Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Всемирная организация "СОС Детская деревня" - австрийский филиал


Андрей Бабицкий: «Мир придет на Землю в тот день, когда мы с полной уверенностью сможем назвать всех детей на планете своими детьми». Эти слова принадлежат австрийцу Герману Гмайнеру, человеку, который 60 лет тому назад начал один из самых успешных в мире проектов для детей-сирот - «СОС Детская деревня». Из Вены – наш корреспондент Мария Клайн.

Мария Клайн: В трудные годы в послевоенной Австрии Гмайнер не мог представить себе, что его идеи распространятся по миру, что основанные на них программы помогут десяткам тысяч детей стать полноценными членами общества, что в 132 странах мира вырастут около пятисот детских деревень. Тогда им владела только одна мысль - необходимо помочь детям, потерявшим родителей во время Второй мировой войны. И не просто дать им крышу над головой, одеть и накормить. Идея Гмайнера было простой и в то же время глобальной. Дети должны быть счастливы, а возможно это, только если у них будет семья – мама, братья и сестры, свой дом и вместе с этим – надежда на будущее. Именно эта концепция «семейного гнезда» и стала основой проекта «СОС Детская деревня». Типичная деревня представляет собой несколько домов, обычно в небольших городках и поселках. В каждом доме живет одна семья: мама и 5-6 детей разного возраста. Деревни не обособлены от окружающего мира, дети ходят в школу, общаются с другими детьми, живущими в округе, помогают друг другу и маме.
Работа по созданию первой деревни началась в 1949 году в небольшом городке Имст, в Тироле. В 1951-м было завершено строительство первых пяти домов, в которых жили 45 детей. Герман Гмайнер был человеком безудержной энергии и такой же безудержной фантазии. Он был настолько одержим своей идеей, что вложил в нее все свое крохотное состояние – 600 австрийских шиллингов. Он заручился поддержкой бургомистра и нескольких друзей, которые помогли со строительством и другими расходами. В следующем году число друзей выросло до тысячи. Сейчас их несколько миллионов. О том, как сегодня финансируется проект, рассказывает руководитель программы сохранения семьи Международной организации Детская деревня Никола Оберцаухер.

Никола Оберцаухер: Прежде всего мы полагаемся на отдельных людей, которые верят в идею создания Детских деревень и программы помощи детям, не имеющим родителей или могущим потерять родителей. В основном это жители Западной Европы, а также Соединенных Штатов и Канады, а теперь уже и стран Восточной Европы. Они решают каждый месяц давать немного денег для ребенка-сироты, живущего в какой-то из стран мира. Это – наш главный источник финансирования, люди, которые чувствуют необходимость жертвовать. Мы также получаем деньги от компаний, которые жертвуют деньги нашей организации. Большая часть финансирования идет, конечно, от государства, которое и несет ответственность за этих детей. Иногда нам не хватает государственной поддержки, и мы видим, что местные власти рады, что мы приходим и делаем что-то для жителей, но сами не готовы взять на себя ответственность.

Мария Клайн: Основой каждой семьи является мама, а сейчас порой и родители, мама и папа, которые могут участвовать в проекте вместе со своими детьми. Мама это не работа и даже не профессия. Это – образ жизни. И поэтому подбор и обучение родителей Детской деревни проводится очень тщательно. Говорит руководитель венского отделения организации Эрвин Росман:

Эрвин Росман: Мы ищем мужчин и женщин, интегрированных в общество, которые принимают четкое решение: я хочу изменить мой образ жизни, я хочу отдать себя детям, которым не повезло в жизни. И это означает отдать свое сердце этим детям. Чтобы стать мамой Детской деревни, необходимо, прежде всего, быть педагогом, но также принять определенный образ жизни. Это не работа 40 часов в неделю, это работа круглые сутки. И в этом надо отдавать себе отчет. Все мамы детской деревни проходят обучение, длящееся несколько лет. Здесь, в Австрии, мы организовали собственную школу – Колледж семейной педагогики в городе Велс. И обучение здесь проходят все мамы и папы, работающие в СОС Детская деревня.

Мария Клайн: В Детскую деревню попадают обычно дети не моложе 3-4 лет, потому что у малышей больше шансов на усыновление. Сейчас в Австрии в детских деревнях воспитываются около тысячи детей. Только 4 процента из них – сироты. 15 процентов имеют хотя бы одного родителя. И более 80 процентов – это так называемые «социальные сироты», то есть дети, у которых есть родители, но по тем или иным причинам они не хотят или не могут жить в семье. Алкоголизм, наркомания, психические заболевания приводят к тому, что родители не в состоянии растить детей, дать им нормальные условия для жизни и образования. В таких случаях, пытаясь сохранить семью, специалисты приходят на помощь, как детям, так и взрослым. Эрвин Росман:

Эрвин Росман: Когда мы следуем нашей цели – дать каждому ребенку семью, где его любят, то в принципе, совершенно все равно, приходит ли ребенок к нам или мы поддерживаем его родную семью, чтобы ребенок мог в ней остаться. И для этого в австрийской организации СОС Детская деревня есть разные формы помощи – от семейных амбулаторий и поддержки семьи до специальных клиник. Особенно в Вене существует большая необходимость в специалистах по детской и юношеской психиатрии. Поэтому мы работаем вместе с медицинскими и социальными организациями и создали специальную амбулаторию, которая помогает не только детям, живущим в Детской деревне, но и родителям, и соседям, и жителям района. Что представляет из себя эта амбулатория: в ней работают два специалиста по детской и юношеской психиатрии, два врача-психолога. Они ставят диагноз и в случае необходимость передают все документы для дальнейшего лечения, которое может быть амбулаторным или стационарным. В амбулатории работает также небольшая группа врачей, логопеды, специалисты в других областях функциональной терапии, таких как эрготерапия, физиотерапия, психотерапия. Лечение должно обязательно распространяться на родителей, потому что дети не могут измениться, если не изменится окружающая их среда и, прежде всего, поведение родителей.

Мария Клайн: Сохранить семью – это одна из самых важных задач, которые решают сотрудники Детской деревни в разных странах. Одну такую историю со счастливым концом рассказала Никола Оберцаухер:

Никола Оберцаухер: Мы видим, что иногда нужна лишь небольшая помощь, чтобы семьи, которые находятся на грани того, чтобы потерять детей, могли улучшить свою жизненную ситуацию. В качестве примера приведу семью в России. У нас действует программа в Мурманске, где достаточно велико число матерей, отказывающихся от детей в роддоме. И вот одна мама, молодая женщина чуть старше 20 лет, родила ребенка. У нее не было мужа, не было денег, не было работы, и она не видела возможности сохранить ребенка. Ей повезло, она вступила в нашу программу, провела несколько месяцев в убежище СОС, где ее помогли найти работу, выправили все документы, необходимые для получения социальной помощи. И теперь, после года, она живет с ребенком самостоятельно и только время от времени посещает занятия по программе организации.

Мария Клайн: В 2006 году появилась первая Детская деревня в Вене. Педагоги и социальные работники пришли к выводу, что детям, живущим в большом городе, сложно менять свои привычки, бросать друзей, школу. Эксперимент оказался удачным и позволил сохранить основные принципы Германа Гмайнера: мать, семья, дом, деревня. Венский муниципалитет выделил организации квартиры в современных домах в развивающемся районе австрийской столицы. В квартирах семьи живут так же, как в домах Детской деревни. Они общаются с друзьями и соседями, участвуют в жизни общества.
Одна из сложнейших проблем – интеграция молодых людей, выросших в Детской деревне, в общество, выбор профессии, начало самостоятельной жизни. Говорит Кэти Джандиери специалист по программам развития для юношества в грузинском отделении организации SOS Детская деревня.

Кэти Джандиери: Суть этой модели воспитания детей – это поддержка их интеграции в независимую жизнь. Главная идея SOS Детских деревень помочь детям и молодым людям независимо интегрироваться в жизнь и стать полноправными членами общества. Дети растут в Детских деревнях и приблизительно в возрасте 16-17 лет переходят в молодежные дома. Конечно, это зависит от их индивидуального развития и готовности перейти на следующий этап воспитания и поддержки. В молодежных домах им помогают в их дальнейшем развитии педагоги молодежных домов, и они планируют вместе с молодыми людьми их будущее. Планы на профессиональное образование, планы на независимую жизнь, на работу и так далее. После этого, когда они в молодежном доме проведут четыре года и приблизительно к 19-20 годам подходит новый этап их развития, следующий шаг в их независимой жизни, который называется полунезависимое проживание, когда опять-таки организация старается помочь им сделать следующий шаг, преодолеть еще один этап к полностью независимой жизни. Они уже живут независимо одни или со своими братьями и сестрами в квартирах, которые снимают с помощью организации. Конечно, дети многогранны и мы всегда пытаемся учитывать их индивидуальный потенциал, их возможности для достижения успеха, их полного успеха. Исходя из этого очень многогранный выбор профессий. Они выбирают профессиональное образование или это высшее учебное заведение, институты, университеты. У нас очень хорошие результаты. Я могу сказать по Грузии, что у нас есть много молодых людей, которые учатся на сегодняшний день в престижных университетах, получают экономическое образование, психологическое образование, чему мы, конечно, очень рады.

Мария Клайн: Развитие проектов Детской деревни в Грузии началось в 1996 году. Сейчас в Тбилиси находятся 2 деревни и три дома для молодежи. Я встретила Кэти в Вене, где она принимала участие в семинаре, организованном международной программой SOS Детская деревня. Никола Оберцаухер рассказала о принципах и сфере деятельности Международной детской деревни – SOS, а также о том, чем отличаются программы организации в развитых и развивающихся странах.

Никола Оберцаухер: СОС Интернэшнл – это зонтичная организация, ответственная за разработку правил и руководств вместе с национальными организациями, чтобы обеспечить критерии качества, в соответствии с которыми ведется работа организации. Мы сотрудничаем с национальными ассоциациями, чтобы удостовериться в том, что эти критерии соблюдаются. В целом между национальными ассоциациями разницы нет. Но в более развитых странах, как, например, в Восточной Европе, правительство принимает на себя бОльшую ответственность и участвует в программах для наших целевых групп, тогда как в некоторых странах у правительства просто нет денег. В остальном, и программы, и правила, и цели остаются теми же самыми – добиться того, чтобы у каждого ребенка была семья, где он в безопасности и окружен любовью и уважением.

Мария Клайн: Детские деревни есть и в России. Первая – под Москвой, открылась в 1996 году. Вслед за ней появились деревни под Санкт-Петербургом и в Орле. Программа помощи детям-сиротам под руководством норвежской организации работает в Мурманске. В 2001 году Детская деревня была открыта в Кандалакше.
Организация ставит перед собой амбициозную цель – к 2016 году 1 миллион детей, нуждающихся в помощи, должны обрести семью. Это может быть семья Детской деревни или родная семья ребенка, которую поддерживают программы SOS Детская деревня, чтобы дети могли оставаться с родителями. Сегодня этими программами охвачены только 100 тысяч детей. И поэтому организация постоянно обращается за помощью к друзьям, к людям, которые готовы помочь детям всей планеты, чтобы наступил мир на Земле, как этого хотел Герман Гмайнер.
XS
SM
MD
LG