Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги встречи Дмитрия Медведева с лидерами парламентских партий комментирует политолог Дмитрий Орешкин. Почему после выборов бунтует Астрахань? Репортаж с места событий спецкора Радио Свобода Максима Ярошевского. Отставки мэров в Иркутске и Магнитогорске. Отмена прямых выборов мэра Ульяновска


Дмитрий Орешкин

Дмитрий Орешкин


Михаил Соколов: Субботняя встреча лидеров парламентских партий с Дмитрием Медведевым показала, насколько пал тонус так называемой оппозиции: с момента бурного выхода из зала думских заседаний прошло дней десять, но общих требований к президенту России лидеры КПРФ, ЛДПР и эсеров сформулировать не смогли. Жириновский просил отставить тульского губернатора Вячеслава Дудку и московского мэра Юрия Лужкова, назвав порядоки в столице “мафиозными”. Геннадий Зюганов – главу Мари-Эл Леонида Маркелова. Оба – предлагали уволить главу ЦИКа Владимира Чурова. Сергей Миронов указывала на фальсификации выборов в подмосковном в Воскресенске и в Астрахани.
Зюганов, Жириновский и случайно втянутый своими депутатам в демарш Сергей Миронов, явно перегорев, явились в Барвиху в качестве просителей к президенту, посмеивавшемуся над их траурным настроением, и получили вполне предсказуемый ответ: проиграли, недовольны - обращайтесь в суды. За законностью тяжб глав государства проследит. Признанный победителем глава “Единой России” Борис Грызлов сиял как медный пятак, списав все массовые безобразия на недочеты на отдельных участках.
Впрочем, на устранение нарушений не купалась КПРФ – глава юридической службы партии Владимир Соловьев пообещал, что в целом итоги выборов в 3-х регионах будут обжалованы в Московском городском суде, Верховном суде республики Марий-Эл и в Тульском областном суде. А с мелочами будет разбираться прокуратура.

Итоги бунта думских партий и встречи их лидеров с президентом Медведева – я обсудил с политологом Дмитрием Орешкиным.

Дмитрий Борисович, можно ли оценить после встречи Дмитрия Медведева с лидерами парламентских партий эффективность того демарша, который был в Думе 10 дней назад?

Дмитрий Орешкин: Если они хотели добиться немножко более толстой крошечки с барского стола, то, наверное, они ее добились, наверное, им что-то пообещали. Но меня гораздо больше волнует эффективность в системном плане. Речь идет о том, что де-факто состоялось признание элитами, что наши выборы недоброкачественные. Плюс к этому де-факто состоялось признание этого факта общественным мнением. Люди понимают... Они и раньше понимали, что с выборами не все блестяще. Но не был пересечен некоторый Рубикон приличий. Да, немножко подворовывают, но не настолько, чтобы радикально изменить результаты.

А вот сейчас, например, в Москве совершенно очевидно, что процентов 20 голосов, как минимум, приписано "Единой России", притом, что явка приписана в размерах примерно 10%. И это уже воспринимается как нечто недопустимое. Так что, это значимо, это важно. Так или иначе, три парламентские партии прирученные, абсолютно лояльные признали или заявили о том, что выборы их не устраивают.

Теперь о выборах говорят в негативном плане не только враги государства Российского, как нам объясняли еще недавно, но и вполне ручные, вполне такие системные политические партии. Это большой прогресс. В этом смысле их демарш многого стоит просто потому, что люди лучше начинают понимать, как устроена политическая система, люди начинают переосмысливать свое положение в этой системе. В этом смысле я им очень благодарен за то, что они это сделали.

Михаил Соколов: Коммунисты обещают обратиться в суды трех субъектов Федерации - Тульской области, Москвы и Марий-Эл - с требованием отмены выборов в Законодательные собрания этих регионов. Дмитрий Медведев обещал обеспечить законность рассмотрения подобных дел в судах. Возможно ли, что действительно где-то выборы отменят не по нескольким участкам, а в масштабе региона?

Дмитрий Орешкин: Я практически уверен, что в масштабе регионов отмены не произойдет, и практически уверен, что найдут отдельные нарушения на отдельных участках. И руководители этих отдельных участков, на которые наехало колесо истории, будут брошены с раската на вилы негодующей общественности для того, чтобы принести их в жертвы. Соответственно, отойти в сторону от фундаментальных проблем.

Тут дело в том, что если сейчас признать, что система гнилая до корня, тогда это значит расписаться в том, что Путин зря работал на галерах 10 лет. Это значит признаться, что власть зависит от общественного мнения, и ему вынуждена подчиняться. Это значит, что власть слабая. Та риторика, которая лежит в основе всей этой вертикалистской идеологии заключается как раз в том, что власть сильна. Власть лучше знает, чем народ, население, как следует управлять страной по имени Россия.

Если вдруг сейчас под давлением либо коммунистов, либо еще кого-то власть отступит, то это будет означать, что она сдалась. Это невозможно психологически. Это невозможно технологически в политическом смысле, потому что это означает, что Медведев идет против Путина. Он ясно дает, таким образом, понять, что путинская модель выборов его не устраивает. Не может он этого себе позволить. Поэтому будут сделаны чисто такие декоративные изменения, но не в этом же дело! Россия - страна медленная.

Я с восторгом наблюдаю, как коммунисты требуют, чтобы нынешняя власть выполняла свои собственные законы. Ровно то самое они требуют, что антикоммунистические диссиденты требовали от советской власти в 70-х - 80-х годах.

Михаил Соколов: Дмитрий Борисович, есть некий набор технологических мер, которые требует, например, "Справедливая Россия", - это и прозрачные урны, и отмена открепительных удостоверений, отмена досрочного голосования. Может ли здесь, в этих технологических вопросах, хотя и важных, но не принципиальных, власть пойти навстречу оппозиции.

Дмитрий Орешкин: Да, на здоровье! Сделайте эти урны прозрачные. Какая разница, если туда будут впихивать эти самые бюллетени после подсчета голосов. Природа избирательной системы, как натуры человеческой, бесконечно разнообразна. Где-то вбрасываются бюллетени просто так - пачкой, где-то даже не считают нужным вбрасывать бюллетени, а просто пишут протоколы. Это особенно характерно для Северного Кавказа. Где-то, где расцвет демократии, приходится организовывать змейки или карусели, когда одну и ту же публику на автобусах таскают с одного участка на другой.

Это на самом деле означает, что есть какой-то элементарный контроль над выборами. Потому что если этого контроля нет, то гораздо проще взять пачку бюллетеней - 100 штук, все их пометить правильной галочкой и целиком эту пачку засунуть. А еще проще - просто не мучиться с бюллетенями, а написать протокол, не обращая внимания на то, сколько там реальных бюллетеней существует. Так что, технологии абсолютно разные.

Речь не о том, чтобы какими-то техническими решениями их пресечь. Дело не в том, чтобы создавать новые законы, а выполнение старых законов. Законы как раз неплохие. Их можно ругать, их можно хвалить, но не в этом дело. Дело в том, что они такие, какие есть, и откровенно не выполняются. Идет откровенное такое обучение народа тому, что главный закон - начальник всегда прав, что начальник сказал, то и по закону. А то, что там на бумажке написано, в Конституции или в Избирательном кодексе Москвы - это, пожалуйста, себе на стенку приколите, а нас этим не утомляйте.

Так что, в общем, какая разница, что там написано. Ну, будет вам прозрачная урна. Ну и что? Вы там увидите пачку вброшенных бюллетеней. Ну и что? Вам скажут - а так бюллетени легли, глядя при этом светлыми глазами прямо в глубину вашей души. И вы ничего не сможете сделать.

Дело не в этом. Дело в безнаказанности чиновников. Дело в их ясном понимании, что главный закон - это лояльность. Если ты лоялен, то вышестоящий начальник тебя прикроет от любых нарушений, если, конечно, не попадешь под колесо истории, когда надо кого-то принести в жертву. И точно также эти люди понимают, что все то, что написано в законах, в конституциях и все остальное - это просто для либеральной общественности Запада, которые являются полноправными идиотами, с их точки зрения. Как говорил Козьма Прутков, "при виде исправной амуниции, сколь презренны все конституции". Вот главное - содержать амуницию в порядке, а конституции гори огнем. Это вполне советское мышление. Сейчас оно благополучным образом возрождается.

Михаил Соколов: А как быть с единственным пунктом от оппозиции, от КПРФ, которые однозначно одобрил президент Медведев - это переход к чисто партийным выборам по всей стране?

Дмитрий Орешкин: Имеется в виду полный отказ от одномандатных округов, если я правильно понимаю. Я не очень хорошо понимаю, в чем преимущество или недостатки отказа от одномандатных округов. Мне казалось, что при условии опять же добросовестного проведения избирательной кампании, одномандатные округа дают возможность реализовать политические амбиции каким-то не системным, но достаточно ярким людям. Таким образом, в элитные классы могут попасть люди, не желающие связываться с какой-то определенной партией, но обладающие ресурсами (политическими, финансовыми, личностными, харизматическими), для того чтобы в этой политике участвовать.
Это, мне казалось бы, хорошо, потому что элита слишком узка, кадров не хватает.

Таким образом, одномандатные округа позволяли открыть ворота для новых кадров в высшие слои нашего общества. При одном условии - если работают законы, если тебе позволяют зарегистрироваться, если тебе позволяют избираться, если тебе позволяют вести предвыборную агитацию, если честно считают голоса в твою пользу. Поскольку все это не соблюдается (не зарегистрируют, не позволят вести агитацию и посчитают против тебя), то вообще просто вопрос теряет смысл.

Есть эти одномандатные округа, нет ли этих одномандатных округов - разница невелика, просто потому, что все остальные правила не действуют. В 90-е годы работали эти округа. Да, проходили по ним очень сомнительные личности, но не в доминирующем большинстве. У любой системы есть некоторые издержки. При выборе губернаторов тоже проходили люди сомнительные, но не более 10%, а 10%-й отсев - это не так уж и плохо. То же самое с одномандатными округами. Бывали и бандиты по ним проходили, бывали и темные личности, но очень много серьезных политиков пришли в нашу элиту именно через выборы в одномандатных округах. Если посмотреть состав нынешней Думы, там очень много людей бывших одномандатников. И очень хорошо, что они пришли, потому что, как правило, это все-таки, как не говори, они достаточно яркие и талантливые люди.

Михаил Соколов: Нет пока никаких оснований считать, что, например, весной выборы пройдут по каким-то другим, реальным правилам - не формальным, а реальным правилам, когда считают по-другому, а не как привыкли сейчас в России?

Дмитрий Орешкин: Понимаю вас. Я думаю, что более того, есть основание думать, что они пойдут по прежним реальным правилам по одной просто логике. Если считать, что в Москве реальная явка была где-то 20% и реальная поддержка "Единой России" где-то между 45 и 50%, а, соответственно, явка приписана процентов на 10 и поскольку она целиком состояла (приписанная явка) почти целиком из голосов за "Единую Россию", то понятно, что в суммарной цифре около 20% сверхплана "Единая Россия" получила.

Но вот представьте себе теперь, что если вдруг будут честные выборы, то, грубо говоря, рейтинг "Единой России" упадет на 20%. Добавьте к этому, что он естественным образом упадет просто потому, что мы находимся в кризисе, общественно медленно осознает все связанные с ним неприятности, соответственно, все меньше любят партию власти. Это естественный процесс, как не относись к "Единой России" - хорошо или плохо. Так что, если считать честно голоса получиться, что от 60% осенью "Единая Россия" съедет к 3-40% весной. Это будет означать провал! Потому что мы должны идти от победы к победе и подниматься с колен.

Соответственно, нынешняя власть очень крепенько сидит на игле фальсификационного допинга. Она не может с этой иглы слезть, потому что ножки-то слабенькие. Она может бегать только, когда таким образом считает голоса, как ей удобно, а в реальной конкуренции она гораздо слабее. Соответственно, начать честно считать голоса - это значит расписаться в том, что мы врали раньше, как минимум, а кроме этого продемонстрировать фундаментальную слабость и, соответственно, системный обман. Если власть пойдет на этот путь, то в той системе ценностей, которую она создала, это будет знак тому, что она не контролирует ситуацию. Она не может нарисовать себе тот результат, который ей нужен. А слабых, как правильно заметил лидер этой партии господин Путин, бьют.

Значит, как только появится сигнал, что "Единая Россия" не может обеспечить себе искомые 65-70%, на нее ринутся с атакой - и где она того заслуживает, и где она того не заслуживает - все наши любители мертвечины, которые еще вчера стелились перед элитой Россией", и будут ее злобно кусать за всякие мягкие места просто потому, что почувствуют, что она ослабела. Так что, чтобы там не говорила власть, пойти на добросовестный счет голосов она технически не может, потому что в той системе ценностей, которую она сама создала, это будет равносильно признанию слабости, лживости, неэффективности.

Значит, так или иначе, следующие выборы будут примерно такие же, как эти. При этом надо иметь в виду, что они будут проходить на фоне другого общественного мнения! Элита понимает, как устроены выборы, и уже не делает вид, что они безукоризненны, а главное - общественное мнение понимает. Интернет прекрасно научился пользоваться теми методиками выявления косвенных фальсификаций, которыми 2-3 года назад пользовались только специалисты.

Корреляция между явкой и долей голосов за "Единую Россию", сколько людей проголосовали в последние два часа явки, как там работали избирательные участки в центральных и периферийных районах (сравнивают это), как работают участки, снабженные методами электронного голосования - все это уже люди понимают. Интернетовская общественность освоила эти методы и с удовольствием в них играет. Так что, все это будет, как на ладони. Все это будет очевидно. Все это будет крайне постыдно. Но избавиться от этого власть не может, потому что на этом она существовала последние несколько лет. И вот в этом-то и фундаментальная проблема.

Можно плохо относиться к "Единой России", можно хорошо относиться к "Единой России", но чисто научный факт заключается в том, что если пользоваться прежними методами обеспечения своей политической поддержки, то красиво не получается. А если не пользоваться этими методами, то получается еще некрасивее. Так что, такая фундаментальная экзистенциальная, если угодно, развилка, из которой нет хороших выходов.

Если идти к честным выборам, то значит проигрывать, а если идти в противоположную сторону (завинчивать гайки, выборы отменять, вводить цензуру, затыкать интернет), то получается чистый совок, и тоже красиво не получится. Вот в этом-то и проблема современности.

Михаил Соколов: Продолжаются странные отставки мэров городов. Потерял свой пост глав Магнитогорска.
Рассказывает корреспондент в Челябинской области Александр Валиев.

Александр Валиев: Обсуждение отставки мэра Магнитогорска Евгения Карпова началось еще до того, как эта отставка состоялась. Первым громким звонком был арест его заместителя Виталия Сидоренко, которого обвинили во взяточничестве. А когда месяц спустя вице-мэром Магнитогорска вдруг был назначен министр промышленности Челябинской области Евгений Тефтелев, стало ясно, что Карпова готовят на выход. Строго говоря, в Магнитогорске события осени мало для кого стали сюрпризом: уже год город обсуждает конфликт мэра Евгения Карпова и Рашникова, владельца Магнитогорского металлургического комбината.

Евгений Карпов действительно был выдвиженцем градообразующего предприятия, ММК, но некоторое время назад между мэрией и комбинатом началось непонимание. Оно проявилось, в частности, в конфликте вокруг монетизации транспортных льгот, который разгорелся между городскими депутатами, среди которых много людей, связанных с ММК, и мэром. Как говорят наблюдатели, депутаты не захотели незадолго до очередных выборов ссориться с пенсионерами и не поддержали главу города, который лоббировал интересы муниципальных транспортников. В течение последующего года в прессе Магнитогорска началась целенаправленная кампания по дискредитации городского главы, и его рейтинг у населения снизился вдвое. Говорит Олеся Романова, председатель городской рабочей организации Магнитогорска

Олеся Романова: Так как Карпов ставленник ММК, зависим от ММК. И поначалу вся политика шла от ММК, то, думаю, поначалу они решили договориться с ним, руководство ММК с Карповым. Но так как это не получилось, так как Крапов долго не складывал с себя полномочия, то губернатор сделал нашему мэру какое-то предложение, Карпов в начале октября ездил в город Челябинск, встречался с Сумин. Приехал он оттуда понурый, сразу же ушел в отпуск. После выхода из отпуска сразу же написал заявление по собственному увольнению. То есть, видимо, были какие-то рычаги давления, которые непосредственно через губернатора могли подействовать и они подействовали.

Александр Валиев: Эксперты говорят, что Евгений Карпов умудрился рассориться не только с Рашниковым и ММК, но и аппаратом губернатора Петра Сумина. Истинных причин отставки никто не называет. Вот какой комментарий дал первый вице-губернатор Челябинской области Андрей Косилов.

Андрей Косилов: Безусловно, первый, кто узнал о предполагаемой отставке, был губернатор. С ним Евгений Карпов встречался дважды, обсуждал сроки и саму технологию отставки, имея в виду, что было понимание, что его полномочия должен исполнять человек, который является консолидированной фигурой всех элит, компромиссной консолидирующей фигурой, которого в области хорошо знают, имея в виду Евгения Тефтелева.

Александр Валиев: В Магнитогорске сейчас не самые лучшие времена. Кризис больно ударил по населению, многие попали под сокращение, у кого-то урезали зарплаты, все лето город испытывал серьезные перебои с водоснабжением, выросли коммунальные тарифы, вопрос с льготным проездом по-прежнему не решен. В данный момент в городе идет голодовка обманутых акционеров ММК из числа старых сотрудников. Несколько лет назад они передали свои акции в доверительное управление компании, созданной по инициативе ММК, и больше не видели свои ценные бумаги. Голодовка наглядно продемонстрировала, как в городе обстоит дело со свободой слова. Говорит магнитогорский журналист Вадим Бородин.

Вадим Бородин: Около пяти лет назад во время проведения первых митингов и пикетов комитета обманутых акционеров. Наиболее четко, ясно и выпукло в Магнитогорске обозначилась старая проблема – отсутствие свободы слова, отсутствие свободы информации. За все эти пять лет работы комитета обманутых акционеров и вообще выступлений оппозиции был опубликован единственный материал в “Челябинском рабочем”. Тотальный контроль руководства Магнитогорского металлургического комбината над всеми основными сферами жизни города, он проявляется и в этом. Любое слово критики в адрес Виктора Филипповича вызывает самую резкую реакцию.

Александр Валиев: Надо сказать, что Евгений Карпов разрешил еженедельные пикеты людей, которые не теряют надежду вернуть себе акции. Это тоже вряд ли могло понравиться всесильному владельцу градообразующего предприятия.

Михаил Соколов: В Иркутске со своего поста так же уходит нынешний мэр. О перспективах борьбы за власть в Приангарье рассказывает Виталий Камышев.

Виталий Камышев: Буквально за сутки до дня голосования 11 октября новый губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев, ранее представлявший регион в Совете Федерации, решил предложить сенаторское кресло действующему мэру областного центра Владимиру Якубовскому и тот это предложение принял.

Официальное утверждение кандидатуры Якубовского должно состояться 28 октября на очередной сессии Законодательного Собрания Иркутской области, но никто не сомневается в том, что всё пройдет гладко.

Бывший спикер регионального парламента Сергей Шишкин считает, что рейтинг мэра Иркутска в последние годы был почти нулевым.

Сергей Шишкин: Он на последних выборах набрал незначительное количество голосов иркутян, что-то вроде 7% всех жителей города Иркутска.

Виталий Камышев: Лидер движения “Областническая альтернатива Сибири” Михаил Кулехов уверен: сам Владимир Якубовский уже давно тяготился своей должностью.

Михаил Кулехов: Владимир Викторович готов был уйти два года назад. Два года назад он, как известно, победил на выборах в Государственную думу, попав по списку “Единой России”. И тогда его не отпустило окружение. Схватили за руки, за ноги: отец родной, на кого ты нас бросаешь. Он остался, два года зачищал хвосты, как говорится. Сейчас он со спокойной душой уходит.

Виталий Камышев: Уходит Якубовский накануне празднования 350-летнего юбилея Иркутска, а на финансирование связанных с этим мероприятий – они должны пройти осенью будущего года – федеральное правительство уже решило выделить немалые по нынешним кризисным временам средства. Возникает вопрос: кто будет рулить финансовыми потоками?
Бывший спикер регионального парламента Сергей Шишкин предполагает, что у новой областной администрации пока нет какой-то своей внятной кандидатуры мэра Иркутска взамен Якубовского.

Сергей Шишкин: И тогда начинается очень любопытная игра, где в том числе игроком может быть и Якубовский. Его интерес, безусловно, состоит в том, чтобы приходящая власть исполнительная была лояльно по отношению к результатам его мэрства и поэтому он не заинтересован в том, чтобы был чужой человек. Более того, настроенный с какими-то ревизорскими функциями.

Виталий Камышев: До выборов нового мэра Иркутска, которые должны пройти в марте будущего года, исполнять его обязанности по Уставу города будет спикер городской думы.
На эту должность 22 октября в ходе первой сессии думы нового созыва был избран поддержанный политсоветом иркутской отделения “Единой России” Андрей Лабыгин, занимавший этот пост и в прошлом созыве.

Одним из возможных кандидатов на пост мэры Иркутска считает Андрея Лабыгина и Сергей Шишкин.

Сергей Шишкин: Это либо действующий спикер Андрей Лабыгин, лояльный человек мэру Якубовскому. Вторая кандидатура – это Олег Гиевский. Есть некоторые оппозиционные представления о путях развития города Иркутска.

Виталий Камышев: А Михаил Кулехов видит в числе реальных претендентов на должность иркутского градоначальника еще и лидера местных “жириновцев”, “бизнесмена” Нину Чекотову и вице-губернатора Александра Битарова, близкого соратника бывшего главы Иркутской области Бориса Говорина.

Но вот вопрос: будут ли выборы нового мэра Иркутска всенародными?

Во всяком случае, спикер городской думы, которому предстоит теперь исполнять полномочия главы города до марта, был избран открытым голосованием, как на партийном собрании былых времён, и – единогласно.

По закону, любые поправки в Устав Иркутска, принятые депутатами городской думы, смогут действовать лишь по истечении срока их полномочий, поэтому мартовским выборам мэра путем всенародного голосования вроде бы ничто помешать уже не может.

Михаил Соколов: Всего полтора месяца потребовалось для того, чтобы отменить всенародные выборы мэра Ульяновска. Рассказывает Сергей Гогин.

Сергей Гогин : В середине сентября депутатская фракция «Единой России» в Ульяновской городской думе предложила внести поправки в Устав города, через полмесяца состоялись публичные слушания, одобрившие новую схему муниципального управления, а 21 октября Гордума утвердила результаты слушаний. Теперь избранный глава города автоматически возглавит Гордуму, но сможет похвастаться только представительскими и некоторыми контрольными полномочиями, на «хозяйство» же поставят нанятого по контракту сити-менеджера. Обещают подобрать городу талантливого управленца, хотя никто не знает, где такие водятся.
Из выступлений председателя Ульяновской городской думы Василия Гвоздева можно понять, что он не на жизнь, а на смерть бился за всенародные выборы главы города и победил.

Василий Гвоздев: 21 депутатом Городской думы внесен вопрос о сохранении способа избрания главы муниципального образования всенародным способом. В результате появится всенародно избранный глава со всеми правами по закону.

Такие речи все только запутывают. Кого считать мэром – главу города или главу администрации, то есть мэрии? Для ясности этот вопрос просто замяли: в новом варианте Устава слова «мэр» нет вообще. Как со знанием дела сказал Гвоздев, «мы иностранное слово “мэрия” заменили на русское – “администрация”». Словарь иностранных слов с ним бы категорически не согласился, указав на латинское происхождение термина.

Секретарь регионального политсовета «Единой России» Игорь Тихонов участвовал в публичных слушаниях и внес часть поправок. Новую схему распределения полномочий в муниципалитете Ульяновска он считает торжеством демократии.

Игорь Тихонов: Многие проблемы заключались в том, что нужные решения не принимались по политическим мотивам, и наоборот, некоторые политические решения не нужно было принимать. Теперь они разделены.

Противники новой схемы формирования Ульяновской администрации считают, что она во многом отменяет разделение властей, потому что теперь мэра будут назначать Гордума при участии областного правительства.
Лишь немногие из депутатов Гордумы осмеливаются говорить о том, что слушания были фальсифицированы, а думцы, провернувшие операцию по изменению Устава, подверглись давлению со стороны руководства Ульяновской области и «Единой России». Вот фрагмент выступления на «историческом» заседании Ульяновской городской думы депутата Геннадия Бударина:

Геннадий Бударин: Мне было обидно за своих коллег, которые мне на ушко говорили, что они против изменений в Устав, но голосовали за изменения, потому что им кто-то что-то пообещал, многие просто голову вниз наклонили, потому что как бы понимали, что по-другому вести себя не могли бы. Я тоже был на этих так называемых слушаниях, видел, как все это было организовано определенными людьми, которые грамотно все просчитали, контролировали.

Не сказал последнего слова действующий мэр Ульяновска, «единоросс» Сергей Ермаков. До сих пор он уклонялся от обсуждения ключевых поправок в Устав. Ему, однако, предстоит подписать постановление Гордумы, которым вводится новая схема выборов и полномочий главы Ульяновска.
Несколько известных в Ульяновске людей, среди которых - бывший депутат Госдумы Олег Казаров, бывший зам губернатора Михаил Шканов, директор музея-заповедника «Родина Ленина» Александр Зубов - в открытом письме призвали Сергея Ермакова не подписывать изменения в Устав и хоть этим оставить по себе хорошую память.

Михаил Соколов: В одном случае тройка лидеров парламентских партий сошлась во мнении и подала Дмитрию Медведеву общее прошение: надо разобраться с вопиющим случаем: с помощью крепких ребят, блокировавших работу наблюдателей и неугодных членов избиркомов, в Астрахани были сфальсифицированы результаты выборы в пользу действующей власти.

Что же происходит в Астрахани, где проходят акции протеста? Там побывал специальный корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский

Максим Ярошевский: Сегодняшняя Астрахань - это два города в одном. Выбеленный, вычищенный и блестящий центр города с главной достопримечательностью – Астраханским Кремлем, соседствует с двухэтажными полуразвалившимися деревянными хибарами.

По ухоженным паркам, расположенным вокруг кремля, гуляют немногочисленные туристы.
Во дворах, между ветхими домиками, сушат на веревках белье, чинят в самодельных гаражах автомобили.

В иных бараках неожиданно попадаются частные парикмахерские и салоны красоты.
Лишь юбилей, 450- лет со дня основания Астрахани, который отмечали в прошлом году, позволил преобразить ту небольшую часть центра, которая сразу бросается в глаза, объясняет астраханский политолог Николай Гришин

Николай Гришин: За те пять лет, что Сергей Боженов находился первый срок мэра города Астрахани, действительно произошло много позитивных событий. Конечно, главной причиной этих позитивных событий было празднование юбилея Астрахани, на которое была предусмотрена колоссальная помощь из федерального бюджета, центральных средств. Сейчас в принципе эффект от вложения этих денег есть. На самом деле лозунг предвыборной кампании Сергея Боженова “Наш город становится лучше” - это лозунг справедливый, с ним не могут поспорить астраханцы.

Другое дело, что налицо много сомнительных моментов, связанных с областной властью, очень много недовольства, очень многие программы, по которым отчиталась областная власть, они не были реализованы и даже не началась реализация. Наряду с изменениями к лучшему, существуют очень большие проблемы.

Максим Ярошевский: По мнению бизнесмена, заместителя председателя по экономике российско-немецкого общественного центра “Единство” Александра Герлаха, все, что сегодня сделано в Астрахани, стало возможным только благодаря финансовой поддержке, которая пришла из федерального центра.

Александр Герлах: Это можно было добиться только беспрецедентными для Астрахани капитальными вложениями. Более-менее привести центр Астрахани в какое-то более-менее приличное состояние. Здесь большую роль сыграла, наверное, политика, проведенная в этом отношении губернатором. То есть он смог убедить федеральный центр, чтобы были выделены на это большие средства. Вопрос в другом, что на те средства, которые были выделены федеральным центром, можно было сделать намного больше, чем сделано на самом деле, не просто покрасить фасады и оставить кучу незавершенных объектов по городу. По городу есть масса скелетов, которые начали строить и бросили.

Максим Ярошевский: В “Единой России”, член которой Сергей Боженов 11 октября был переизбран на пост мэра города, согласны – изменения произошли только благодаря юбилею.
Однако уже разрабатывается проект под названием “от окраин к центру”. Именно пресловутые бараки должны попасть под снос. А на их месте будут построены новые жилые дома. Однако пока что это все исключительно на словах и бумаге. Говорит зам председателя Государственной Думы Астраханской области, руководитель фракции “Единая Россия” Ирина Родненко.

Ирина Родненко: Много ветхого аварийного жилья – это наше родимое пятно. Причем иногда даже люди циничные говорят: Волгоград бомбили, его отстроили. Астрахань миновал сей ужас, а осталась развалюхой. Мы говорили про 450-летие. Он партийный кандидат – Боженов. В ноябре на партийной конференции он сразу же предложил проект “от окраин к центру”. Я понимаю, что мы не все сделали на окраинах и сделать, наверное, невозможно в столь короткое время, но можно было вообще забыть про благоустройство, про то, что остались микрорайоны, которые с ветхим аварийным, которые в неблагополучной ситуации находятся. Тем не менее, я считаю, что это безответственный поступок мэра.
Максим Ярошевский: В конце октября в Астрахани все еще плюс 22 градуса.
Но жарче чем на улицах Астрахани сегодня в партийных штабах участников выборов главы города.
“Справедливая Россия” итоги этой кампании и поражение своего кандидата Олега Шеина не признает. Выборы сфальсифицировали, не дав проконтролировать подсчет голосов, – считает бывший кандидат на пост мэра Олег Шеин. Он не перестает повторять, что в Астрахани произошел криминальный мятеж, а выборы выиграли бандиты во главе с мэром Сергеем Боженовым.

Олег Шеин: С 2005 года Астрахань погружается в криминальный беспредел, который организовывается органами власти. У нас в 2005 году после прихода Боженова началась целая волна коммерческих поджогов. Только после массовых выступлений людей, люди ставили пикет даже в Ростове под окнами полномочного представителя президента, сюда приезжала Анна Политковская, очень большой материал размещала в “Новой газете” тогда. После такой протестной волны эти поджоги стихли. В общей сложности было сожжено 60 домов в центре Астрахани, погибло 28 человек.
Выборы изначально пошли с криминальным душком, то есть когда наших товарищей избивали, нападали на них.
Пик этого террора пришелся на середину сентября, 15-22 число, когда мало того, что избивали наших распространителей печатной продукции, два человека оказалось в больнице. Помимо того, что были угрозы, в массовом порядке резали шины маршруткам, ломали номера. Машина нашего депутата Дунаева была просто сожжена около его дома. Вы обратились с открытым письмом к Суркову. Ответа, понятно, не было публичного. Непубличный ответ мы увидели, то есть террор стих.

В день голосования, когда по “экзит-пулам” мэрия начала понимать, что она выборы проигрывает, мы
побеждали в соотношении 55 на 45, я почему такие цифры называю: на нескольких участках не было грубых фальсификаций, и мы там повторили результаты 2003 года. Тогда я получил по городу 54% голосов. Банды, одна из которых возглавлялась депутатом Шабановым, он не просто депутат, он муж начальницы комитета имущественных отношений мэрии города Астрахани, начали разъезжать по избирательным участкам, запугивать людей, фотографировать в упор наших представителей. Вечером неформальные группировки по 50 человек на район заняли здания районных администраций, не допуская туда представителей “Справедливой России”. Милиция упрашивала бандитов, чтобы те пустили наших членов избирательных комиссий в здание избирательных комиссий.
Есть случаи, когда нашу женщину оттаскивали за волосы, есть случаи, когда отбирали мобильный телефон у тех, кто пытался вызвать прокуратуру и милицию.

То есть по сути в Астрахани мы имеем другую ситуацию, чем по другим городам. Да, там были фальсификации, там были вбросы, как у нас тоже были, мы на них не жалуемся особенно. Потому что при фальсификациях и вбросах мы победили бы на выборах. А вот криминальные структуры, если милиция не противодействует, ни одно гражданское общество победить не вправе. Тогда мы должны были бы начать действовать их методами, в противном случае наши бы сидели сейчас в СИЗО, а бандиты разгуливают на свободе. Поэтому практически в Астрахани гражданское общество оказалось под прессингом уголовных элементов, которые командовали представителями правоохранительных органов.

Максим Ярошевский: Эсеров поддерживает и представители ЛДПР.
Зато официальные победители “единороссы” итоги кампании по выборам мэра Астрахани предсказуемо признали.

Их кандидату, мэру города Сергею Боженову насчитали 65 процентов голосов избирателей.
Позицию “Единой России” объясняет руководитель фракции партии в законодательном собрании региона Ирина Родненко.

Ирина Родненко: Выборы были сложные. То, что оппозиция проиграла, мне тоже кажется это естественным. Хотя я с большим уважением отношусь к Олегу Васильевичу, я просто знаю его лет, наверное, с 16-ти, еще со школьника. Это очень растущий, набирающий интеллектуальный потенциал и электоральный потенциал, человек. Единственная его проблема, на мой взгляд, что в нем гораздо сильнее некая теоретическая составляющая, юридическая составляющая. Но я не одна, может быть я банальна, все-таки хозяйствующая школа тоже нужна.

Максим Ярошевский: Компартия, чей кандидат на пост градоначальника бизнесмен Ростислав Алексеев, получил чуть более 4 процентов голосов, странным образом не выступает против фальсификации выборов, в которой обвиняют “Единую Россию”.

Коммунисты заняли позицию – “против всех”: по словам руководителя астраханского отделения КПРФ Николая Арефьева, все участники предвыборной гонки, как единоросс Боженов, так и эсер Шеин, вели нечестную борьбу за пост мэра.

Николай Арефьев: Не было выборов, а был элементарный фарс. Была создана видимость, что проводятся какие-то выборы. На самом деле все было взято под административный ресурс, средства массовой информации, наиболее массовой, не участвовали в предвыборной кампанию. Конкурентам нашего мэра поэтому не представилась возможность как-то широко публике рассказать о своих программах. А мэр по телевидению выступал как мэр, а не как кандидат в мэры. Естественно, он был в одиночестве.

Что касается голосования, то это вообще из ряда вон выходящее дело, когда досрочно в Астрахани, в одном только городе проголосовало 20 тысяч человек – это что за наполеоновское нашествие такое? В Чеченской республике 50 человек проголосовало досрочно, а у нас в одном городе проголосовало 20 тысяч. Конечно, палками загоняли работников бюджетной сферы, чтобы они досрочно проголосовали на конкретных участках под контролем своих руководителей под страхом увольнения. Это же беспредел, это антиконституционно.

Что касается подсчета голосов, это вообще полный беспредел, когда территориальные комиссии были окружены ОМОНом, охранниками ЧОПов, милицией. Когда наших членов избирательных комиссий не пропускали, и мы вынуждены были в прокуратуру обращаться, чтобы члена комиссии нашего допустили к подсчету голосов.

Когда создается такой режим секретности, то это явно, что фальсификации.

Что касается “Справедливой России”, это тоже такие же непорядочные люди, как Боженов, как “Единая Россия”. Мы даже сотрудничать с ними не хотели, потому что у нас с ними пути разошлись прямо на ранней стадии избирательной кампании. Они применяли точно такие же подлые приемы, какие применяет сегодня и на этих выборах применяла “Единая Россия”. Я убежден, если бы мэром был избран Шеин, было бы еще хуже в плане демократии, чем это сделал сегодня Боженов. У “Справедливой России” ни стыда, ни совести нет и они действуют точно такими же бессовестными методами, как и “Единая Россия”.

Максим Ярошевский: Наиболее активная послевыборная работа идет в штабе “Справедливой России”. На крыше светло-голубого здания с массивными колоннами, где расположились эсеры, флаги как самой партии, так и ее главного оппонента “Единой России”.

Кабинет экс-кандидата на должность мэра Олега Шеина, набравшего по результатам выборов около 26 процентов голосов, расположен напротив кабинета одного из членов “Единой России”. Активисты и соратники Шеина в штабе постоянно ведут телефонные переговоры и решают, каким образом привлечь к себе внимание. По фактам нарушений в ходе выборов в “Справедливой России” сняли получасовой фильм. В нем также рассказано и про инцидент с журналистами. В основном же на камеру записаны показания наблюдателей, которые рассказывают о дне голосования.

Уже несколько раз в городе проходили акции протеста, никак не согласованные с астраханскими властями. Зачастую в милицию попадали молодые и наиболее активные их участники.

По пути на один из таких пикетов мне удалось поговорить с лидером астраханского молодежного оппозиционного движения “Точка отсчета” Александром Алымовым.

Александр Алымов: Мы принимали непосредственное участие в избирательной кампании на стороне Олега Шеина, и мои ребята постоянно подвергались нападениям, избиениям только лишь за то, что они распространяли агитацию. Угрозы, похищения, все у нас было. 11 октября здесь произошел криминальный переворот бандитский. То есть бандиты не скрывали, стояли у каждого ТИКа, угрожали, пугали. То есть любые попытки пройти в ТИК заканчивались тем, что подбегала милиция вместе с бандитами, нас просто оттуда силой выдворяли. Если у нас была камера в руках, фотоаппарат, разбивалось, отбиралось.

11 октября я написал об этом в своем ЖЖ, назвал пост “ В Астрахани совершен государственный переворот”, где описал все события, которые происходили, то есть факты нападения, факты избиения журналистов, кто в них участвовал. То есть по идее по этим фактам должна была начать проверка в прокуратуре и если вдруг они не подтвердятся, то тогда меня можно обвинить в клевете или еще в чем-то. Однако 12 числа меня вызвали в ФСБ, где я узнал, что прокурор области написал письмо о том, что я призываю граждан к свержению государственной власти в Астрахани. То есть там такого призыва близко нет, там есть факты действий Боженова и его бандитов.

Сейчас проверка по этому посту в ЖЖ моем, на основании его прокуратура хочет возбудить уголовное дело по статье 278 – это призыв к свержению государственного строя, до 12 лет тюрьмы.

Максим Ярошевский: Александр Алымов, рассказывая о нарушениях во время выборов, упомянул скандальную историю с избиением на одном из избирательных участков двух журналистов. В этом неприятном инциденте был замечен депутат Астраханской областной думы, единоросс, бывший боксер Рифкат Шабанов.

Журналисты сайта “Кавказский узел” и газеты “Житель” снимали на одном из избирательных участков ход голосования. Однако это занятие не понравилось депутату Шабанову и нескольким сопровождавшим его молодым людям.

В итоге корреспондента газеты “Житель” Олега Теплищева повалили на землю и избили ногами.
Пострадавший Олег Теплищев официально заявляет, что приказ напасть отдал именно Рифкат Шабанов.

Олег Теплищев: Нам запрещали снимать, мы не сопротивлялись, просто спрашивали, на каком основании, и все. При переходе с одного участка на другой на нас напал Шабанов, депутат областной думы вместе с пятью своими телохранителями. То есть им якобы показалось, что мы снимали их, начали догонять с возгласами “бей камеры”. Они вынудили стереть кадры, приказали в приказном тоне покинуть участки. Мы им объяснили, что мы сопротивляться не будем, мы покинем участки – не вопрос, но потом мы будем с вами разбираться в законном порядке.

Перевыборы при таких событиях, которые произошли, это уже с преступниками тягаться на выборах – зачем? Преступник должен быть в тюрьме. Это самый настоящий криминальный переворот.

Максим Ярошевский: Про инцидент с журналистами знают и в самой “Единой России”. Более того, и не пытаются скрыть его. Говорит председатель фракции Ирина Родненко.

Ирина Родненко: Я сама не знакома с криминальными структурами, не знаю, к счастью или к несчастью. Но скорее всего к счастью. Мне думается, сама я в ночь с 11 на 12 с моими коллегами-депутатами была рядом с ТИКом Ленинского района. Единственное, что наводит на эту мысль, что помимо милиции ТИКи охраняли представители ЧОПов. Мы два часа простояли рядом, приходили депутаты от “Справедливой России”, мы говорили. Никто нас не оскорблял, не выгонял.

К сожалению, я знаю только информацию, которую распространяли широко про Шабанова. Будучи депутатом, с депутатским значком, я считаю, что такое поведение неприемлемо. Было или нет, я думаю, суд все докажет. Просто я согласна с тем, что подали в суд, навреное, будет расследование.

Максим Ярошевский: Разговор с лидером движения “Точка отсчета” Александром Алымовым состоялся в автомобиле по дороге к бульвару на улице Савушкина.

Там сторонники “Справедливой России” и астраханцы, не согласные с политикой городских властей, собирались провести пикет протеста против результатов выборов. Вечером около 200 человек, в том числе торговцы соседнего продовольственного рынка, выстроились в цепочку и взяли в руки ленточку.
Говорит участница акции, педагог Тамила Смирнова.

Тамила Смирнова: Боремся за свои рабочие места. Этот кусочек земли, рынок, который с правой стороны жена мэра купила магазин, с этой стороны “Макдоналдс” строится тоже жены мэра. А мы что, должны без работы остаться? Из-за этого наш рынок хотят убрать. Рынок этот нужен. Больница областная Александровская, здесь поликлиника, там вторая больница. Рынок этот необходим. А весь район, старые бабушки, дедушки живут, малообеспеченные, они без рынка жить не могут. Почему-то этот рынок надо убирать. Он нужен этот рынок. Нас уже три года гноят, не дают вообще нам ничего делать. И мы стоим в таком безобразном состоянии. Рынки все убираются, где отовариваются бабушки, малообеспеченные люди, поэтому мы и боремся.

Максим Ярошевский: Милиция не заставила себя долго ждать, и уже через пару минут перед пикетчиками с мегафоном в руках появился сотрудник правоохранительных органов

Проводимое публичное мероприятие не соответствует положению конституции Российской Федерации. Нарушает запреты, предусмотренные законодательством Российской Федерации и Астраханской области. Руководствуясь федеральным законом о собраниях, митингах, шествиях, пикетированиях требую прекратить проведение незаконного мероприятия в течение 10 минут.

Максим Ярошевский: Олег Шеин, пользуясь депутатским удостоверением, договорился с милиционерами, что бульвар все покинут и проведут встречу с ним на лестнице общежития медицинского института. Однако и там пообщаться с людьми экс-кандидату в мэры Астрахани Олегу Шеину пытались помешать.

Олег Шеин: У нас логика простая, мы ее придерживаемся, что мы говорим не о нарушениях на выборах, а о криминальном перевороте, криминальном путче, совершенном ОПГ.

Максим Ярошевский: На пикет протеста пришли не только сторонники Олега Шеина, но и жители общежития, обрушившегося в июле этого года. В результате этой трагедии погибли пять человек. Примечательно, что само ветхое здание находится также на улице Савушкина и по сути, людям было достаточно пройти несколько жилых кварталов, чтобы присоединиться к пикету протеста. Большинство из них отказывались называть свои фамилии, но не сдерживали в эмоции.

Мужчина: Я живу здесь в общежитии Савушкина, 32 уж 18 лет. В таких условиях живем: пятиэтажный дом, туалет и душ на первом этаже. Душ один квадратный метр, а туалет два унитаза. 18 лет ему, обрушился. Что за жизнь?

Женщина: Потеряли и отца, и мать, на пятом этаже жили, им сказали: 6 квадратных метров девочке 18 лет дают, а маленькому опекуны пускай, бабушка и дедушка жильем обеспечивают. Мы решили встретиться с Сергеем Анатольевичем и нам подсказали, где он находится. Мы подошли и начали кричать, он решил сбежать. Запасного выхода не оказалось, он вышел и нам ответил: что вы мне лапшу на уши вешаете? Вроде вы все в квартирах живете и нечего мне лапшу на уши вешать. Развернулся и убежал, не ушел, а убежал.

Максим Ярошевский: Рассказали на пикете и о борьбе с агитаторами. Перед днем выборов сторонники Шеина вывесили на балконы своих квартир плакаты с призывами голосовать за кандидата от “Справедливой России”.

К чему это привело, рассказывает участница акции Валентина Воронина.

Валентина Воронина: Поскольку у нас не было выхода по телевидению, то мы тогда вешали баннеры. И баннеры вешали на своих балконах или на своих домах. Те срывали, снимали. Приходили в квартиру, заходили, снимали баннеры у людей. А там, где не могли достучаться, подгоняли машину и снимали все, прямо сдирали.

Максим Ярошевский: В “Единой России” на акции протеста Олега Шеина смотрят скептически. Нарушения были, говорят единороссы, но нарушала же не только партия власти, уверена зам председателя Астраханской Госдумы Ирина Родненко.

Ирина Родненко: Скорее всего нарушения были, потому что только мы передали в ЦИК более 600 нарушений “Единой России”. И об этом озвучивал секретарь генсовета Володин. Правда, они к производству взяли цифру 423, там около 600 жалоб. Я уверена, подобное количество жалоб есть и со стороны “Справедливой России”. Поэтому говорить, что одна команда работала честнейшим образом, а другая команда работала самыми грязными методами, это команды из одного города, из одной страны, к сожалению, работаем мы все одинаковыми методами. В отсутствии устойчивых демократических взглядов, правовой культуры вообще в таких ситуациях напряжения, они вызывают подчас неадекватное поведение людей.

В данной ситуации “Единая Россия” как-то интеллигентно себя вела и во время выборов, и после выборов. А их неуспех и потенциал Олега Шеина придал такой огромный резонанс.

Максим Ярошевский: В воскресенье 25 октября в Астрахани прошла очередная акция протеста, организованная Олегом Шеиным.

Около 300 человек сначала прослушали гимн России, а затем отпустили в небо шарики, бумажных и живых голубей, показывая таким образом мирный характер пикета.

О политической ситуации, которая сложилась сегодня в Астрахани, рассказывает политолог Николай Гришин.

Николай Гришин: Заявленные результаты, они, конечно, вызвали непонимание и недоверие у огромной части экспертов, которые были задействованы. То есть доверие к проведению процедуры и доверие к подсчету голосов здесь минимальное. Кроме того, причиной скандала является то, что огромное количество нарушений, огромное количество признаков фальсификаций повлечет за собой падение легитимности городской власти. Потому что получается, что очень большая доля населения не будет доверять итогам выборов, не будет признавать мэра Боженова действительно законно избранным мэром. Отсюда эта политическая напряженность, которая продлится очень долго.

Олег Шеин, на мой взгляд, большую ставку сделал на помощь из центра, в частности, на лояльное отношение Кремля, кремлевской администрации. В период предвыборной кампании он неоднократно обращался за помощью к представителям кремлевской администрации. На мой субъективный взгляд это была ошибка, потому что такое заигрывание с режимом практически ничего не дало в ходе этой кампании, ко всему прочему вызвало явное неудовольствие у радикальных представителей в Астрахани, леворадикальной оппозиции, поскольку делает из Шеина представителя более радикальной оппозиции к представителям лояльной оппозиции.

Максим Ярошевский: Чего пытается добиться Шеин, выводя на эти пикеты пенсионеров, его сторонников?

Николай Гришин: Официальная цель, которую озвучила оппозиция – добиться отмены результатов выборов. Но зная нашу практику, я думаю, вряд ли на это можно надеяться и вряд ли на это надеется, положа руку на сердце, сам Олег Шеин. Тем не менее, у него есть конкретная политическая цель в современных условиях. Сейчас ему, конечно, очень важно сделать так, чтобы его избиратели, его сторонники не относились к официальным цифрам всерьез. То есть донести до сознания общественности, что действительно были применены фальсификации, действительно была либо украдена победа, либо, по крайней мере, выборы были фальсифицированы на самом деле, эти цифры не имеют никакого отношения к реальности.

Поэтому данные акции протеста очень важны с точки зрения гражданского противостояния произволу, безусловно, это нельзя сбрасывать со счетов. Потому что в Астрахани таких грязных выборов в принципе не было и, конечно же, возмущение многих людей абсолютно искренне. Но прагматическая цель здесь стоит такая, чтобы донести до населения, до общественности, что данным выборам нельзя доверять, следовательно, что Олег Шеин является более сильным политиком, нежели это было озвучено с этими цифрами 26% поддержки.

Максим Ярошевский: Астрахань у большинства россиян в первую очередь ассоциируется с черной икрой. Однако сегодня найти русский деликатес практически нет возможности даже на нелегальных рынках. Сами астраханцы на вопрос – покупаете ли вы черную икру, отвечают – мы деньги не едим.
О ситуации на рыбном рынке рассуждает экономист и бизнесмен Александр Герлах.

Александр Герлах: Каждая сегодня чиновничья группа пытается взять контроль и создать свою кормушку. Рыба – это одна из тем, которая и так имеет сильное влияние государства на этот природный ресурс. Астраханская область – это осетрина, черная икра. 10-20 лет назад каждый астраханец мог себе позволить купить килограмм икры, чтобы дома поесть. Сейчас астраханцы говорят: мы деньги не едим. То есть она стала стоить столько, что позволить ее не могут даже богатые астраханцы. Этот сектор находится в постоянном переделе и участвуют в нем самые высшие чины силовых структур региональных и федеральных. Все браконьеры работают под крышей силовых структур. Они по сути под этой крышей истребили все поголовье за последние 10 лет осетровых. Рынок остался, рыбу добывают, ловят. Все об этом знают. Все астраханцы знают, где ее можно купить.

Максим Ярошевский: По мнению Александра Герлаха, сама по себе Астрахань каким-то образом стабилизировать ситуацию и поднять малый и средний бизнес на более высокий уровень не способна. По его данным, несколько лет назад в городе работали 48 тысяч предпринимателей. Сегодня остались только 26 тысяч. Жизненно необходима городу помощь федерального центра.

Александр Герлах:
На те деньги, которые были привлечены в последние годы в Астрахань, можно было сделать больше, если бы эти деньги не были разворованы. Часть из денег, большая часть не была бы разворована той же политической элитой. Понятно, что делать: надо наполнять бюджет. На уровне города ничего нельзя развивать, не создавая условия для наполнения бюджета. А наполнять бюджет можно только одним способом – создавая благоприятные условия для развития малого и среднего бизнеса.

Максим Ярошевский: Гордость Астрахани, набережная Волги, запоминается не рядами фонарей и фонтанами, а недостроенными скелетами гостиниц.

Пророссийские настенные надписи, такие как “Дагестан плюс Россия равно дружба”, сменяются антикавказскими лозунгами “Россия для русских”, написанными на одной и той же стене жилого дома.
Предвыборные плакаты пока украшают улицы Астрахани.

“Справедливая Россия” и ЛДПР продолжают заявлять о грубых нарушениях и выводить людей на улицы Астрахани.

Во вторник сторонники Олега Шеина собираются отнести в администрацию Астрахани ящик сухарей, а в четверг принять участие в автопробеге под названием “Удар автопробегом по бездорожью и бандитизму”.

Михаил Соколов: Случай беспрецедентной фальсификации выборов мэра Астрахани способен, пожалуй, стать тем оселком, на котором можно будет проверить и реальное влияние занимающего пост президента России Дмитрия Медведева, и его добрую волю.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG