Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кинодокументалистика на Амфесте




Марина Тимашева: В Москве завершился кинофестиваль “Новые образы Америки”. Он проходит в четвертый раз и предлагает посмотреть так называемое “независимое кино”. Рассказывает Василий Львов.


Василий Львов: Одно из главных достоинств фестиваля состоит в том, что он - разный. Прежде всего, он представляет независимое американское кино, хотя в программу попадают и голливудские ленты. Так, на фестивале состоялась премьера картины “Джули и Джулия: готовим по рецепту”, в которой играют Мэрил Стрип, Эми Адамс и Стэнли Туччи.
Амфест открылся фильмом “Нью-Йорк, я люблю тебя”, состоящим из ряда коротких новелл. Как и в ленте-предшественнице – “Париж, я тебя люблю”, у каждой новеллы свой режиссер. Среди них – Мира Наир, Фатих Акин, Натали Портман, Иван Атталь, Шехар Капур, Скарлетт Йоханссон и другие. Отдельно была показана новелла Андрея Звягинцева.
Сюжет: Мортон-стрит. Дом Бродского. Иностранка спрашивает юношу, здесь ли жил поэт. Юноша говорит, что не знает, кто это. Он уходит и оказывается у причала, где часто прогуливался Бродский. Там он снимает камерой воды Гудзона – для Бродского вода была символом времени, и присутствует во многих его стихотворениях. После этого на одной из нью-йоркских набережных юноша снимает расставание мужчины и женщины. Просматривая кассету с записью по дороге домой, он замечает, что женщина оставила книгу на скамейке, где происходило объяснение. Он возвращается туда. Книга оказывается томиком стихов Бродского. Юноша открывает ее на переводе Бродского из Уистана Хью Одена, английского поэта, который писал о Нью-Йорке и жил в нем: “Он был мой Север, Юг, мой Запад, мой Восток,/Мой шестидневный труд, мой выходной восторг,/Слова и их мотив, местоимений сплав./Любви, считал я, нет конца. Я был не прав”.
Андрей Звягинцев говорит:

Андрей Звягинцев: Я для себя определил задачу этой новеллы следующим образом: эта история могла бы случиться в любом другом городе мира, абсолютно в любом, поэтому я подсказал бы, может быть, продюсеру Эммануэлю Бенбихи, который задумал эту идею, поменять название этого проекта: не “Нью-Йорк, я люблю тебя”, а “Я люблю тебя”. Точка. “Нью-Йорк”.

Василий Львов: Одна из самых привлекательных рубрик фестиваля - документальная, в ней - самое шумное событие российская премьера фильма Марины Зенович ”Роман Полански: разыскиваемый и желанный”.
Марина Зенович должна была приехать на фестиваль, но, к сожалению, у нее возникли проблемы с визой. От ее имени к зрителям обратилась Робин Хессман, куратор документальной программы Амфеста, а также оскароносный режиссер и подруга Марины Зенович. Она сказала, что госпожа Зенович намерена начать снимать продолжение о деле Романа Полански.

Робин Хессман: Марина вас всех приглашает зайти на ее веб-сайт - romanpolanskiwantedanddesired.com - где очень много дополнительной информации. Она лично мне сказала, что, если вы хотите поделиться с ней своим мнением, пожалуйста, пишите на веб-сайт, пишите ей, потому что она очень жалеет, что не смогла приехать.


Василий Львов: В фильме показана не только скандальная история с Романом Полански, но и вся его жизнь. Автор старается быть объективным, но видно, что симпатизирует Роману Полански. В фильме Полански показан жертвой, с одной стороны, журналистов, готовых на любую ложь ради сенсации и преследовавших его еще с момента убийства жены Шэрон Тейт, и с другой – судьи Риттенбенда, злоупотребившего властью. По версии Марины Зенович, он увидел фотографию Романа Полански на пивном празднике “Октоберфест” в окружении двух девушек. Тогда режиссера отпустили на съемки в Германию. Судья, известный своим тщеславием и вниманием к прессе, воспринял это как личное оскорбление. После этого он пообещал вынести Полански суровый приговор, хотя стороны уже достигли соглашения о компенсации. Режиссер вынужден был уехать из страны.
Еще один документальный фильм, показанный на фестивале, - “Мутная вода”, “Trouble The Water”. Название отсылает к госпелу “God’s gonna trouble the water” – “Бог собирается возмутить воду”. Режиссеры картины - Карл Дил и Тиа Лессин.
Фильм рассказывает о том, как во время урагана Катрина чернокожие жители бедного квартала Нового Орлеана спасались своими силами, о том, как им пришлось начинать жизнь заново и с какими проблемами они столкнулись после катастрофы. Карл Дил говорит:

Карл Дил: Этот фильм дал нам возможность рассказать историю Катрины и понять, что Катрина началась не с прорванных в Новом Орлеане дамб, что Катрина была не просто стихийным бедствием. Катриной можно назвать ту разновидность притеснения, которая связана с нищетой, которая лишает людей самых обычных возможностей. Люди преодолевают то, что сами создали. К сожалению, положение дел в Новом Орлеане не изменилось и не стало лучше в этом отношении.


Василий Львов: Фильм основан на съемках Кимберли Риверс Робертс, впервые взявшей в руки камеру накануне наводнения. Таких людей, как Кимберли, известный футуролог Элвин Тоффлер называет “протребителями”: потребитель и производитель - в одном лице.
Режиссер Тиа Лессин сказала о Кимберли и ее муже Скотте, который все время был рядом с женой:

Тиа Лессин: Мы говорили с десятками людей, покинувших Новый Орлеан и переживших Катрину. Кимберли и Скотт поразили нас, в них не было зла и ожесточенности, как у других, а был оптимизм, и это очень отличалось от того, что мы видели вокруг.

Василий Львов: На пленке запечатлены последние часы города перед ураганом, мини-интервью с соседями по кварталу, которые остались в Новом Орлеане, потому что у них не было средств или сил, а может быть, и воли, чтобы уехать. Зритель видит, как начиналось наводнение, как разные люди, включая стариков и детей, забирались на тесный чердак, спасаясь от воды, как они молились, чтобы крыша над ними не рухнула, как пытались спастись.
Еще два документальных фильма – “Мечты гонщика” Маршала Карри и “Осенняя страна” Майкла Палмьери и Донала Мошера - о жизни малообеспеченных белых американцев.
“Осенняя страна” рассказывает про семью из так называемой одноэтажной Америки, семьи бедной и неблагополучной. У всех - своя грустная история, как в пансионе мамаши Воке у Бальзака в “Отце Горио”. Место действия фильма – долина в штате Нью-Йорк, в которой возник спиритуализм, время действия – от Хэллоуина до Хэллоуина. Главная мысль фильма – “у каждой семьи есть свои призраки”.
Когда-то одну из героинь с ребенком бросил муж, который ее избивал, а теперь история повторяется с ее дочерью. Еще один персонаж фильма – ветеран Вьетнамской войны, воспоминания о которой его преследуют . Он воевал, так же, как его отец на Второй мировой. Вязкостью эта среда напоминает Макондо в “Стол лет одиночества” Маркеса. Но, например, Донал Мошер, один из создателей фильма и, в то же время, член семьи, которую сам снимал, смог изменить свою жизнь. Перемена произошла и в жизни одной из героинь: посмотрев снятые к тому моменту кадры о себе, она пошла на аборт, поняв, что не сможет заботиться о ребенке. История с абортом послужила предметом для дискуссии между режиссером и зрителями. Отвечая на вопрос из зала, Майкл Палмьери сказал, что одобряет решение своей героини. Одна из зрительниц упрекнула режиссера в жестокости. Майкл Палмьери сказал, что это было трудное решение и, как мужчине, ему сложно об этом судить, но все же, если бы ребенок родился, о нем некому было бы позаботиться.







XS
SM
MD
LG