Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Историки стали правозащитниками


Архангельский историк Михаил Супрун попал под уголовное следствие за "незаконный сбор сведений" о жертвах политических репрессий

Архангельский историк Михаил Супрун попал под уголовное следствие за "незаконный сбор сведений" о жертвах политических репрессий

Начата кампания сбора подписей ученых под письмом в защиту архангельского историка Михаила Супруна. Ученый попал под следствие по статье о разглашении персональных данных, работая в архиве над книгой памяти репрессированных российских немцев. Собрано уже более 50 подписей.

По обращением, первоначально названным "письмо сорока восьми", на сегодняшний день подписались более пятидесяти ученых из России, Украины, Германии, Израиля, Польши и США. Они требуют прекратить уголовное преследование историка Михаила Супруна и его предполагаемого соучастника - руководителя архива УВД Архангельской области Александра Дударева.

Уголовное дело по статье 137 УК "Незаконный сбор сведений личного характера" в отношении заведующего кафедрой отечественной истории Архангельского Поморского университета Михаила Супруна было заведено архангельской прокуратурой 13 сентября. В октябре с Михаила Супруна была взята подписка о неразглашении.

Александр Дударев ранее заявил в интервью Радио Свобода, что считает уголовное дело абсурдным. По его мнению, закон о защите персональных данных противоречит закону о реабилитации жертв политических репрессий, согласно которому сведения о жертвах репрессий, напротив, подлежат публикации в открытых источниках:

- Попытки регламентации и цензурирования исторических исследований недопустимы в свободной стране, противоречат Конституции Российской Федерации и основополагающим международным актам по правам человека....Академические институты достаточно авторитетны и самостоятельны, чтобы выступить квалифицированными экспертами в научной полемике, которую лишь дискредитируют любые "комиссии по борьбе с фальсификациями истории". В действительности подлинной фальсификации отечественной истории способствует закрытое хранение многих бесценных архивных материалов.

"Впервые за многие минувшие десятилетия сотрудники следственных органов вновь произвели обыски у ученых-историков...Травмированы не только подозреваемые, но и члены их семей, близкие, ученики…", - говорится в письме.

В чем именно обвиняют историка Михаила Супруна, ясно из процитированных в письме ученых фрагментов постановления о возбуждени уголовного дела:

"Михаил Супрун подозревается в том, что якобы "из корыстных побуждений с целью последующего сбыта решил организовать и осуществить сбор и формирование в электронную базу данных сведений о репатриированных с территории Германии по окончании Второй мировой войны граждан СССР, являющихся этническими немцами и поляками, выселенных в административном порядке в период 1945–1956 годов на территорию Архангельской области".

...Возмутительный характер этого чудовищного псевдоправового действа, который наносит огромный ущерб имиджу России и научному историческому сообществу, не вызывает у нас сомнений. На самом деле, в соответствии со статьей 18 Закона "О реабилитации жертв политических репрессий", "списки лиц, реабилитированных на основании настоящего Закона, с указанием основных биографических данных, обвинений, по которым они признаны реабилитированными, периодически публикуются органами печати", - говорится в письме.

Сбор подписей членов научного сообщества продолжается. В течение недели письмо будет направлено в администрацию президента России, прокуратуру Архангельской области и Генеральную прокуратуру.

Ученые потребовали немедленного прекращения уголовного дела и извинений перед обвиняемыми. Почему - кореспонденту Радио Свобода рассказал один из первых подписавшихся, член-корреспондент Российской Академии наук, главный научный сотрудник Санкт-Петербургского Института истории РАН Рафаил Ганелин:

- Супрун был нашим аспирантом, я с ним был, конечно, знаком. Я думаю, что все, над чем работал Супрун, должно быть опубликовано. Всякое стремление спрятать это от дневного света очень опасно.

- Верите ли в то, что именно родственники репрессированных российских немцев пожаловались в ФСБ, так как не хотели увидеть имена своих родных в Книге памяти?

- Это ведь, вероятно, бывшие советские граждане. Это не совсем то же самое, если бы это были граждане ФРГ. Кто-то мог заявить, но... дело в том, что речь идет не об опубликовании каких-то сведений о конкретом лице, а просто о том, что некий человек назван, как подвергнутый в свое время репрессиям, а затем реабилитированный. Я не вижу здесь основ для уголовного преследования. Я подписал письмо не только из-за Супруна, а из-за того, что считаю: это очень серьезный удар по международному престижу современной России.

Как продвигается расследование уголовного дела Михаила Супруна и Александра Дударева, рассказала сотрудник Санкт-Петербугргского отделения правозащитного общества "Мемориал" Татьяна Косинова:

- И Михаил Супрун, и Александр Дударев по-прежнему находятся в статусе подозреваемых, проводится предварительное следствие. Михаил Николаевич Супрун сейчас в Польше, где заканчивает свою стажировку. Он уехал, получив разрешение следователя. Однако на следующий допрос - 9 ноября - он должен вернуться в Россию. Последней информацией, которую мы получили от Супруна, следователь Шевченко потребовал от него подписку о неразглашении тайны следствия. Мы считаем эту подписку о неразглашении тайны следствия незаконной и советуем Михаилу Супруну ее обжаловать. Однако, ему, к сожалению, не повезло с адвокатом, которая также заняла позицию необщения с прессой. Архангельск - это ведь не Москва или Санкт-Петербург, где сильны правозащитные традиции еще со времен "Хроники текущих событий"...

- Помогала ли в те времена "Хроника" остановить преследования?

- Как бы то ни было, огласка была важна. Вот и сегодня органы, осуществляющие преследование - а это в первую очередь ФСБ Архангельской области - боятся огласки. Быстро взяли с Супруна подписку о неразглашении, как только возник резонанс в прессе....

- Почему именно сейчас появилось письмо ученых в его защиту?

- Подписи под письмом собирались достаточно долго, в течение нескольких недель по всей стране - с начала октября. Просто оно только сейчас было опубликовано. Сначала оно было составлено коллективом авторов, потом было отправлено по разным спискам. Подписывалось в институтах. Предполагалось, что это будет письмо корпоративное, письмо историков. Но потом под ним появились подписи и других ученых и не только из России, но и из других стран. Сегодня собрано 52 подписи. Последней его подписала декан исторического факультета Тверского государственного университета Татьяна Геннадьевна Леонтьева. Письмо будет отправлено и прокурору, и президенту, и прокурору Архангельской области в ближайшее время.

- Письмо полно резких заявлений. Оправдано ли это? Не лучше ли было, с вашей точки зрения, сконцентрироваться на юридической терминологии?

- Нет, мне стиль письма нравится. Историки ведь, как правило, не склонны к такой риторике. Это скорее стиль правозащитников. Но мне кажется, настал такой момент, когда именно такие слова должны были прозвучать от имени коллег Михаил Супруна. После появления комиссии по фальсификации истории, после истории с Супруном - истрики поняли, куда идет дело.
Ясно, что дело - прецедентное. Если его удастся выиграть прокуратуре, то, конечно же, ни историки, ни архивы не захотят заниматься этой темой, - сказала сотрудник санкт-петербургского "Мемориала" Татьяна Косинова.

"Письмо 48-ми", ставшее сегодня уже "письмом 52-х", открыто для подписания учеными. Но любой желающий поддержать Михаила Супруна и Александра Дударева может поставить свою подпись под еще одним обращением - письмом общественных деятелей "Прекратить уголовное преследование архангельских историков и архивистов", опубликованном на одном из правозащитных порталов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG