Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги визита Медведева в Сербию


Андрей Бабицкий: Президент России Дмитрий Медведев побывал в Сербии с официальным визитом. Произошло это знаменательное событие 20 октября. В Белграде визит российского лидера вызвал смешанные чувства – наряду с восторженными отзывами и оценками звучат и голоса тех, кто считает сближение России и Сербии далеко не столь однозначным процессом. Из столицы Сербии – Айя Куге.

Айя Куге: Все в Белграде согласны, что приезд президента России стал большим событием для Сербии, однако местные аналитики расходятся в мнениях о том, какие конкретные результаты этого визита. Сербское руководство в первом плане ставило политическое значение визита, укрепление стратегического союза с Россией. Но на самом деле оказалось, что теперь политика в отношениях с Россией тесно связывается с экономикой и поэтому в Белграде уже говорят о новой политической экономике страны.
Сербы по приезду Дмитрия Медведева с нетерпением ожидали, что будет подписано соглашение о предоставлении Сербии Россией большого кредита, в размере в миллиард, то долларов, то евро. Президент Сербии Борис Тадич сообщил, что достигнута договорённость об этом кредите, а также и о проектировании через Сербию газопровода Южный поток.

Борис Тадич: Мы сегодня развиваем отношения в области экономики, которые имеют особое значение для развития нашей промышленности в целом. Мы получили позитивный ответ президента России и российского правительства в связи с нашей просьбой, в условиях мирового финансового кризиса предоставить Сербии кредитную поддержку. Мы вместе будем участвовать в проекте Южный поток, который имеет стратегическое значение не только для Сербии и России, но и для целой Европы.

Айя Куге: Однако, сербская общественность до сих пор не проинформирована о деталях предоставления российского кредита, о том, сколько страну будет стоить такая поддержка. Сообщается лишь, что двести миллионов из этих средств пойдёт на пополнение пустого бюджета, а остальное – на инфраструктурные проекты, главным из которых является восстановление железнодорожной инфраструктуры Сербии. Главный редактор журнала «Экономист» Милан Чулибрк.

Милан Чулибрк: Отсутствует ключевая информация: какие условия кредита, которое Россия готовится предоставить Сербии. Судя по атмосфере в Белграде во время визита Медведева было ясно, что нет и не может быть между Сербией и Россией равноправных партнёрских отношений – это отношения между великой силой и страной, которая имеет относительно небольшое значение даже в региональных рамках. Видно было также, что экономические отношения Сербии и России смешаны с политическими отношениями. Россия нашла хороший способ расширить своё влияние на Балканах. С другой стороны, нужно ставить вопрос, какую пользу Сербия будет иметь от этого сотрудничества, и насколько оно (сотрудничество) опирается на экономические параметры. Ключевая проблема: годами у нас с Россией разные соглашения, протоколы, меморандумы и обещания, что они будут реализованы, а ничего из этого не начало функционировать. Я опасаюсь, что так может случиться и сейчас.
Интерес России совершенно ясен. Она действительно ведёт себя в соответствии с экономической логикой. Они будут строить Южный поток, если им это будет выгодно. А мы в это проект вошли с сердечными объятиями, ожидая, что его реализация вне всяких сомнений. А теперь видно, что российская сторона проект всё ещё анализирует, подсчитывает окончательные эффекты по Россию.

Айя Куге: Ставится и вопрос политической цены союзничества с Россией. Кстати, появились в Белграде циничные комментарии: дескать, не может быть и речи о естественном сотрудничестве братских народов в ситуации, когда Дмитрий Медведев во время визита выглядел как президент, а Борис Тадич- как его губернатор.
Белградский экономический обозреватель Ружа Чиркович считает, что это природно - ведь Сербия в позиции просителя, который не в ситуации определять условия.

Ружа Чиркович: Что касается кредита, с нашей стороны он был потребован из-за большой нужды и поэтому условия диктуется Москвой. По этой причине у нас никакие детали не просочились. Насколько известно, одним из главных условий этого кредита, относящегося к той части, которая пошла бы на инфраструктурные проекты: чтобы работы вели российские фирмы, вероятнее всего, с российским оборудованием. Поэтому я такое условие не считаю благоприятным – ведь кредит будут возвращать граждане Сербии. Однако, если учесть ситуацию, в которой находится Сербия и факт, что инфраструктура у нас катастрофическая и нет денег на её развитие – мы России не можем ставить никакие условия.

Айя Куге: После визита Дмитрия Медведева руководство Сербии особо подчёркивает тот факт, что высокий гость поддержал желание страны вступить в Европейский союз. Министр иностранных дел Сербии Вук Еремич.

Вук Еремич: Все страны западных Балкан сейчас на пути к интеграции в Европейский союз и в один день они станут членами ЕС, но только одна из них имеет такие отношения и взаимную поддержку с Россией, которые укрепляют ее позиции - Сербия. Это нас делает сильнее остальных, превращая в ведущее государство в регионе. Сербия сумеет использовать это преимущество.

Айя Куге: Сближение Сербии с Россией началось пару лет назад, когда Москва дала поддержку Белграду по вопросу не признания независимости Косово. Сербское руководство от российского президента ожидало подтверждения этой позиции Кремля, и получило его.

Дмитрий Медведев: Можете не сомневаться – Россия и дальше будет занимать твёрдую позицию в международных вопросах, по вопросам, которые мы считаем принципиальными для развития Европы, человечества, всех нас. В том числе по вопросу территориальной целостности Сербии, по вопросу Косово и Метохии.

Айя Куге: Аналитики считают, что сербская дипломатия теперь пытается играть на разные карты – на Россию, на Европейский союз, на Китай, на Соединённые Штаты Америки, копируя бывшую югославскую политику времён Тито. Эксперт по этим вопросам Владимир Глигоров отмечает, что не ясно, какими является внешнеполитические приоритеты Сербии.

Владимир Глигоров: Ещё месяц назад приоритетом было Косово, теперь это изменилось и приоритетом снова стало вступление в Евросоюз. Однако, поведение Сербии на международной арене указывает, что по сути для неё самое важное оставаться вне НАТО и играть на переменчивое союзничество со всеми. Это очень, очень рискованная политика и неизвестно, к чему она приведёт.

Айя Куге: Белград во вторник был под знаком России. Президента Медведева встречали очень сердечно, даже с восхищением. Были речи о вековой дружбе сербов и русских, о исторических связях, о духовном сродстве. Когда гость посетил парламент Сербии, депутаты – и социалисты, и националисты - толкались, чтобы быть поближе к нему. Один из них даже предложил Медведеву подарить два гектара земли в своём городе. Чуть ранее в городе Шабац была сформирована новая политическая партия «Моя Россия», которая своей целю ставит объединение Сербии с Россией.
Вот как такую атмосферу неожиданно большой любви к России оценивает внешнеполитический обозреватель ведущей в Сербии газеты Политика Бошко Якшич.

Бошко Якшич: Действительно можно говорить о некоторых элементах эйфории и я опасаюсь, что такая атмосфера не ведёт к лучшему. Мы в внешнюю политику вкладываем слишком много эмоций. Но если посмотреть на историю сербско-русских отношений, было много случаев, когда они завершались нашими слёзами. Нужно смотреть реальнее, чтобы не пережить потом разочарование по поводу определённых действий России, в которых она будет руководиться своими интересами. Не нужно забывать, что в России у власти, начиная с Путина, прагматичное течение, которое руководится исключительно собственными интересами. Хорошо иметь близкие отношения с Россией, но не хорошо иметь эйфоричные отношения ни с одним государством, ни с одним союзником.

Айя Куге: В связи с установлением Сербией таких тесных политических связей с Россией актуальным, по мнению Бошко Якшича, стал вопрос, в каком направлении движется Сербия.

Бошко Якшич: Визит Медведева хорош именно тем, что ставит важные вопросы. Например: является ли полезным подчеркнутое использование проблемы Косово во внутренней политике Сербии? Целесообразно ли применение такой неуступчивой позиции во внешней политике? Как такая политика, например, завтра, впишется в инициативу президента Медведева о новом соглашении о Европейской безопасности? Как Сербия себя будет вести в энергетическом сотрудничестве с Россией в ситуации, когда её в будущем ожидают обязательства к Европейскому союзу, по энергетической безопасности ЕС? Нужно получить ответы на все эти вопросы, чтобы понимать, куда и почему мы движемся.

Айя Куге: Президент России Дмитрий Медведев посетил Белград на символическую дату – на 65 годовщину освобождения сербской столицы от фашизма. Он положил венок на Мемориальном кладбище, где похоронено тысячу советских военных и три тысячи солдат югославской армии, погибших в боях за Белград. На торжественном мероприятии по поводу годовщины освобождения Белграда, Дмитрий Медведев упрекал тех, кто пытаются изменить историческую память.

Дмитрий Медведев: Мы дети и внуки, отстоявших для нас само право жить в свободном мире, обязаны хранить правду об этой войне. Тем более, когда сегодня предпринимаются многочисленные попытки извратить саму суть событий того периода и представить захватчиков спасителями, палачей – патриотами, а освободителей – чуть ли не оккупантами.

Айя Куге: Президент России говорил о мужестве советских войн и о подвигах югославских народно-освободительных войск – титовских партизан. Но характерно, что президент Сербии партизан ни одним словом не упомянул. Мероприятие прошло под знаком благодарности советским войскам. Уже лет пятнадцать антифашизм в Сербии не в моде и его вспомнили только в связи с приездом Дмитрия Медведева.
XS
SM
MD
LG