Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Русский с китайцем братья навек" – выставка в зале Федеральных архивов.







Марина Тимашева:
Новую экспозицию Выставочного зала федеральных архивов назвали “Советско-китайские отношения в период с 1949-ого по 1955 годы”. Поводом для этой историко-документальной выставки послужили юбилеи двух событий – ровно 60 лет назад была образована Китайская Народная Республика, и ее тут же признал Советский Союз. Передаю слово Лиле Пальвелевой.
--------------------------------------------------------------------------


Лиля Пальвелева: Когда осматриваешь выставку, трудно отделаться от ощущения, что внезапно оказался в том времени, когда из радиоприемников неслось “русский с китайцем братья навек”. Вся она посвящена исключительно парадной стороне взаимоотношений двух социалистических государств, то есть, без каких-либо оговорок выставка старательно воспроизводит миф, который в деталях помнят уже лишь люди старших поколений. По всей видимости, это произошло оттого, что выставка - международная, часть экспонатов предоставлена китайскими товарищами, так вот, не обидеть бы их объективной оценкой событий, рассказом о подлинной подоплеке дружбы, оказавшейся, к слову, не такой уж и прочной. Достаточно вспомнить события на острове Даманский.
На вернисаже все выступления были выдержаны примерно в таких же тонах, как у чрезвычайного и полномочного посла КНР в России Ли Хуэя.

Ли Хуэй: Наши работники архива, как Китая, так и России, совместно проводят такую выставку, и через большой объем ценных исторических материалов воссоздают историю контактов между нашими странами, а также традиционную дружбу между нашими народами. И я очень надеюсь, что данная выставка даст нам еще раз посмотреть прямо в лицо истории, чтобы мы и дальше прилагали наши неустанные усилия к всестороннему развитию китайско-российских отношений.


Лиля Пальвелева: Цветовой доминантой выставки являются многочисленные красные стяги. Золотом по шелку и бархату на русском и китайском вышиты благодарственные слова трудовым советским коллективам за все, что они строили в Китае – заводы, электростанции, больницы и так далее. Об этом же свидетельствуют и многочисленные документы. Однако сейчас, то есть десятилетия спустя, куда содержательней и красноречивей оказался вещный, предметный мир. Часть таких экспонатов предоставил на выставку Всероссийский музей декоративно-прикладного искусства. К примеру, два черно-белых, так похожих на газетные фотографии, парадных портрета – Сталина и Мао Цзэдуна, которые директор музея Маргарита Баржанова ценит за мастерство исполнения.


Маргарита Баржанова: Это на шелке работы художников Китая в подарок Советскому Союзу.

Лиля Пальвелева: Мне не совсем понятно: это что, печати или рисунок?



Маргарита Баржанова: Это выткано. Вы понимаете, есть гобелены, которые ткутся из шерсти, а это такой же гобелен, только шелковый. Это уникальная, сложная работа, потому что шерсть это, конечно, достаточно объемные нити, а это – более тонкие. Представляете, сколько потребовалось труда для того, чтобы это выткать?


Лиля Пальвелева: Вынутые из запасников (быть может, впервые за 60 лет) портреты вождей производят двойственное впечатление. С одной стороны, нельзя не оценить, что переплетения шелковых нитей гобеленов почти не различимы глазом. Сколько же времени ушло на эту ручную работу! C другой, задаешься тягостным вопросом: на ЧТО ушло? Здесь нет и намека на стилевые приметы древней и богатой китайской культуры. Соцреализм в самом махровом варианте был воспринят Поднебесной у Старшего Брата.
Любопытно, что соцреализм тогда проник даже в традиционные российские промыслы, которые до поры успешнее других искусств сопротивлялись официозу. Маргарита Баржанова показывает шкатулку. На крышке…


Маргарита Баржанова: Беседы Сталина и Мао Цзэдуна. Мы здесь показываем и события, и высокую художественную ценность данной шкатулки.

Лиля Пальвелева: Было ли какое-то влияние Китая на промыслы, на искусство именно в эти годы? Ведь известно, что тогда хлынул большой поток и товаров народного потребления, тогда очень качественных, и каких-то кустарных вещей. Отразилось это на советских вещах?

Маргарита Баржанова: Все-таки мы больше в 20-м веке оказали влияние не только в идеологии, но и в искусстве. Вот обратной связи не получилось. И это все доказано, это все видно. Я хотела еще что подчеркнуть, это уже не относится к коллекции нашего музея, это относится к тем плакатам, которые здесь представлены. Мы видим влияние нашего агитационного стиля, соцреализма.


Лиля Пальвелева:
И в самом деле, в Выставочном зале федеральных архивов мне удалось найти только один плакат, в котором, так сказать, советский акцент не слишком силен. У него и текст соответствующий: “Дует восточный ветер, успокаивает людей”. Хотя сюжет здесь до боли знакомый – над детьми кружатся белые голуби мира - мальчик и девочка в национальных костюмах все же нарисованы не в европейской стилистике. Они даже слегка напоминают самый трогательный в традиционной китайской культуре мотив под названием “100 играющих мальчиков”. Страну происхождения прочих плакатов определить можно только с помощью шрифта – кириллицы или иероглифов. Все те же стаи голубей, благополучно перепорхнувших с советских плакатов на китайские, и все те же два человека, крепко сцепивших мускулистые руки. Неважно, что у одного азиатское лицо, а у другого - славянские черты.
XS
SM
MD
LG