Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

6 лет без права оправдания


Михаил Ходорковский и Платон Лебедев в суде

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев в суде

Исполнилось шесть лет со дня ареста бывшего руководителя нефтяной компании ЮКОС, самого богатого на тот момент человека в России Михаила Ходорковского. В 2005 году за экономические преступления Московский городской суд приговорил его к 8 годам лишения свободы. Сейчас Хамовнический суд Москвы рассматривает дело по новому обвинению против Михаила Ходорковского и его компаньона Платона Лебедева. На этот раз бизнесменам инкриминируется хищение 350 миллионов тонн нефти, незаконное присвоение акций, принадлежавших государству и легализация преступно нажитых средств.

Михаила Ходорковского задержали в ночь на 25 октября 2003 года в новосибирском аэропорту при дозаправке самолета при перелете в Иркутск. Ему было предъявлено постановление о принудительном приводе на допрос в Генпрокуратуру. А вечером того же дня Басманный суд Москвы санкционировал арест самого богатого на тот момент человека в России.

Гонения на ЮКОС начались весной, когда компании были предъявлены первые налоговые претензии. Летом Ходорковский получил и первую "черную метку": в Москве по обвинению в организации убийств был арестован руководитель службы безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин, ныне приговоренный к пожизненному заключению. Следующий удар оказался больнее: 2 июля в Москве был задержан крупный акционер ЮКОСа, глава МФО "Менатеп" Платон Лебедев. На следующий день он был арестован по подозрению в мошенничестве. Некоторое время дела в отношении Ходорковского и Лебедева существовали независимо друг от друга, но перед началом судебного разбирательства в 2004 году их объединили в одном производстве.

Процесс, длившийся больше года, завершился обвинительным приговором: 8 лет за мошенничество, неуплату налогов и злостное неисполнение решений суда. Недавних олигархов отправили по этапу, а спустя еще какое-то время имущество ЮКОСа, не выдержавшего натиска налоговых органов, пошло с молотка. Тогда же появились и первые сообщения о намерении Генеральной прокуратуры возбудить новое дело в отношении бывших совладельцев ЮКОСа. До суда оно дошло лишь в марте 2009 года. Согласно обвинительному заключению Ходорковский, Лебедев и другие лица в составе организованной группы, совершив в 1994-1996 годах ряд преступлений (речь идет об эпизоде с акциями компании "Апатит", который рассматривался в ходе первого процесса), продолжили преступную деятельность, используя прежние методы. По версии обвинения, итогом преступной деятельности Ходорковского и Лебедева стало незаконное присвоение акций Восточной нефтяной компании, принадлежавших государству, хищение 350 миллионов тонн нефти и легализация преступно нажитых средств.

В начале слушаний и Ходорковский, и Лебедев заявили, что своей вины не признают. Платон Лебедев:
С точки зрения требований уголовно-процессуальных законов, это не обвинение. Это шизофреническая ошибка

- С точки зрения требований уголовно-процессуальных законов, это не обвинение. Это шизофреническая ошибка. Поэтому, когда мне задают вопрос, признаю ли я себя виновным или не признаю в предъявленном обвинении, я всегда отвечаю: нет, ни в коей мере не признаю. Я не только не признаю себя виновным, наоборот, я утверждаю, что именно прокуратура вместе со следствием совершила преступление, предъявив такого рода сфальсифицированное обвинение заведомо невиновным.

Михаил Ходорковский новые обвинения называют абсурдными:

- Можно себе представить, ваша честь, присвоенную бочку, присвоенную цистерну, вагон. Эти гении сыска и права говорят о 350 миллионах тонн нефти, то есть о железнодорожном составе, который огибает землю по экватору три раза! Не удивительно, что они не только доказать, они объяснить свою мысль не могут, они все, как один, трусят расписаться за обнаружение факта такого события. Где рапорт об обнаружении факта пропажи нефти? Где подпись под результатом ревизии остатков? Положено же. А если факт не установлен, что мы должны обсуждать? Оценки без фактов?

Сейчас мало кто сомневается в том, что решение по новому делу Ходорковского и Лебедева, по большому счету, будет выносить вовсе не судья Виктор Данилкин. Его незавидному положению Михаил Ходорковский посочувствовал в самом начале процесса:

- Думаю, вам в страшном сне не может присниться вынесение оправдательного приговора по этому делу. С другой стороны, обвинение явно безобразное, вынести по нему честный, но обвинительный приговор заведомо невозможно. Уже хотя бы потому, что по одному эпизоду этого дела срок давности истек, а по второму – само деяние забыли сфальсифицировать, описать и таким образом есть только квалификация, а описания самого деяния нет. Вашему положению не позавидуешь. С одной стороны, четкая позиция президента: судить по закону. С другой – целая подпольная межведомственная комиссия, как "нагнуть" судью и его непосредственное начальство на обвинительный приговор.
На судье Данилкине целиком лежит ответственность не только за это дело, но в целом за репутацию российской судебной системы

Большинство аналитиков сходится во мнении о том, что "дело ЮКОСа" радикально изменило общественно-политический и экономический ландшафт в России, а процесс над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым похоронил репутацию современной российской юстиции и сделал всемирно известным презрительном определение "басманное правосудие". Но каким бы не был приговор по новому делу, он в любом случае станет знаковым, считает независимый политик Владимир Рыжков:

- Это тест всей судебной системы. И на судье Данилкине целиком лежит ответственность не только за это дело, но в целом за репутацию российской судебной системы.

По мнению матери Михаила Ходорковского Марины Филипповны, исход нового процесса над ее сыном во многом зависит от общественный настроений:

- Только общественное мнение, мнение людей, массы людей, по-моему, может повлиять в какой-то мере на решение, которое будет приниматься не в суде, а, скажем так, власть предержащими.

Но, по наблюдениям руководителя отдела социально-политических исследований "Левада-центра" Бориса Дубина, все больше людей начали равнодушно относиться к "делу ЮКОСа" и истории Ходорковского:

- Нарастают отстранение и равнодушие. Я думаю, что это в большой мере связано с информационной блокадой, прежде всего телевизионной, потому что реально народ смотрит телевизор, а по первым двум, да и по всем остальным каналам практически ничего нет. И второе - это позиция власти. Все-таки большая часть населения, когда дело касается не власти, как таковой, по поводу которой бурчат, а реально первых двух лиц или даже одного первого лица, не хотят входить с ними в конфликт. И в выборе – принять сторону Ходорковского или сторону Путина-Медведева - предпочтут уйти от ответа и затрудниться. До 55-56% аудитории при таких вопросах, когда речь идет о том, что нужно выбрать позицию или власти, или обвиняемых, предпочитают уходить от ответа. Вот эта тенденция мягко, медленно, но, к сожалению, нарастает.

Ну а пока Хамовнический суд допрашивает свидетелей обвинения по второму делу Ходорковского и Лебедева, Европейский суд по правам человека готовится к слушаниям по корпоративной жалобе ЮКОСа, назначенным на 19 ноября. Миноритарные акционеры требуют компенсации всех убытков, которые они понесли из-за принудительного развала компании. В случае удовлетворения жалобы банкротство ЮКОСа может стоить России половины доходной части бюджета, запланированного на 2010 год.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG