запуску стиральных машин и похожего оборудования в ночные часы. Это им позволило сэкономить средства в семейном бюджете, и это прямое стимулирование потребителя экономическое привело опять же к повышению энергоэффективности всей страны.

Сергей Сенинский: На сегодня энергоемкость экономики России вдвое выше, чем в Китае, и в 2,5-3,5 раза выше, чем в Соединенных Штатах или странах Европы...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG