Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мышление и наблюдение Александра Пятигорского


Александр Пятигорский

Александр Пятигорский

В Лондоне на 81-м году жизни скончался философ, востоковед, писатель Александр Моисеевич Пятигорский. О нем в эфире Радио Свобода вспоминает обозреватель РС Кирилл Кобрин.

Александр Пятигорский - выпускник философского факультета МГУ, в начале пятидесятых годов работал учителем истории в Сталинграде. После возвращения в Москву - сотрудник Института востоковедения. В шестидесятые Пятигорский - один из основателей знаменитой московско-тартуской семиотической школы, соратник Юрия Михайловича Лотмана, Вячеслава Всеволодовича Иванова, Владимира Николаевича Топорова. В 1974 году - после конфликта с КГБ - эмигрировал. Поселился в Великобритании, профессор Лондонской школы востоковедения. Пятигорский много публиковался в эмигрантской русской печати, был частым гостем программ Радио Свобода.

В 1970-е годы вышел первый его роман "Философия одного переулка", а в 80-е одна из главных философских работ – написанная совместно с Мерабом Мамардашвили книга "Символ и сознание". В наследии Пятигорского - еще два романа, а также вышедшие в последние десять лет на русском языке работы "Мышление и наблюдение", "Введение в изучение буддийской философии", "Кто боится вольных каменщиков?". Вспоминает обозреватель РС Кирилл Кобрин, друг Александра Моисеевича Пятигорского и редактор некоторых книг философа:

- Это, видимо, не очень профессионально с моей стороны, но сейчас, на следующий день после смерти Александра Моисеевича Пятигорского, я не могу беспристрастно и объективно рассказать слушателям Радио Свобода, что это был за философ, что это был за писатель и что это был за человек.

Мы действительно были близко знакомы последние 15 лет. Первый раз мы с ним увиделись 2 декабря 1994 года в Лондоне, как сейчас помню, на перроне Чаринг-Кросского вокзала…
Пятигорский был таким Протеем, он был многолик. Философ, буддолог, востоковед, писатель, лектор. Но при этом он был человек невероятно цельный

Пятигорский был таким Протеем, он был многолик. Философ, буддолог, востоковед, писатель, лектор. Но при этом он был человек невероятно цельный. Это был, пожалуй, самый мощный ум, который я встречал в своей жизни. Я не говорю уже о том, что он был человек, уж извините за личную ноту, больше всего из всех встреченных повлиявший лично на меня... И тех, на кого он оказал решающее влияние, было немало.

Библиография Александра Моисеевича довольно велика, но, в отличие от Борхеса, в отличие от многих других важных для XX века людей, его биография не исчерпывается его библиографией. Хотя его перу принадлежали такие замечательные философские труды, как уже упомянутая книга "Символ и сознание", написанная вместе с Мерабом Мамардашвили. Из последних книг - "Мышление и наблюдение", трактат по наблюдательной философии, вышедший несколько лет назад в Прибалтике. Конечно же (и здесь мы переходим к его другой ипостаси), надо вспомнить и вышедшее два года назад "Введение в изучение буддийской философии".

Пятигорский - автор трех романов, каждый из них по-своему замечательный.

Конечно же, стоит обратить внимание на первый – самый московский из них - "Философия одного переулка". Это философский роман - жанр очень редкий, чуть ли не уникальный для русской словесности.

При этом Александр Моисеевич не считал себя литератором. Говорил, что он философ, который периодически находит разные формы для выражения своей мысли.

Он был замечательным историком. Я вспоминаю его книгу "Кто боится вольных каменщиков?", вышедшую в
90-х годах, это история британского масонства и блестящий семиотический анализ масонского ритуала.

Пятигорский был представителем очень редкой разновидности "говорящих философов". То есть он принадлежал к, что называется, сократической традиции. Главное его занятие - разговор и мышление в форме разговора. И все 15 лет, которые мы с ним дружили, это был бесконечный разговор на философские и исторические темы.

Последний раз я ему позвонил в среду на прошлой неделе, мы долго обсуждали западных востоковедов, его знакомых и друзей, и разговор шел о том, что настоящие востоковеды чаще всего живут долго, очень долго. Еще мы вспомнили, что буквально три года назад один из его коллег по буддологическому цеху, тоже 1929 года рождения, подарил свою коллекцию книг по ориенталистике – шесть тысяч томов! - католическому университету в Лувене. Мы посмеялись… А через три дня Александра Моисеевича не стало.
XS
SM
MD
LG