Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Действительно ли в США - общество равных возможностей? О новой работе американских социологов


Сергей Сенинский: В Соединенных Штатах известные эксперты в области социальной политики Изабель Соухилл и Рон Хаскинс представили новую книгу, в которой они анализируют нынешнее состояние американского общества. Авторы приходят к выводу о том, что так называемая "американская мечта" по-прежнему остается для многих американцев несбыточным идеалом, и призывают власти к социальным реформам. Рассказывает наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов: «Все люди созданы равными и наделены Творцом определенными неотъемлемыми правами, среди которых – право на жизнь, на свободу и на стремление к счастью». Эти слова содержатся в Декларации независимости, принятой Конгрессом 4 июля 1776 года. Америка не была тогда ни идеальным, ни справедливым обществом. Понятие «американская мечта» гораздо более позднего происхождения. Впервые так выразился в 1931 году историк и литератор Джеймс Траслоу Адамс. Он писал о том, что это «мечта о земле, где жизнь каждого человека будет лучше, богаче и полнее, где каждый получит возможность осуществить свои способности». Адамс подчеркивал, что это мечта не об автомобиле и высокой зарплате, но о социальном устройстве, при котором каждый сможет реализовать себя и заслужить признание независимо от социального положения своей семьи и других обстоятельств. Как это часто бывает, со временем выражение «американская мечта» стало для многих воплощать именно то, что его автор не имел в виду – идеал личного успеха и благополучия. В этом ограниченном значении американскую мечту высмеивали и пародировали все кому не лень. Тем не менее вера в то, что Америка – общество равных возможностей, остается главным двигателем социального и экономического прогресса этой страны.
Действительно ли Америка – общество равных возможностей? Любой американец без труда назовет примеры жизненного успеха людей, поднявшихся из низов общества. Эти люди реализовали свою американскую мечту. И все-таки они остаются исключением из правила.
На презентации своей книги «Создать общество равных возможностей» в Институте Брукингса Изабель Соухилл рассказала о нынешнем положении вещей.

Изабель Соухилл: Почему в этой книге мы сконцентрировались на теме реализации возможностей? По двум причинам. Во-первых, предоставить возможность – это значит открыть двери на лестницу, ведущую к среднему классу. И мы думаем, что общество поддерживает эту цель гораздо охотнее, чем борьбу с бедностью или обеспечение всех нуждающихся пособием по бедности.
Вторая причина заключается в том, что уровень благосостояния меняется на протяжении жизни одного человека и в пределах одного поколения. Родившийся бедняком может войти в средний класс и наоборот. Обычно бедность рассматривается как нечто застывшее, но возможности – гораздо более динамичное понятие, и потому мы считаем, на нем стоит сосредоточиться. Бедность и неравенство
связаны с понятием возможности. Чем больше людей толчется на нижних ступенях социальной лестницы, тем труднее по ней подниматься.

Владимир Абаринов: По словам Изабель Соухилл, социальная структура американского общества за последние 80 лет изменилась очень мало.

Изабель Соухил: Большинство экспертов, изучающих эту проблему, полагают, что у нас сегодня больше неравенства, чем в любой другой период, начиная с 20-х годов прошлого века. Средний класс добился с тех пор некоторого прогресса, но главным образом благодаря тому, что в семьях теперь - по два кормильца, а не потому, что мужчины зарабатывают больше, чем они зарабатывали, скажем, поколение назад.
Что касается бедности, то и она осталась на довольно высоком уровне. Доля бедных пожилых людей сократилась. Для лиц старше 65 лет их доля сократилась с 30% до менее 10%. Но если взять подростков моложе 18 лет, то после заметного снижения в 60-е годы положение остается неизменным с тех пор. Для населения страны в целом показатели доходов остаются теми же, и мы ожидаем, что в результате экономического спада доля бедных людей, конечно, возрастет.
Какими возможностями располагает человек, родившийся в непривилегированной семье? Который должен, когда повзрослеет, сам карабкаться по лестнице успеха? Взять детей, родившихся в семьях, которые входят в 5% беднейших. Нельзя сказать, что у них совсем ничтожные шансы добиться успеха в жизни, но наиболее вероятно, что они останутся на том же социальном уровне, что и их родители.
Точно та же самая картина наблюдается у 5% наиболее привилегированных семей: их дети, вероятнее всего, останутся в той же группе людей с самыми высокими доходами. Но для детей, родившихся в семьях среднего класса, все определяет стечение обстоятельств. У них есть равные возможности как скатиться вниз по социальной лестнице, так и подняться вверх, иными словами – добиться большего, чем добились их родители, или ухудшить результаты своих родителей.

Владимир Абаринов: Однако в европейских странах этот показатель может быть хуже, чем в Америке.

Изабель Соухил: Сравним ситуацию в США с положением дел в других странах. Из детей, чьи отцы по доходам входили в 5% наиболее обеспеченных граждан, остаются на том же уровне благосостояния 42%. В некоторых странах, главным образом скандинавских и Великобритании, шансов остаться в категории доходов отцов, у этих детей гораздо меньше. Иными словами, в ряде стран наблюдается бóльшая подвижность доходов.

Владимир Абаринов: Изабель Соухилл утверждает, что американцы не склонны принимать во внимание внешние обстоятельства жизни. По их мнению, в неудачах виноват прежде всего сам неудачник.

Изабель Соухил: Наш основной вывод заключается в том, что нельзя все свести к общему закону. Одни люди бедны в силу обстоятельств, другие – потому что не прилагают достаточных усилий, а часто это сочетание обоих факторов, ситуация, когда один накладывается на другой.
Еще интереснее – что думают об этом сами американцы. Мы, в США, в гораздо бóльшей степени, чем жители других стран, склонны принимать неравенство как должное. Американцы твердо верят: человек получает то, чего он заслуживает. Иначе говоря, американцы считают, что если ты упорно трудишься, если у тебя есть умение и талант, то ты - выбьешься в люди. Таким образом, в США господствует представление, что мы живем в условиях меритократии, то есть в обществе, где человек оценивается по его заслугам.
Но чем же определяется сам успех? Об этом написаны тысячи книг, мнения - самые различные, но в целом считается, что, если вы получили хорошее образование, работаете полный рабочий день и вступили в брак прежде, чем завели детей, ваши жизненные перспективы благоприятны. В этом случае мы должны сконцентрироваться на этих трех признаках и организовать нашу социальную политику так, чтобы добиться позитивных сдвигов на каждом из этих направлений. И действительно, существуют данные, которые доказывают, что эти три фактора очень важны. Если вы закончили среднюю школу, работаете полный рабочий день вступили в брак до того, как обзавелись детьми, вероятность того, что вы будете бедным, сокращается с 12% до 2%, а вероятность того, что вы попадете в средний класс, а это означает ежегодный доход, как минимум, в 50 тысяч долларов, - эта вероятность увеличивается для вас с 58% до 74%.

Владимир Абаринов: Низкое социальное происхождение порождает замкнутый круг, вырваться из которого нелегко. Рон Хаскинс.

Рон Хаскинс: Американcкая мечта - правильная идея, и она должна быть доступна всем, но в силу семейного происхождения мы начинаем не с одного и того же уровня, как говорил президент Джонсон. У нас - разные гены, разное семейное положение, и логично предположить, что разумное общество должно инвестировать больше в тех детей, которые начинают в неблагоприятных условиях. Но вместо этого мы, во многих отношениях, вкладываем в них меньше. У этих детей неблагоприятные условия дома, они и в школу идут плохую, и учителя у них похуже, и живут они в небезопасных местах. Таким образом, они сталкиваются с целым рядом неблагоприятных факторов, и не последний из них, что им значительно труднее поступить в колледж. И даже когда они добираются до колледжа, велика вероятность, что они бросят учебу из-за академической неуспеваемости – плохая школа просто не дала им надлежащей подготовки. Так что они действительно сталкиваются с большим количеством препятствий. И я думаю, что это было нашим главным мотивом для написания книги. Но был и другой мотив. Я в принципе оптимист, однако я смотрю без оптимизма на положение, в которое поставила себя наша страна, особенно на бюджетный дефицит, который ведь нужно будет рано или поздно погашать или, по крайней мере существенно сократить. И когда придет это время, в Вашингтоне наступит сущий Армагеддон. Нам придется повышать налоги и сокращать бюджетные расходы. И чем скорей мы это сделаем, тем лучше. Способов избежать этого просто не существует. Точка.

Владимир Абаринов: По мнению Рона Хаскинса, ключевое значение имеет давно назревшая реформа школьного образования.

Рон Хаскинс: Лидерство Америки в мире определялось нашей великолепной системой образования, а теперь она, без сомнения, уже не лучшая. Наше население не самое образованное, и система не самая лучшая. Возможно, у нас - лучшие университеты, но не все остальное. В наших собственных интересах - серьезно усовершенствовать систему, мы должны помочь следующему поколению максимально использовать его потенциал, и если мы этого не сделаем, нам придется расплачиваться...

Владимир Абаринов: Начать нужно с повышения качества образования самих учителей...

Рон Хаскинс: Нам необходимо лучше учить учителей, нам нужны учителя по всем предметам. Мы должны поощрять талантливых учителей, платить им больше. И мы должны платить им еще больше, если они соглашаются работать в школах, где учится много детей из бедных семей.

Владимир Абаринов: По словам Рона Хаскинса, люди с низкими доходами просто не в состоянии существенно увеличить их, и государство должно помочь им в этом.

Рон Хаскинс: Они не в состоянии заработать достаточно денег. У нас миллионы, особенно одиноких матерей, которые не могут заработать больше 12 тысяч долларов в год. Нам необходима система, которая повысит их доход до 25–35 тысяч. Причем у нас есть такая система, но в ней существуют пробелы. Налоговые льготы, продовольственные купоны, медицинская страховка для детей – все это превосходно, но у нас не хватает денег на детские сады, а за них матерям-одиночкам приходится платить из собственного кармана, и это, возможно, самое важное, что мы можем сделать. Если мы тратим миллиарды долларов в год на решение проблем занятости и переподготовку, и тратим без особого успеха, то мы в состоянии помочь этим семьям зарабатывать больше, чем 12 тысяч долларов в год.
И, наконец, семья. Возможно, самое важное, что мы могли бы здесь сделать, это реализовать программу, начатую еще администрацией Буша. К сожалению, этот вопрос был чрезмерно политизирован. В этом городе воистину нет ничего, за что демократ не обвинял бы республиканца, а республиканец – демократа, потому что оба делают одно и то же. Но эта программа, я считаю, потенциально очень важна. Мы тратим на нее
100 миллионов в год, это - гроши для федерального бюджета. С помощью этих денег финансируется работа по всей стране - на местном уровне, через церкви, через другие местные организации. Это программа обучения основам семейной жизни, чтобы объяснить людям, по крайней мере, как важен брак и для развития детей, и для финансового и психологического благополучия самих взрослых...

Владимир Абаринов: Многие из проблем, затронутых Изабель Соухилл и Роном Хаскинсом, значатся в повестке дня президента Обамы. Но реализация этих социальных проектов зависит от воли всего общества в целом.
XS
SM
MD
LG