Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Питерского омбудсмена не выберут до суда


Игорь Михайлов: "Даже тот минимум, который мне удалось сделать, и тот хотят отнять"

Игорь Михайлов: "Даже тот минимум, который мне удалось сделать, и тот хотят отнять"

В Петербурге продолжается скандал вокруг увольнения городского омбудсмена Игоря Михайлова. Сегодня там прошел одиночный пикет в поддержку отстраненного от должности омбудсмена. Обеспокоен ситуацией и уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин, который заявил, что федеральное законодательство об институте региональных уполномоченных должно быть усовершенствовано в сторону укрепления их независимости.

Ситуацию вокруг петербургского уполномоченного по правам человека Игоря Михайлова можно назвать парадоксальной. Сначала единоросское большинство парламентариев избрало Михайлова омбудсменом, проигнорировав возражения правозащитников, предупреждавших, что Михайлов, чиновник, не замеченный ранее в правозащитной деятельности, не принесет пользы на этом посту. Затем депутаты, единодушно ополчившись на Михайлова, сместили его. И теперь уже правозащитники говорят, что сняли его совсем не за то и не так. Сегодня у стен Мариинского дворца даже прошел одиночный пикет - на спине и груди у протестующего красовались плакаты "Руки прочь от Михайлова" и "Михайлова в обиду не дадим". По поводу отстранения Игоря Михайлова выступил и уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин. Он напомнил, что международные стандарты требуют неподотчетности и неподконтрольности омбудсмена каким-либо органам государственной власти и чиновникам, несменяемости в тот период, на который он избран, иммунитета от преследования за свои решения и действия как официального лица. Сам Игорь Михайлов согласен с этой точкой зрения:
Общество должно понимать, что ключевая работа омбудсмена – оказание давления на органы госвласти с целью принуждения их к исполнению закона. И он должен четко понимать, что его за эту деятельность никто не сможет ни снять, ни привлечь

– Если к омбудсмену есть претензии, то они, естественно, обнародуются и публично передаются в суд, идет разбирательство. И потом уже принимаются какие-то меры. Общество должно понимать, что ключевая работа омбудсмена – оказание давления на органы госвласти с целью принуждения их к исполнению закона. И он должен четко понимать, что его за эту деятельность никто не сможет ни снять, ни привлечь. За исключением случая, когда он действительно совершает действия, наказуемые уголовно. Лукин правильно сказал, что эта средневековая удельщина как раз не способствует вере граждан в какую-либо справедливость вообще.

– Сейчас и правозащитники, и оппозиционеры говорят, что в последнее время вы стали совершать действия, не понравившиеся властям.

– Я действительно исповедовал консервативную традицию исполнения обязанностей омбудсмена, мне нужно было привить эту традицию изначально. Затем я стал от консерватизма отходить, подумав, что уже можно требовать большего с органов государственных власти. Я проводил круглый стол, и мы договорились о том, что будут выработаны некоторые регламентные нормы договорного характера между оппозиционно настроенными слоями общества и органами государственной власти в части проведения митингов, демонстраций, шествий. Чтобы все играли по одинаковым правилам игры. Была идея ввести некую единую, пока договорную, систему координат. Это лишь один из эпизодов. Я сделал шаги на сближение с так называемой группой ЛГБТ, объединяющей граждан, у которых нетрадиционные сексуальные предпочтения - для того, чтобы на примере института омбудсмена показать те моменты, которые настораживают общество. Например, этот фестиваль "Бок о бок". Я начинаю уже думать, что по совокупности в какой-то момент взяли и решили, что пока еще есть ресурс вот такой вот, безнаказанность такая полная, вот надо сделать тихонечко, а он сломается. Я не сломаюсь. И я думаю, что правозащитное сообщество начинает понимать, что даже тот минимум, который мне удалось сделать, и тот хотят отнять.

– Да, это именно так, – считает бывший депутат Законодательного собрания Петербурга в трех созывах, ответственный секретарь Правозащитного совета Петербурга Наталия Евдокимова. – Когда Михайлов пришел на это место, он был абсолютно к этой должности не готов. Конечно, человек меняется; да, он пытался найти какие-то примиряющие между такими разными членами общества, как, например, комитет по законности и ОГФ (Объединенный гражданский фронт). Противоречия между "Единой Россией" и их ставленником были; и это было видно. Им хотелось получить полностью послушный аппарат уполномоченного. Он оказался не так прост, как казался им поначалу. Видимо, они пошли в разные стороны - "Единая Россия" и Михайлов. Однозначно могу сказать – мы его не любили. Сейчас, мне кажется, ситуация связана больше даже не с его личностью персонально, а, скорее всего, возникла необходимость двигать собственных однопартийцев, кого-то передвигать на место уполномоченного, кого-то еще на какое-то место.

* * *
Похоже, что нового уполномоченного по правам человека петербургские депутаты смогут выбрать нескоро: Октябрьский суд принял обеспечительные меры по иску Игоря Михайлова, запрещающие запускать новую процедуру выборов до решения суда.
XS
SM
MD
LG