Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фредерико Гарсия Лорка: кто и почему противится идентификации останков?


Владимир Тольц: В Испании, в районе города Гранада, начались работы по вскрытию ряда братских могил, в одной из которых предположительно находятся останки великого поэта 20 столетия Федерико Гарсия Лорки, расстрелянного в 1936 году – через месяц после начала испанской гражданской войны. Однако, группа исследователей Гранадского университета, занятых эксгумацией, идентифицировать останки поэта не будет. Почему? Рассказывает наш корреспондент в Испании Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Возможно, человечество так и не узнает ни подробности гибели испанского гения, ни точное место его захоронения. Тысячи поклонников поэзии Лорки со всего света, которые ежегодно приезжают в Гранаду, скорее всего, и в дальнейшем не смогут поклониться его могиле. Этой могилы по-прежнему не будет. Противятся обнаружению останков, по неясным причинам, некие дальние родственники – внучатные племянники – поэта. Прямых наследников у Лорки нет. Удается родственникам саботировать поисковые работы потому, что по испанским законам только лица, связанные кровным родством с покойным, могут дать разрешение на его эксгумацию. Так что, по настоянию этой «родни» останки поэта нельзя ни искать, ни идентифицировать, ни обнародовать место их обнаружения. Говорит советница по юридическим вопросам регионального правительства Андалузии, в ведении которого находится вопрос об эксгумации, Бегонья Альварес:

Бегонья Альварес: Мы не ставим целью найти останки Лорки. Мы вскроем могилы и посмотрим, останки скольких людей в них находятся. Остальное зависит от потомков погибших: хотят они или не хотят идентифицировать своих близких для перезахоронения на кладбище. Мы не можем действовать вопреки существующему положению и проводить опознание без соответствующего заявления родственников.

Виктор Черецкий: Против подобной ситуации – позиции семьи поэта и пассивности, проявляемой в этой связи местными властями - взбунтовался самый известный биограф Лорки – постоянно живущий в Испании ирландский исследователь Иэн Гибсон. Он даже пригрозил вернуть региональному правительству Андалузии медаль, которой были отмечены его заслуги в области изучения жизни поэта. Иэн Гибсон:

Иэн Гибсон: Мне эта позиция непонятна. Они – родственники – полагают, что это их семейное дело, что опознание останков явиться как бы вмешательством в их личную жизнь. Все это какой-то абсурд, вызывающий лишь сожаление. Ведь Лорка не принадлежит только своей родне. Лорка – достояние всего человечества, а не внучатных племянников. Это, в конце концов, великая личность мирового масштаба. Это самая знаменитая жертва гражданской войны в Испании, которая пока что официально числится в списках «пропавших без вести». Тысячи людей хотят, наконец, узнать, где покоятся останки великого поэта. Думаю, что его поиск должен стать делом государственным, а не семейным. Ненормально, что в современной Испании, претендующей называться демократическим государством, в силу неких предрассудков до сих пор не найдены останки ее лучшего и самого знаменитого поэта и даже неизвестно точное место его гибели.

Виктор Черецкий: Если не для поисков Лорки, то для чего же производятся раскопки? Дело в том, что поэт был расстрелян не один. Вместе с ним погибли школьный учитель левых убеждений Диоскоро Галиндо, два «тореадора»-анархиста Франсиско Галади и Хоакин Аркольяс, налоговый инспектор Фермин Рольдан и реставратор Мигель Кобо. Их внуки, воспользовавшись принятым недавно в Испании так называемым законом об исторической памяти, потребовали вскрыть братскую могилу, чтобы перезахоронить останки на кладбище. Профессор Гранадского университета исследователь поэзии Лорки Антонио Карбахаль:

Антонио Карбахаль: Это давняя традиция – найти останки своих близких и перезахоронить их по-христиански на кладбище. Это долг потомков. В этой связи мне не понятна позиция некоторых лиц, называющих себя родственниками поэта и при этом не желающих отдать ему последний христианский долг. Мне не ясно и безразличие, с которым относятся к проблеме власти. Все говорят о соблюдении воли семьи. А стоит ли ее соблюдать, если она противоречит традициям нашего народа, интересам государства и самому здравому смыслу?

Виктор Черецкий: В овраге Виснар, что находится в муниципальном округе Альфакар, в тридцатые годы были расстреляны десятки сторонников испанской республики. Точное число репрессированных никто не знает. Советница андалузского правительства Бегонья Альварес:

Бегонья Альварес: Предварительные исследования не позволяют нам определить число расстрелянных. Они лишь указывают, что в таких-то местах в свое время имели место земляные работы, то есть были выкопаны могилы. Ну а кто находится в этих могилах, можно узнать лишь после производства раскопок и обнаружения останков погибших.

Виктор Черецкий: Тела убитых в овраге на рассвете 19 августа – Лорки и его товарищей по несчастью - могут оказаться в одной из шести братских могил, расположенных на двухстах квадратных метрах, которые и предстоит вскрыть. Предположительное место захоронения указали в прошлом несколько свидетелей трагедии. Иэн Гибсон:

Иэн Гибсон: Я думаю, что могила находится в том месте, которое мне указал в 1966 году человек, хоронивший Лорку. Мы вместе ходили в овраг ВИснар. Кстати, в те времена он буквально рисковал жизнью, поскольку район этот патрулировался усиленными нарядами Гражданской гвардии. Ведь это были времена расцвета франкистской диктатуры: любые попытки найти останки репрессированных сурово карались. Могильщика звали Маноло Кастилья Бланко по прозвищу «Маноло-коммунист». Его заставляли рыть могилы за левые убеждения. Собственно, благодаря этой «работе» он и уцелел во время репрессий. А за десять лет до знакомства со мной он водил на это же место другого исследователя - американца испанского происхождения – Агистина Пенона. Так что, полагаю, могила Лорки находится именно там. Но, это, разумеется, еще надо подтвердить находкой останков.

Виктор Черецкий: Иэн Гибсон и другие исследователи заявляют, что идентификация останков поэта могла бы положить конец огромному количеству легенд в отношении его смерти и места захоронения. Одна из них гласит, что Лорка, хотя и был убит и первоначально похоронен в овраге Виснар, сейчас покоится совсем в ином месте. К примеру, Хосе Антонио Родригес, глава муниципального округа Хун, что расположен недалеко от места гибели поэта, говорит, что могила Лорки находится на территории именно его округа. Он уверяет, что лично беседовал в свое время с тремя пожилыми людьми, которые спустя несколько дней после расстрела, выкопали тело поэта и перенесли его на территорию Хуна. Подобные утверждения мэра Родригеса, как подозревают некоторые исследователи, имеют целью привлечь туристов к себе в округ и получить от туризма изрядный доход. Однако, мэра эти подозрения не смущают и он продолжает настаивать на своей версии:

Хосе А.Родригес: Тело Федерико откопали и перенесли в иное место – похоронили недалеко от так называемого Источника слез. Сделано это было для того, чтобы останки не были похищены кем-то посторонним. Думаю, что это правда. Во всяком случае, было много свидетелей, которые говорили именно о перенесении захоронения. Так что в овраге Виснар останков поэта нет.

Виктор Черецкий: И мэр Родригес, и некоторые средства массовой информации ссылаются на исследования некоего специалиста по имени Луис Авиаль, который недавно по собственной инициативе изучил с помощью прибора «гео-радар» братскую могилу, где предположительно должны были находиться останки Лорки. Авиаль уверяет, что в этой могиле, глубина которой менее метра, не хватает одного захороненного здесь первоначально тела. Что касается признанных исследователей жизни и творчества Лорки, то у них подобные разговоры, которые, как мы видим, исходят даже от представителей местной власти, вызывают непонимание и раздражение. Иэн Гибсон:

Иэн Гибсон: Много всяких легенд. В Гранаде у каждого – своя версия в отношении могилы Лорки. Говорят, что он может быть похоронен в принадлежавшем семье поместье «Уэрта де Сан-Висенте» или в курортном поселке Нэрха, на побережье, где у семьи также есть собственность. Это все сплетки, которые не нужны ни близким, ни поклонникам поэта, ни нам – исследователям. С могилой пора определиться. Нужно знать точное место захоронения, чтобы возлагать на могилу цветы, чтобы поставить над ней памятник.

Виктор Черецкий: В виду явно нездоровой обстановки вокруг начала поисковых работ в овраге Виснар, руководитель этих работ представитель Гранадского университета Хосе Антонио Лоренте запретил появление здесь журналистов и любых лиц, не имеющих непосредственного отношения к работам. Над участком разбит огромный шатер, территория охраняется по периметру. Хосе Антонио Лоренте:

Хосе А. Лоренте: Работы будут производиться в несколько этапов. В первую очередь, следует обнаружить точное место нахождения братских могил. Затем следует произвести раскопки с максимальной осторожностью, учитывая, что захоронения произведены более 70 лет назад. Останки будут подвергнуты антропологическому и генетическому исследованию. На всех этапах работ у нас будет задействован высококвалифицированный персонал – сотрудники университета. Надеюсь, что все будет выполнено на профессиональном уровне.

Виктор Черецкий: Есть и еще несколько причин, по которым ученые и испанская общественность настаивают на немедленном обнаружении останков поэта. Местность, где он был убит, превращен в парк. Никакой охраны здесь до сих пор не предусматривалось и по выходным на святом для цивилизованного человечества месте местная молодежь, сотни недорослей, понятия не имеющих о том, кем был Лорка, устраивают так называемые «ботельоны» - массовые оргии с распитием спиртного, наркотиками и групповым сексом. По сути, речь идет о профанации находящихся здесь захоронений. Подобная ситуация возмущает профессора Антонио Карбахаля:

Антонио Карбахаль: Неважно, находятся или не находятся в овраге Виснар останки Лорки. Здесь погибли люди, поэтому это место должно вызывать уважение и должно оберегаться в память о жертвах. Это место человеческих страданий и смерти, щедро политое слезами и кровью.

Виктор Черецкий: Другая причина, по которой, как считают ученые, останки следует опознать - это необходимость знать обстоятельства гибели Лорки. Ведь смерть его не была легкой. Над ним, по некоторым сведениям, издевались его палачи: разбили прикладом голову, стреляли в разные части тела, наслаждаясь его муками. Иэн Гибсон:

Иэн Гибсон: Я полагаю, что Лорку перед смертью пытали, его казнь была медленной. Ведь речь не шла о расстреле в привычном понимании этого слова. Его убийцы – не были солдатами, выполнявшими чей-то приказ. Это была жестокая расправа. Убивая его, палачи испытывали наслаждение от личной мести. Есть сведения, что поэт сразу не умер. Но об этом мы сможем узнать лишь после вскрытия его могилы и изучения останков.

Виктор Черецкий: Своя версия гибели поэта есть и у испанского исследователя его биографии писателя Феликса Гранде. Он согласен с Гибсоном, что над Лоркой перед убийством издевались:

Феликс Гранде:
Смерть Лорки не была легкой. Убийца, издеваясь над поэтом, ударил его прикладом, а когда Лорка упал с разбитой головой в предварительно вырытую яму, в него начали стрелять.

Виктор Черецкий: Отметим также, что убийство поэта вовсе не носило политический характер. Это не было убийство «прогрессивного деятеля реакционерами-фашистами», как многие годы писали, к примеру, советские исследователи. Лорка был вне политики. Он стал жертвой противоборства враждующих кланов гранадских землевладельцев, к одному из которых принадлежал по рождению. Иэн Гибсон:

Иэн Гибсон: Гранада – город небольшой, где все друг друга знают. Отец Лорки, человек состоятельный, личность известная, имел много недоброжелателей. Тем более, что в 20-ые годы он был заместителем мэра города. Вражда с некоторыми семейными кланами основывалась на старых спорах вокруг земельных участков, использования воды для орошения и так далее. К этим спорам прибавлялись и разногласия идеологические: отец Лорки был либералом, а его оппоненты ультраконсерваторами. Но все это, повторяю, касалось отца поэта.

Виктор Черецкий: Смертные враги семьи Лорки, находившиеся, к тому же с ней в родстве, лишь воспользовались обстоятельствами гражданской войны. Стрелял в поэта его родственник адвокат Хуан Луис Трескастрос. Следы на костях могли бы подтвердить версию о пытках. Однако, проверить ее похоже пока не удастся – из-за позиции семьи Лорки и идущих у них на поводу местных властей.
XS
SM
MD
LG