Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналисты Леонид Моляров и Ирина Корженевская в гостях у Виктора Резункова обсуждают, какие перемены ожидают петербургское телевидение


Виктор Резунков: В последние две недели петербургское телевидение, а точнее сказать, телеканал «Петербург-Пятый канал» лихорадит. После того, как 15 октября стало известно, что компания «НМГ-ТВ», созданная для управления телевизионными активами холдинга «Национальная Медиа Группа», начинает реструктуризацию входящих в холдинг телеканалов РЕН ТВ и «Пятый канал», и сообщения газеты «КоммерсантЪ» о том, что в рамках этого процесса телеканалы РЕН ТВ и «Пятый канал» со следующего года откажутся от собственных новостей и будут пользоваться услугами специального новостного подразделения Государственной телекомпании «Russia Today», ситуация на «Пятом канале» накалилась до предела. Сотрудники «Пятого канала», более тысячи человек, стали собирать подписи под открытым письмом в адрес президента и премьер-министра, в котором, в частности, говорится о том, что «в случае, если главные акционеры – «Национальная Медиа Группа» - реализуют свои планы по реструктуризации «Пятого канала», то его сотрудники оставляют за собой право на массовые ненасильственные акции протеста». Надо сразу сказать, что и сегодня ситуация не прояснилась.

Какие программы закрываются, а какие – нет? Будут ли массовые увольнения на «Пятом канале» или нет? Как изменится информационное вещание? Что станет с Телецентром на Чапыгина, 6? Эти, а также множество других вопросов остаются пока без ответа. Ответы на них мы и попытаемся сегодня найти.

В Петербургской студии Радио Свобода - шеф-редактор медиа-портала «Лениздат.Ру» Ирина Корженевская и шеф-редактор Дирекции документального вещания телеканала «Петербург-Пятый канал» Леонид Маляров.

И давайте вначале поговорим по поводу новостей, это взывало наибольшую реакцию. Будет ли делать новости за РЕН ТВ и «Пятый канал» специальное новостное подразделение телекомпании «Russia Today»? И эту идею, если она будет осуществляться, уже прокомментировали многие на страницах различных изданий. Например, писатель Виктор Шендерович прокомментировал это на страницах интернет-издания «Грани.ру»: «Мне это кажется логичным. В связке с последними так называемыми выборами (тем, что для смеха называют выборами) этот слух совершенно гармоничен, тут одно другому не противоречит. Если в стране, где ОМОН приходит на избирательные участки, а члены правящей партии ломают руки журналистам и не допускают избирателей на голосование, как в Дербенте и Астрахани, и считают голоса так, как считали в Москве – в такой стране не может быть уже и РЕН ТВ, не то что НТВ времен Гусинского. В этой стране уже не нужно телевидение. То телевидение, к которому мы идем, в идеальном варианте – туркменское телевидение времен Туркмен-Баши, там золотой профиль лидера нации в правом верхнем углу в золотом венке и собственно все. Стране, где вместо выборов такой Дербент, полагается такое телевидение». Леонид, что вы скажете?

Леонид Маляров: Это яркая цитата. Я не могу отвечать, к сожалению, за планы нашего московского руководства в части новостей, а они это опровергают и говорят, что не могут понять, откуда взялся слух про производство новостей одной компанией - «Russia Today». Поэтому на данный момент то, что я знаю, сейчас служба новостей сохранена на «Пятом канале», им всем обещают работу до конца этого сезона, до сентября следующего года. И там все люди, вроде бы, успокоенные. Но подробной ситуации я не знаю именно с новостями. А на «Пятом канале» началось все с того, что... спасибо журналистам, что был целый поток информации в течение недели, начиная с того, что появился новый генеральный продюсер Наталья Никонова, соответственно, наш генеральный продюсер исчезает, уходит, что Наталья Никонова будет работать в Москве. То есть если все руководство в Москве, понятно, где и производство. Странно было бы руководить коллективами, находящимися в совершенно другом городе. В этой связи сотрудники быстро смекнули, что, похоже, «Пятый канал» - это будет примерно 100 человек в Москве, которые просто закупают программы. Но дело не только в этом. Дело, как ни странно, в нашем некотором городском патриотизме. Конечно, обидно, что было столько вложено усилий и Мариной Фокиной, и Александрой Матвеевой, и Владимиром Троепольским, и действительно вложенных денег и усилий. И набраны достаточно квалифицированные люди. И все это сдается без боя, то есть просто вычеркивается. И обидно немножко, конечно, за город, у которого было два признака федеральности – Конституционный суд и «Пятый канал». Вот один признак федеральности удаляется.

Виктор Резунков: Многострадальное питерское телевидение все-таки.

Ирина Корженевская: По поводу новостей. Насколько я знаю, и представители НМГ об этом говорили, и на «Пятом канале», когда проводили собрание сотрудников информационного вещания, говорили именно о том, что «Russia Today» будет оказывать техническую поддержку в подготовке новостей. Но при этом редакционная политика никак не поменяется. То есть только техническая поддержка.

Виктор Резунков: Дай Бог, на самом деле. Потому что вы же видели, наверное, «Новости» «Russia Today», как это все выглядит. Такие удивительные, сладкие картинки!.. Я, конечно, не имею права критиковать «Russia Today», но просто мне так показалось, это мое личное мнение.

Ирина Корженевская: Я думаю, будет сильно отличаться от того, что рассказывает Марианна Максимовская.

Виктор Резунков: Конечно. И я хотел бы сказать о том, что сообщает газета «Деловой Петербург» о реформах, буквально вчерашняя публикация, последние данные со ссылкой на осведомленный источник «Делового Петербурга» на «Пятом канале». «Новое руководство телеканала (в лице генерального директора «НМГ-ТВ» Владимира Ханумяна) приняло решение значительно сократить штат сотрудников, работающих, в частности, на художественное вещание. Также, по данным источника, из всех художественных программ пока остаются только «Открытая студия», «ОБЖ» и «Утро на «Пятом». Кроме того, принято решение большую часть эфирного времени отдать под новостные программы. Тот же источник утверждает, что 28 октября 37 телеоператорам, работающим на художественное вещание Пятого канала, было сказано, что работы с 1 ноября практически не будет. Правда, возможно, что 16 из них предложат выполнять заказы на производство оставшихся программ. Также есть информация о том, что дизайнерский и PR-отдел канала сократят с 6 ноября. Как заявил «Деловому Петербургу» сам генеральный директор «НМГ-ТВ» Владимир Ханумян, на канале действительно происходят кадровые изменения. По его словам, сегодня на Пятом производится семь программ, остальные закупаются у сторонних производителей. «Мы действительно закрываем две из них - «После смерти» и «К доске», - говорит Ханумян. - Все остальные программы, в том числе «Живая история», «Прогресс», «Клуб знаменитых хулиганов», «Встречи на Моховой» и «Ночь на «Пятом», остаются в сетке канала, но по финансовым соображениям некоторые из них до конца года будут идти в повторах».

Как вы прокомментируете, Леонид?

Леонид Маляров: Я легко прокомментирую, так как я внутри этой ситуации. На самом деле, речь идет не о 27 операторах, «черную метку» об увольнении получили 450 человек, вся служба генерального продюсера. Я сейчас доделываю фильм и увольняюсь с 1 декабря, то есть буду уволен. Кто-то работает до 1 января. Редкая птица долетает до марта. То есть 450 человек фактически получили предложение об увольнении, написать заявления по собственному желанию. За это им предлагается получить две зарплаты и влиться в «Пятый канал» заново уже путем акционирования. То есть это некий буфер. Люди, которые по закону могут отсудить больше, а особенно те, кто в штате, в принципе, часть народа собирается, насколько я понимаю, все-таки судиться, чего-то добиваться. Но как раз я не из этих людей. Во-первых, хочется работать все-таки, а не бунтовать. Мы это лучше умеем делать, как показывает опыт. Я склонен поверить Владимиру Сергеевичу Ханумяну, акционироваться, действительно, и делать «Живую историю» уже на новых рельсах.

Ирина Корженевская: Я хотела бы сказать по поводу слов Леонида. Хочется верить словам Владимира Сергеевича Ханумяна. Но, честно говоря, со стороны очень тяжело во все это поверить, потому что слова постоянно разнятся. То есть несколько дней назад Владимир Ханумян и письмо присылал, и в интервью, и при личной встрече с сотрудниками «Пятого канала» говорит о том, что никаких массовых увольнений не будет, никаких преобразований не будет в ближайшее время. А ближайшее время, они говорили, – около года. И при этом тут же, когда появляется какая-то информация из источников каких-то о том, что закрываются программы, они говорят: «Да, действительно, программы закрываются. Да, действительно часть людей будет уволена, но, может быть, они на другие договоры перейдут». То есть получается, что они реагируют только на внешние сообщения и дают более-менее уже то, что в действительности должно быть. А что они задумали и как планируют, похоже, никому не известно.

Виктор Резунков: Я добавлю, что я приглашал к нам в эфир Владимира Ханумяна, но он не смог принять участие в эфире, у него какое-то важное совещание именно на это время. Ну, так уж получилось. По крайней мере, наша совесть чиста.

Леонид, объясните, пожалуйста, что значит – акционирование. Вот 400 человек выводятся в никуда, увольняются. И что дальше? Вот такое количество журналистов, профессионалов, операторов и так далее.

Леонид Маляров: У этих 450 человек, ну, понятно, что не у всех, есть технический персонал, кому-то, правда, лучше отсудить побольше денег, зарегистрироваться на бирже, то есть уйти по сокращению и получить все положенные льготы. Ну а оптимистический вариант сценария такой, что, допустим, существует программа «Прогресс», существует «Живая история». Руководство заявляет публично, что они заинтересованы в этих программах. Как нам рассказывают, выглядит это так, что люди, получается, без зарплаты, скидываются по 10 долларов и организуют юридическое лицо. А далее продюсер едет в Москву и договаривается с генеральным продюсером о том, сколько будет стоить эта программа. Тут щекотливый вопрос. Как можно догадаться, наверное, они постараются, чтобы она стоила дешевле, чем стоит сейчас. И что будет дальше происходить? То есть они обещают, что эти программы останутся в сетке до конца сезона, до сентября та же программа «Прогресс» будет выходить в эфир, они этот заказ обеспечат. Но за какие деньги? Дьявол уже в мелочах: сколько люди будут получать и насколько все это будет реально.

Виктор Резунков: И я бы хотел привести мнение относительно реформы на «Пятом канале», то, которое приводит ваш замечательный портал «Лениздат.Ру». Игорь Игнатьев, первый заместитель руководителя Дирекции ГТРК «Санкт-Петербург» считает, что «даже при отказе от собственных новостей принципиально на «Пятом» ничего не изменится, так как канал не оправдал свою концепцию: «Не было никакого канала регионов. Он был только заявлен, они не успели этого сделать. Поэтому если что-то и может серьезно измениться, так это только положение сотрудников Пятого канала». Игнатьев также добавил, что говорить, останется ли новостная служба на Чапыгина или это будет ретрансляционный центр, пока рано, так как, кроме статьи в «Коммерсанте», подтверждающей информации нет. «Пока из того, что я прочитал в «Коммерсанте», не следует ничего», - заявил Игорь Игнатьев, первый заместитель руководителя Дирекции ГТРК «Санкт-Петербург».

Леонид, можете прокомментировать относительно как раз этой концепции, удалась или нет концепция регионального...

Леонид Маляров: Канал регионов, да, это была забавная концепция. Здесь, мне кажется, было несколько концепций заведомо провальных. В частности, одну из концепций, я помню, нам демонстрировали. Было большое собрание несколько лет назад, была нанята какая-то исследовательская группа, бодрые москвичи с красивыми графиками рассказывали о том, что на всех каналах «чернуха», а у нас будет сплошной оптимизм, радость, и этим мы возьмем телезрителей. Ну, можно догадаться, эта концепция тоже благополучно провалилась, так же как и канал регионов. Канал регионов, да, пытались, когда в новостях показывают, что Буренка отелилась в Кировоградской области, были совершенно чудесные сюжеты, до комизма доходило.

На самом деле, я глубоко убежден, в том числе, кстати, был один из мотивов письма, Петербург сам по себе очень сильный бренд. Петербуржцы меня поймут. Когда вы приезжаете в любой город бывшего Советского Союза, не только России, на тебя смотрят: «Вот, наконец-то, на интеллигента посмотрим». Вот все здесь засмеялись, а это правда. Удивительный существует миф об этом городе, что здесь живут интеллигентные люди, что это практически Европа, это европейский город, «иностранец в своем Отечестве». И наверное, в России хочется людям иметь идеальный город, который живет духовностью. Москва помешана на деньгах, а здесь люди духовностью живут. И они хотят видеть такой канал, на самом деле. Просто этот миф нужно реализовать, дать людям то, чего они ждут от Петербурга. И на это не нужны миллиарды, я уверен совершенно. Показательным был прошедший год, был очень тяжелый год, тоже много людей уволили, но никто не выступал и не кричал. А уволили, я думаю, не менее 500 человек.

Виктор Резунков: Это когда концепция регионального телевидения исчерпала себя?

Леонид Маляров: Нет, когда грянул экономический кризис. А концепция была очень простая – сократить издержки.

Ирина Корженевская: Тогда же еще и корпункты сократили. Из 30, по-моему, около 10 только осталось по стране, если я не ошибаюсь.

Леонид Маляров: Да, сократили корпункты. Я не знаю цифру, к сожалению. Но позакрывали очень много, это точно. Тем не менее, что сделал Владимир Владимирович Троепольский. Он сделал очень простую вещь: он убрал то, что раздражает, то, что не соответствует Петербургу – дешевые «мыльные оперы» украинского производства, какие-то развлекательные шоу «ура-ура, мы оптимисты!». Он сказал золотые слова: «Канал не может удовлетворить всех, и не стоит пародировать, пытаться как «большие» Надо, чтобы мы хотя бы не раздражали нашего зрителя». То есть расходы сократились в несколько раз, денег стало гораздо меньше, а рейтинг вырос в 2 раза за этот год. То есть дело не только в деньгах. У меня обращение к Владимиру Сергеевичу Ханумяну и Наталье Никоновой: «Научитесь продать Петербург, попробуйте». Это продается, я уверен.

Виктор Резунков: Ирина, вы не телевизионщик, вы человек пишущий, можно сказать, как вам видится концепция питерского телевидения? Это очень интересный вопрос. У нас в Питере, кроме «Пятого канала», есть же еще «Сотка».

Ирина Корженевская: Но «Сотка» - это все-таки городской канал. Я согласна с Леонидом, что Петербург – это бренд. У нас достаточно много происходит своих событий и событий федерального масштаба, которые действительно могли бы подаваться. И те же передачи, которые сегодня идут по Петербургу, они отличаются от того, что идет на остальных каналах. Только, может быть, это как-то подать по-другому нужно или что-то изменить. Но, в принципе, мне кажется, что это можно было бы оставить. Потому что именно таким, по моему мнению, и должен быть петербургский канал.

Виктор Резунков: Но он должен вещать на федеральном уровне, конечно.

Леонид Маляров: Я абсолютно в этом уверен. И я думаю, что это востребовано страной, чтобы был некий альтернативный голос. Пусть это будет даже не политическая оппозиция, пусть это будет духовная оппозиция.

Ирина Корженевская: Но она должна быть, да. Я приведу слова телеведущего с «Пятого канала» Дмитрия Циликина, я с ним общалась не так давно, и он говорил про телеканал «Культура», на котором тоже показывают передачи, которые на других каналах не увидишь, и какие-то спектакли, и концерты. И возможно, у этого телеканала небольшая аудитория, но эти люди есть, и они хотят это смотреть. И тем самым реализуется их право на то, что они могут увидеть то, что нужно им.

Виктор Резунков: И я бы хотел еще по поводу концепции привести выдержку из статьи Антона Мухина, которая опубликована в журнале «Город 812». Вот что он пишет: «Эксперты смотрят на судьбу петербургской дирекции Пятого канала с пессимизмом. Естественный шаг при оптимизации - ориентировать каналы на разные аудитории. При этом функция информационно-аналитического вещания, понятно, останется за РЕН ТВ, имеющего сейчас репутацию самого либерального из общенациональных каналов. «Пятерке» в таком случае будет, вероятно, уготована судьба нишевого канала. То есть или вообще без новостей, или в весьма сокращенном и специализированном виде. Что, в общем, не имеет значения, если информация о закупке новостей на стороне подтвердится. Тут уместно вспомнить старые сплетни, о которых уже писал «Город 812»: РЕН ТВ должно стать мужским телевидением, а «Пятерка» - женским».

Вот что это такое, объясните, пожалуйста, Леонид?

Леонид Маляров: «Пятерка» - только женский» - вот это как раз один из мотивов письма. Мне кажется, что петербуржец – это мужчина все-таки...

Ирина Корженевская: В то же время Владимир Ханумян в интервью «Коммерсанту» говорил о том, что и он, и я так понимаю, что и акционеры, видят «Пятерку» не женским, а именно интеллектуальным телеканалом. Поэтому хочется верить, что женского телеканала не будет.

Леонид Маляров: Совершенно верно. Когда Владимир Сергеевич приезжал и встречался с коллективом, успокаивая страсти, он, на удивление (мы видели фотографии в «Коммерсанте»), очень обаятельный и симпатичный человек, очень красиво и хорошо говорит. И он высказал свой взгляд на концепцию «Пятого канала», я уже это отмечал. И забавно, что год назад Владимир Владимирович Троепольский высказывал практически то же самое. Я совершенно согласен с Владимиром Сергеевичем Ханумяном, и с Троепольским, и мне даже кажется, что Владимир Сергеевич вполне мог бы подписать наше открытое письмо. Мы тоже за эту концепцию. Там, в частности, говорится, что канал за год приобрел мыслящего, интеллектуального зрителя, и рейтинг его подрос, и это правильное направление.

Виктор Резунков: И я хотел бы задать вопрос по поводу ситуации на Чапыгина, 7 именно в том плане, что там будет создаваться. Телецентр там существует. Но идут разговоры о том, как там все будет меняться и так далее. Ирина, что вам известно?

Ирина Корженевская: Слухи были такие, что Телецентр преобразуют в бизнес-центр и все помещения сдадут в аренду, что, конечно, трудно представить.

Виктор Резунков: Говорили даже, что, по-моему, кто-то уже въезжает. Леонид, расскажите.

Леонид Маляров: То, что ввозят, въезжают, мною лично замечено не было. Ну, ходят люди, присматриваются, составляются какие-то планы помещений и будет арендоваться – это совершенно точно. Я думаю, что тут вопрос уже решенный. Как это красиво выглядит на словах, что все крупнейшие телекомпании петербургские будут там участвовать, и это будет прекрасный Телецентр. Фактически все более-менее крупные игроки петербургские, а их не так много, все имеют свою техническую базу, и я не уверен, что они заинтересованы в Телецентре. Есть идея у Владимира Сергеевича Ханумяна: будет создан кабельный канал «Петербург» круглосуточный. Он сказал: «Петербургский час» будет увеличен до 24 часов. То есть часть помещений действительно будет за неким все-таки телевидением, маленьким, местным, кабельным, но все-таки телевидением. И есть некая надежда, что все-таки часть программ останется, и акционировавшиеся, счастливые, свободные люди, типа меня, смогут продолжать работать, делать программы для «Пятого канала» из Петербурга. Нам обещают очень льготные условия до конца сезона по аренде помещений. То есть всем, кто акционируется, кто на новых рельсах будет делать программы и фильмы, обещают чуть ли не бесплатную аренду. С техникой там, естественно, будет дороже. Ну, тут нет чудес: чем дороже техника, тем дороже программы. Это все будет закладываться в смету программ и так далее. Вот такие планы. Конечно, как не трудно догадаться, я думаю, через год-два половину этих помещений будут занимать далеко не телевизионные люди.

Виктор Резунков: Но сократится количество зрителей, если будет кабельное телевидение. Или нет?

Леонид Маляров: Это просто будет отдельный канал. То есть «Пятый» останется федеральным, и я надеюсь, будет некое присутствие там Петербурга, но часть людей с «Пятого» просто уйдут на кабельный, маленький канальчик.

Ирина Корженевская: По поводу Телецентра. Ханумян говорил о том, что они хотят организовать в стране третий по величине после «Останкино» и ВГТРК Телевизионный технический центр.

Леонид Маляров: А он такой и есть, он третий по величине уже сейчас.

Ирина Корженевская: Тогда не понятно, что они собираются делать.

Леонид Маляров: Не надо ничего создавать.

Ирина Корженевская: А вот по поводу петербургского канала, то есть получается, что сейчас проводится реорганизация, поскольку каналы убыточные, не хватает средств. И тогда не понятно, каким образом они собираются запустить еще третий канал – ведь тоже будут нужны дополнительные деньги, чтобы и здесь тоже все это работало, вещало, были программы, новости какие-то, закупаются они или сами делаются, но нужны деньги. И плюс еще кабельный канал, там же тоже должна быть достойная картина.

Виктор Резунков: Да, очень сложная ситуация.

У нас есть звонки. Александр из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Конечно, можно пожалеть, что тучные годы закончились, и поэтому содержать весь агитпроп, куда, естественно, включаются и телевизионные каналы, довольно сложно. Но все-таки вы несколько преувеличиваете роль интеллектуальную «Пятого канала». Честно говоря, смотреть, кроме «Моя планета» и передачи Сторчак, где все строится на том, что прямой эфир, в общем-то, нечего. А особенно вечерние в пятницу передачи про то, кто и как умирал. Вот это ощущение смерти, наверное, и привело к тому, что вас стали прикрывать. А если честно говорить, если вас сравнивать с РЕН ТВ, то, наверное, вы не только на региональном, но даже и на горизонтальном уровне телевизионном свою задачу не выполняете. Смотрите, что делает РЕН ТВ. Позавчера великая общественница, член Общественной палаты Тина Канделаки заявила на весь мир, что нет русских в России, вот такая провокация была выкинута, ну, перед тем, как 4-го числа будет «Русский марш». Вы - не провокационный телевизионный канал, поэтому вы особо и не нужны сейчас, где все строится на провокации, и исключительно на ней.

Леонид Маляров: Мне трудно не согласиться с нашим радиослушателем. И с предыдущей цитатой я тоже согласен, что на РЕН ТВ и новости, и аналитика посильнее будут, чем на «Пятом». Могу сказать, что те фильмы, которые делал лично я, они были рейтинговые, и не только я, на самом деле. Вот Ника Стрижак, она тоже молодец, держит сейчас большую аудиторию за счет актуальности. Они говорят на актуальные темы, и говорят смело.

Виктор Резунков: Да, удивительно, что к ней оппозиции приходит очень много и самой разнообразной, причем которую вообще не пускают никуда.

Ирина Корженевская: И по поводу провокационности. Конечно, «Пятый канал», может быть, не провокационный, но, согласитесь, не может же быть все телевидение провокационным, должно же быть какое-то альтернативное видение в вещании.

Виктор Резунков: Ну, для Питера провокационность... Я вспоминаю передачи Невзорова провокационные. И у Бэллы Курковой тоже были передачи, скажем так, провокационные.

Марина Николаевна из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. «Пятый канал» сверкал только, как говорится, в «лихие 90-ые». А у меня вопрос по поводу бренда Петербурга. Как вы считаете, это бренд интеллигентного человека. Я очень люблю Петербург, но Петербург – это колыбель революции, весь цианистый калий вылился на всю Россию от вас. А теперь вы взрастили, воспитали, выучили Путина – и опять вся Россия стонет от вашего бренда интеллигентности. Вам уже, наверное, пора коллективное покаяние какое-то в городе устраивать, а не считать, что вы – бренд интеллигентного человека.

Виктор Резунков: Хорошая идея, Марина Николаевна, надо обязательно над ней подумать, действительно устроить покаяние коллективное. Но революция, собственно, произошла, когда Петербург был столицей, Петроград.

Кирилл из города Электросталь Московской области, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я бы, наверное, не согласился с уважаемым Троепольским, когда он сказал, что «нам не надо «ура-ура!». А я вот, кстати, вспоминаю, когда у нас появился «Пятый канал» в кабельных сетях в 2007 году, я стал его смотреть, и я замечаю большое отличие от того «Пятого канала», когда я смотрел в 2007 году, и вот сейчас. Потому что сейчас он для меня неинтересен. Я говорю с точки зрения того, что в 2007 году в новогодние вечера там показывали очень интересные концерты, телеверсии той же «Дискотеки 80-ых», а сейчас этого нет. И хотелось бы сказать, что есть в Питере, хотелось бы сравнивать, что происходит в Питере, как проходят концерты, те же «Граммофоны», и московские. Потому что Питер, как вы говорите, культурная столица.

Леонид Маляров: Вы, наверное, упустили важное слово, я говорил, что существует миф. По-моему, позавчера по телевизору Гарик Харламов (это самый лучший фильм, который я делал) говорил: «Есть такой город – Питер, там на заборе слово из трех букв напишут, а рядом обязательно припишут «извините». Вот миф. Здесь люди такие же, как и везде, мне кажется, может быть, даже хмурее немножко, севернее. Но есть устойчивый миф – культурная столица, «иностранец в своем Отечестве».

Ирина Корженевская: И концерты проходят, я думаю, у нас так же, как и в Москве, и во всех остальных городах.

Леонид Маляров: Я не кичусь, что я главный интеллигент. Ничего подобного! Но от Питера хотят это видеть, я в этом уверен.

Виктор Резунков: Вот Юрий Николаев нам пишет: «В свое время Бэлла Куркова на Ленинградском телевидении развалила Советский Союз и преуспела в этом. Если дать волю «Пятому каналу – Санкт-Петербург», то он развалит Россию». Вот такое странное отношение. А вам не кажется, что существуют некие политические опасения в отношении развития питерского телевидения или в отношении развития питерского бренда для условия существования всей России?

Ирина Корженевская: Я думаю, что все-таки переоценивают телевидение. Развалить страну даже «Пятый канал» вряд ли сможет.

Леонид Маляров: Я тоже не взял бы гордое знамя... не верю.

Виктор Резунков: В связи с ситуацией на «Пятом канале» я хотел бы отметить еще одно событие, которое имело место быть. Журналисты интернет-издания «Фонтанка.Ру» получали по телефону угрозы за публикацию материалов о реформе на «Пятом канале». Я прочитаю, что они пишут: «На днях «Фонтанка» опубликовала несколько текстов, касающихся проблем «Пятого канала». Главными линиями статей были следующие: Санкт-Петербург теряет федеральный канал, 1,5 тысячи человек боятся остаться на улице. То есть обнародовала информацию, которую знают 1700 сотрудников «Пятерки», вдесятеро большее число их близких и знакомых, все журналисты Питера и области. То есть десятки тысяч человек. С высоким раздражением снизошли к нашим мобильным телефонам те, кто управляет миром при помощи финансовых потоков. И посоветовали заткнуться. Мы корректно предложили изложить их точку зрения на «Пятый канал» публично. Они не захотели. А мы не захотели вытягиваться во фрунт. И вот тогда они сказали все, что накипело. Примерно следующее: «Холопы, что вы себе позволяете! Что это за сошка ваш Андрей Константинов?! Подумаешь, председатель Союза журналистов! Сгноим!» (Стилистика, эмоция практически сохранены) Далее нам было обещано, что прокуратура города с нами разберется. Судя по всему, быстро, беспощадно и на законных основаниях. Ну… как обычно».

Как это понимать? Я звонил в «Фонтанку.Ру» и спросил: «Могли бы вы сказать, кто вам конкретно звонил?». Они сказали: «Нет, мы не можем, к сожалению, этого сделать, не можем дать никаких комментариев».

Ирина Корженевская: Честно говоря, я не знаю, конечно, звонили им или нет, но выглядит это немножко странно. Потому что писала не одна «Фонтанка», а писали и мы на «Лениздате» об этом, и «КоммерсантЪ», который опять же первым заявил про то, что новости будет делать «Russia Today», а не эти каналы. И почему именно к ним обратились, мне не понятно.

Виктор Резунков: Да, непонятная ситуация.

Леонид Маляров: Я тоже хотел бы сказать, что никаких угроз, притом, что я был в центре этого движения, давал интервью налево и направо, говорил то, что думаю, мне не поступало. Я, честно говоря, ждал, что мне первым делом отключат пропуск, опечатают компьютер, начнут что-то говорить, но ничего. То есть абсолютно свободно мы действовали, собирали подписи.

Ирина Корженевская: Тем более что у вас и по коридорам были развешаны объявления, где все это собирается...

Леонид Маляров: Да-да. И я даже не знаю, кто это сделал. Распечатали плакатики. Вот как «Ты записался добровольцем?», там было написано «Ты подписался под письмом?». Везде развешивали, и никто их не срывал. Абсолютно все было свободно.

Ирина Корженевская: И все совершенно открыто происходило.

Леонид Маляров: Действительно, нам дали полную свободу.

Виктор Резунков: Ну, я знаю Евгения Вышенкова очень хорошо, и если он пишет такую статью, значит, действительно им звонили.

Леонид Маляров: Женя за свои слова всегда отвечает. Это потрясающий человек.

Виктор Резунков: Дмитрий из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Я, во-первых, хочу сказать, что лицом «Пятого канала», конечно, является документальная редакция.

Леонид Маляров: Спасибо.

Слушатель: Собственно, главная функция этой документальной редакции совершенно понятна – это противостояние насаждению «совка». Так как сейчас у нас насаждается «совок» по всем направлениям, то документальная редакция «Пятого канала» оказывается абсолютно не на месте. Ну, если кризис будет посильнее, «совок» насаждать перестанут, если нефть будет подороже, «совок» продолжать продолжат. Собственно, сколько стоит керосин, столько у нас и «совка».

Виктор Резунков: То есть вы имеете в виду, Дмитрий, что вся эта ситуация носит политический характер?

Слушатель: Знаете, политика – это концентрированное выражение экономики. То есть у нас страна устроена как клоп постельный. Вот мы паразитируем на нефти, и соответственно, сколько нефть стоит, столько у нас и «совка». Как Советский Союз на нефти выжил, так и у нас страна. Если кризис хороший будет, то есть людям придется что-то делать, значит, с «совком» станет полегче, значит, нужно будет нормальное телевидение.

Виктор Резунков: Ольга Георгиевна из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Я хочу сказать, что мне кажется, вы очень поскромничали, когда сказали, что телевидение не способно развалить страну. А мне кажется, оно не только способно, а оно уже это сделало. Потому что молодые ребята абсолютно ни во что не верят. И настолько уровень нравственный низкий у телевидения, что мои дети, которые смотрели раньше какие-то передачи, они абсолютно от этого отказались. И я готова поклониться в ножки тому, кто просто сделает так, чтобы канал «Культура» был намного мощнее вот этих ужасных каналов – «Первого», «Второго» и так далее.

Леонид Маляров: Я с вами совершенно согласен. Но мне бы хотелось, чтобы это был канал «Петербург».

Виктор Резунков: И я бы хотел привести выдержку из публикации Анны Пушкарской, корреспондента газеты «КоммерсантЪ». Публикация называется «Владимир Ханумян перехватил чужие письма». Это как раз ответ на все заявления. Она пишет: «В целом остается неясной сама концепция нового вещания «пятерки». Напомним, государственную федеральную сеть, лицензию на ее использование, а также статус общероссийской телевещательной организации (предусматривающий ряд экономических льгот) Пятый канал получил под концепцию «канала российских регионов», предусматривавшую значительную долю вещания из регионов. Еще год назад в связи с кризисом эта концепция фактически была свернута (большинство открытых студий и корпунктов в регионах были закрыты). Согласно утвержденному акционерами отчету руководства Пятого канала за 2008 год, была реализована новая концепция «формирования у зрителей восприятия бренда «Петербург - 5 канал» в его связи с Петербургом и историческим предшественником «Пятым каналом Ленинградского телевидения», которая принесла рекордное увеличение доли российской телеаудитории «пятерки» с 1,12 до 2,1%. В свою очередь, телецентр на Чапыгина предполагалось превратить в современный телекомплекс, предназначенный вовсе не для сдачи в аренду другим компаниям». И так далее. «Тем не менее, в условиях кризиса акционеры, судя по уже сделанным и прогнозируемым шагам, посчитали эффективность мер, принятых предыдущим руководством «пятерки», недостаточной. Однако московские топ-менеджеры, возглавившие НМГ-ТВ, вряд ли ожидали, что реформа вызовет столь громкий скандал».

Это, в принципе, то, о чем мы говорили. И возвращаясь к самой концепции вещания, мне немножко не понятно. Леонид, как вам видится будущее, чего можно ожидать? При оптимистическом развитии событий и, наоборот, при пессимистическом.

Леонид Маляров: Увы, я могу только мечтать. Я сегодня это высказывал несколько раз, и что ж, мне повторяться третий раз? Пока, насколько я понимаю ситуацию, даже Владимир Сергеевич Ханумян не знает, каким будет «Пятый канал». Потому что они только начали фактически работать над новой сеткой. Этот год канал будет реформироваться, переходить на новые экономические рельсы. Но по вещанию, по контенту это будет то же самое, что было и в прошедший год.

Виктор Резунков: Виктор Прокофьевич из аула Энем в Адыгее, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я смотрю «Пятый канал» всего год, и я могу сказать, что ставлю его среди других каналов сейчас номером один. Приведу пример. «Живая история», Сванидзе, хотя я во многом не согласен с ним, а Сторчак – это ведущая номер один, помните, «Час пик» был, Сорокина вела или Савик Шустер. И закрывают такой канал. Я протестую!

Ирина Корженевская: В Петербурге тоже протестуют, но будут ли услышаны протесты...

Леонид Маляров: Во-первых, спасибо нашему радиослушателю. Действительно, когда я бываю в регионах, много слышу лестного и приятного, даже неожиданно. Причем, как ни странно, Москвы это в меньшей степени касается, а вот села и города немного подальше от Москвы, там с удовольствием и с теплом говорят о «Пятом канале».

И я хочу несколько слов сказать, что важно для меня, поблагодарить тех 365 человек, которые подписались под письмом. Я сам видел, как люди шли и подписывались, как они боялись, преодолевали страх и говорили слова какие-то важные. Они (многие, по крайней мере) подписывались не только из-за того, что боятся потерять работу. Тоже надо иметь мужество выступить и сказать: «Не надо меня убивать!». А эти люди нашли в себе мужество. Но все-таки они говорили, что они не хотят, чтобы Чапыгина превратилось в магазин, в бизнес-центр, им дорого Ленинградское телевидение. То есть они хотят сказать свое слово. И слава Богу, эти 300 человек нашлись. Им всем поклон земной от меня.

Виктор Резунков: Солидарность журналистская.

Вот Добрый, постоянный наш слушатель, пишет, он достаточно едко выступает: «Ничего особенного на «Пятом канале» не происходит. Хорошие передачи можно сосчитать на пальцах одной руки. Весь день, с утра до вечера, на канале крутят старые передачи, которые до этого прошли по центральным каналам. Ну да, есть передача «Открытая студия», много времени уделено новостям, которые подаются в другой тональности, чем на других каналах. Вряд ли стоит так плакать. Если завтра его реконструируют, ничего страшного. Просто работники канала боятся потерять свои тепленькие местечки – вот и вся проблема. Даже старые бабуси его не смотрят, а молодежи он вообще не нужен». Вот такая точка зрения. Ну, я не думаю, что местечки настолько тепленькие...

Ирина Корженевская: Опять же звонки говорят о том, что смотрят «Пятый канал», и наверное, он нужен все-таки.

Виктор Резунков: Ира, вы, как человек, который отслеживает все новости о средствах массовой информации в Петербурге, а в особенности вот эту ситуацию с «Пятым каналом», и тоже подавали новости на эту тему, по вашему мнению, как журналистское сообщество отнеслось ко всем этим событиям? Не было единства в освещении? И что вас заинтересовало? Какие особенности можно отметить в процессе освещения этой ситуации именно в Петербурге на «Пятом канале»?

Ирина Корженевская: Какой-то солидарности я не заметила, и насколько могу судить, по крайней мере, по тому, что я вижу, о ситуации на «Пятом канале» пишет «КоммерсантЪ», пишем мы и «Фонтанка», если я не ошибаюсь. Ну и «Росбалт» еще, у «Росбалта» есть публикации. «Эхо Петербурга» тоже пишет об этом.

Леонид Маляров: Газета «Труд», «Утро Петербурга». Нет, на самом деле, довольно много. И из Москвы, и радио...

Ирина Корженевская: Нет, не из Москвы, а если говорить по Петербургу?

Леонид Маляров: Вот «Утро Петербурга» в четверг написало.

Виктор Резунков: И журнал «Город 812».

Ирина Корженевская: Ну, они как бы вместе в АЖУРе, «Фонтанка» и «Город 812». И я не уверена, что какая-то солидарность, кто-то придет на помощь.

Леонид Маляров: Для нас было самым страшным оказаться в вакууме, конечно, с этим письмом и умереть не услышанными. На самом деле, огромное спасибо всем журналистам. Мы упомянули Женю Вышенкова, и это, конечно, потрясающе смелый человек. И спасибо всем, кто нас поддержал, а это, конечно, колоссальное количество. Конечно, это не стало мировой новостью номер один, но, тем не менее, это было услышано теми, кто должен был услышать. И действительно, нам это здорово помогло. В любом случае, сейчас даже любые, какие бы ни были резкие реформы, они все делаются с оглядкой. Спасибо огромное!

Виктор Резунков: Сергей из Петербурга, пожалуйста.

Слушатель: Хочу ответить господину Доброму, которому пора зваться уже Злыднем. Работа в одной тональности – это очень замечательно для новостей, хотя тональностей в музыке 24, можно и больше придумать. Я к тому, что даже три кнопочки не отражают всего, что в стране происходит. А если одна фирма будет осуществлять новости по всей стране, то мы через два года получим то, к чему нас ведут. Я имею в виду выборы предстоящие.

Виктор Резунков: И давайте подведем итоги. Леонид, что вы собираетесь дальше делать, ваш коллектив? Какие перспективы?

Леонид Маляров: Я человек мечтательный и склонен верить людям. И я очень надеюсь, что у нас с «Живой историей» получится акционироваться, что Ханумян все-таки обеспечит нам заказы, как он обещает. Спрос на это есть, действительно, на «Живую историю». И мечтаю, чтобы люди, которые умеют работать, чтобы они зарабатывали еще больше, ну и занимались любимым делом, конечно, что важно. А вообще хочется сделать хорошие фильмы, лучше, чем были до этого.

Виктор Резунков: Ира, а вы будете и дальше следить за тем, что происходит на «Пятом канале» и вообще за всей ситуацией?

Ирина Корженевская: Да, конечно, мы продолжаем следить, следим, и все, что происходит, стараемся обо всем этом узнавать и сообщать. А потом уже со ссылкой на нас какие-то федеральные источники пишут. То есть чтобы сотрудники «Пятерки» были услышаны, мы тоже за это.

Леонид Маляров: Спасибо вам!

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG