Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приговор суда в Туркмении активисту Социально-экологического союза Андрею Затоке


Сергей Сенинский: ... В Туркмении суд приговорил эколога Андрея Затоку к пяти годам лишения свободы, признав его виновным, якобы, в умышленном избиении человека. Соратники Андрея считают, что дело сфабриковано. В защиту одного из основателей Международного социально-экологического союза уже собрано несколько сотен подписей. А в Москве у посольства Туркмении прошли пикеты в поддержку Андрея Затоки. Рассказывает наш корреспондент Любовь Чижова:

Любовь Чижова: Андрей Затока живет в Туркменистане с 1982 года, у него двойное гражданство – российское и туркменское. Все это время он вел активную экологическую деятельность – работал в Капланкырском заповеднике, создал Дашховузский экологический клуб, детский клуб «Юные гепарды». Андрей Затока – член Совета Международного социально-экологического союза, при его участии было создано несколько экологических организаций в Красноводске, Ашхабаде, Каракале…Коллеги Андрея рассказывают, что он помогал семьям из Туркмении поддерживать связь с родными в России, что не могло не привлечь внимания органов госбезопасности Туркменистана. Профессиональной правозащитной деятельностью никогда не занимался, тем не менее 3 года назад в отношении Андрея Затоки уже возбуждали уголовное дело. Его судили за незаконное хранение оружия и сильнодействующих ядовитых веществ. Доводы защиты о том, что ученному - герпетологу, изучающему рептилий, необходимы и пневматический пистолет, и яд, суд не убедили. После активного вмешательства общественности и главы МИД России Сергея Лаврова Андрею дали три года условно. 20 октября этого года эколога арестовали за нападение на человека. На рынке, где Затока покупал продукты, на него набросился неизвестный мужчина. Оказавшиеся рядом полицейские арестовали Затоку и отвели в участок. Его коллеги считают, что дело сфабриковано. Говорит Ольга Мирясова из института «Коллективное действие»…

Ольга Мирясова: Мы уверены, что дело в отношении Затоки было сфабриковано. Не может такой человек как Андрей напасть на какого-то человека на рынке ни с того, ни с сего, избить его и еще какие-то серьезные повреждения нанести. Поэтому мы очень возмущены и будем продолжать добиваться освобождения Андрея. Мы уверены, что это либо дело политическое, хотя непонятно, какие под этим основания лежат, либо это дело чисто экономическое, потому что есть предположения, что хотели отобрать его квартиру, поскольку если человек садится в тюрьму в Туркмении, его квартиру забирают. Андрей получил пять лет заключения – это огромный приговор. Учитывая его предыдущую судимость, та судимость тоже была сфабрикованная, и следствие происходило в течение 8 дней фактически, что, конечно, говорит о том, что приговор был предрешен заранее и никакого реального расследования не было.

Любовь Чижова: Правозащитники и экологи на неделе провели пикеты в поддержку Андрея Затоку. Акции прошли в Москве у посольства Туркменистана. Вот что рассказала Радио Свобода сотрудник WWF Татьяна Яницкая…

Татьяна Яницкая: Я пришла сюда, потому что я давно и хорошо знаю Андрея, у меня нет никаких оснований не верить тому, что он пишет. И я понимаю, что все, в чем его обвиняют – это абсолютная ерунда, это чистая провокация, это все сфабриковано, это не может быть правдой. Такого человека, специалиста, энтузиаста, который столько лет посвятил благому, хорошему делу, он же был организатором первого в Туркмении детского экологического клуба, у него не может быть хулиганских побуждений, чтобы нападать на человека на базаре. У него семья, жена, двое детей, внук уже есть, они живут в России. По-моему, это чистое насилие. Я не вижу не то, что соблюдения прав, а вообще никаких нормальных оснований.

Любовь Чижова: Елена Рябинина из фонда «Гражданское содействие» считает, что реформа системы власти в Туркменистане после смерти Сапурмурата Ниязова, о которой говорит новый президент страны Бердымухамедов, носит косметический характер. По ее мнению, дело Андрея Затоки это еще раз подтверждает… Еще до вынесения приговора она предполагала, что Затока будет осужден – иначе в Туркменистане не бывает…

Елена Рябинина: Если следствие, даже давайте отвлечемся от того, из чего возникло это дело против Андрея Затоки, если следствие проводится в течение 8 или 9 дней, фактически за рабочую неделю, то о каком качестве этого следствия можно говорить. И говорить в таком случае можно только о том, что результат будущего суда предрешен. Дело в том, что я работаю с беженцами из Центральной Азии и поэтому естественно слежу за тем, что там происходит. И поэтому арест Андрея Затоки – это одно из проявлений того, что изменения в политическом курсе, внутриполитического в первую очередь в этой стране носит чисто косметический характер. Потому что масса фактов и ситуация с Затокой – это один из них, подтверждающие, что никаких проявлений гражданских свобод, никакой независимой от правительства деятельности там нет и условий для ее осуществления тоже нет. И это же я вижу по ситуации тех немногих беженцев из Туркменистана, с которыми я сейчас работают. Потому что в отличие от других центрально-азиатских стран из Туркмении гораздо труднее выехать, там до сих пор существуют стоп-листы, и они не только не отменены, а они дополняются. Те амнистии, которые происходят в Туркменистане периодически, по большей части затрагивают людей, осужденных не по политическим мотивам и не связанных каким бы то образом с независимой деятельностью. Поэтому мне кажется, что то, что сейчас туркменское руководство пытается декларировать перед международным сообществом, это вывеска, рассчитанная на привлечение каких-то инвестиций, на совместные проекты – это геополитика. И к большому сожалению, Запад на эту геополитику реагирует гораздо активнее и с большим интересом, чем на продолжение всех тех нарушений прав человека, которые в Туркменистане, безусловно, продолжаются. До сих пор в пенитенциарную систему Туркменистана не имеют доступа ни представители Международного Красного креста, ни каких бы то ни было правозащитных организаций. И проходивший сравнительно недавно, в конце прошлого года универсальный периодический обзор – это новая процедура Совета ООН по правам человека, показал, что туркменское руководство в ответах на те вопросы, которые заданы были в области прав человека представителями многих стран, отвечает таким образом, что оснований надеяться на позитивные изменения нет.

Любовь Чижова: Говорила Елена Рябинина из фонда «Гражданское содействие». Директор программ по защите прав человека в Центральной Азии правозащитного центра «Мемориал» Виталий Пономарев считает, что помочь Андрею Затоке может вмешательство в его дело международных организаций…..

Виталий Пономарев: Это общее отражение ужесточения внутренней политики Бердымухамедова, которая достаточно отчетливо обозначилась где-то с прошлого года. И дело Затоки, и дело Байрамова, и целый ряд других дел, в том числе сейчас приходит информация, что были суды над некоторыми мусульманскими активистами, два Свидетеля Иеговы, которым были условные приговоры за отказ от службы в армии, в этом году неожиданно были переведены в колонию. То есть идет общее ужесточение. А что стало толчком для этого конкретного дела – сказать очень трудно. Как обычно в таких закрытых странах основное должно быть международное давление. Я знаю, что сейчас многие организации пишут обращения туда. Конечно, там нет никакой независимой судебной системы, и решение будет принимать не судья, а это будет политическое решение, которое будут принимать в Ашхабаде. Мы будем так же обращаться в международные структуры, чтобы те страны, которые заинтересованы в соблюдении прав человека, в том, чтобы во время переговоров с туркменскими властями они ставили вопрос о судьбе Затоки.

Любовь Чижова: Сопредседатель Совета международного социально-экологического союза Святослав Забелин недоумевает, почему арестовали Андрея Затоку. Он никогда не занимался правозащитной деятельностью, а лишь пытался решать экологические проблемы Туркмении….

Святослав Забелин: Андрей один из основателей Международного социально-экологического союза. Вообще один из активнейших участников. Тогда, когда вообще общественная деятельность в Туркмении была разрешена, я думаю, что был просто лидером общественно-экологического движения в Туркмении.

Любовь Чижова: Святослав, о Туркменистане известно, что в последнее время там были серьезные проблемы с правами человека и очень много известно о правозащитной деятельности целом. Может быть меньше говорили об экологических проблемах Туркменистана. Чем конкретно занимался Андрей?

Святослав Забелин: Как раз в правозащитную деятельность не лез, поэтому не очень понятно, почему его преследуют. В первую очередь он долго был сотрудником заповедника. Его фокус – это в первую очередь охрана редких исчезающих животных. Понятно, опустынивание всегда, потому что это все сложные проблемы рационального использования водных ресурсов. И экологическое просвещение в первую очередь среди детей региона, не только региона.

Любовь Чижова: Андрей никогда не хотел в Москву переехать, в Россию?

Святослав Забелин: Сейчас уже придется. Он написал в посольство официальное письмо о том, что он по освобождению уедет в Россию, отказывается от туркменского гражданства. Создает шанс всем сторонам выйти из ситуации относительно сохранив лицо. Сейчас у него шансов нет продолжать, хотя он мечтал продолжать жить там, работать, потому что практически вся его трудовая деятельность прошла в Туркмении. Я думаю, что в сложившейся обстановке нереально. Сейчас уже официально обратился в посольство России с просьбой помочь ему выехать на постоянное место жительства в Россию.

Любовь Чижова: Говорил сопредседатель Совета Международного социально-экологического союза Святослав Забелин. Коллеги Андрея Затоки обратились к российским властям с просьбой вмешаться в ситуацию. В защиту эколога собираются подписи в интернете. Адвокаты эколога, осужденного на пять лет лишения свободы, собираются подать апелляцию.
XS
SM
MD
LG