Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путин и Березовский: кто кого использовал?


Руководил ли Борис Березовский политическим процессом?

Руководил ли Борис Березовский политическим процессом?

Я читал публикации Михаила Шевелева и Олега Мороза, которые появились как отклики на мою статью, и думал об одном очень обидном обстоятельстве: что мы тут гадаем на кофейной гуще, как же все было в том "далеком" 1999 году, а ведь есть несколько человек, которые знают ответы на все вопросы.

И нельзя сказать, что информация эта секретная. Она не секретная. Она просто важная, и нужна для понимания того, как Россия оказалась во власти людей, управляющих ею сегодня. Для начала назовем тех, кто знает ответы на все вопросы. Первый эшелон - это Александр Волошин и Роман Абрамович. Второй: Владимир Путин, Валентин Юмашев, Татьяна Дьяченко, Петр Авен, Борис Березовский, Анатолий Чубайс. Ну, есть много других осведомленных людей. Я назвал только тех, кто на виду и на слуху. Но так как люди эти молчат, давайте собирать пазл без них, с теми кусочками, которые имеем. Вдруг что и получится.

Путин не был первым кандидатом Ельцина. Он просто оказался самым удачливым. Два его предшественника "сгорели" - Примаков и Степашин. Между тремя этими людьми общего было только то, что все они были из спецслужб. Примаков в прошлой жизни возглавлял СВР, Степашин – ФСК, а Путин – ФСБ. Те исследователи, которые считают это банальной случайностью, очевидным образом не правы.

В чью мудрую голову пришла идея сделать следующим президентом России человека спецслужбы? Голов этих было несколько. И важно даже не то, кто первым озвучил идею, а то, что никто из участвовавших в операции "Преемник" не возразил. Почему? Да потому, что люди, которые окружали Ельцина, не верили ни в народ, ни в демократию, ни в законы и законодательство. Ни, тем более, в Конституцию страны. Они очень боялись потерять власть, а с властью – еще и деньги. И как в старые добрые времена, их вдруг осенило, что лучше всего защитить власть (и деньги) они смогут с помощью спецслужбы – ФСБ. А то, что с ФСБ они договорятся, в этом почему-то сомнений у них не было.

Так что коллективный портрет "заговорщика" нам известен. И портрет будущего президента тоже был обрисован к сентябрю 1998 года, когда премьер-министром стал Примаков: кто угодно, но из КГБ.

Примаков, правда, "заговорщиков" испугал. Помните известное заявление Примакова о том, что он объявит амнистию, освободит в тюрмах 90 тысяч мест и посадит туда 90 тысяч бизнесменов, которые еще большие преступники, чем уголовники. 90 тысяч за 4 года правления это 60 бизнесменов в день без выходных и праздников. После того как первый список на 60 человек был составлен, дни Примакова оказались сочтены. Кроме того, Примаков стал заигрывать с коммунистами и раздавать им министерские портфели, а коммунисты стали считать Примакова своим. Запахло коммунистическим реваншем со всеми последствиями.

Тут нам самое время вспомнить о Ельцине. Ельцина действительно шантажировали, но не компроматом на родственников и друзей (кого волнуют друзья?). Политическая реальность заключалась в том, что Примаков, опирающийся на прокоммунистическую Думу, почувствовал себя настолько всесильным, что не стал противостоять импичменту. И хотя Дума снять Ельцина не смогла, сигнал президенту был послан. Он всерьез стал задумываться над тем, что может случиться с ним лично (и с его дочерьми) после ухода в отставку. Репетиция импичмента сослужила и коммунистам, и "Яблоку" дурную службу. Ельцин стал искать преемника, который гарантирует ему и его семье иммунитет. Нужна была сильная рука, которая сможет свернуть шею еще и Думе. А где же эту руку взять, как не в КГБ? Чья еще рука гарантированно сможет провести через Думу закон об иммунитете бывшего президента и его семьи?

Итак, Примакова – в отставку. Кто там следующий из КГБ? Степашин.

Отметим еще одного верного союзника "заговорщиков", на которого они всегда могли рассчитывать, но лишь в том случае, если кандидат выбирался из КГБ. Обратим внимание на то, как мужественно противостояла Дума назначению Виктора Черномырдина, блокировала его прохождение и так подтолкнула Ельцина к выбору Примакова. Потому что Черномырдин – не из КГБ. Непроходным считался и другой кандидат в премьер-министры – Аксененко. Именно он должен был по одному из сценариев сменить Примакова (и стать затем президентом). Именно Аксененко поддерживал Березовский. Но ко дню голосования уже было известно, что за Аксененко Дума тоже не проголосует.

Помните прямую трансляцию заседания Думы под председательством Селезнева, где Селезнев божился, что премьер-министром Ельцин решил назначить именно Аксененко? Но Аксененко переиграли на Степашина. Кто переиграл, мы знаем: наш первый эшелон, те, кто определял кремлевскую политику в 1999 году - Волошин и Абрамович. Премьер-министром стал Степашин. За него Дума дружно проголосовала. Но Степашин так и не стал президентом.

Я помню, как годы спустя в Лондоне в офисе Березовского я разговаривал с прилетевшим из Москвы Сергеем Доренко. Зашла речь о причинах снятия Степашина. И Доренко сказал, что его сняли, потому что до Волошина дошли тревожные слухи: Степашин начал переговоры с Лужковым и Примаковым.

- А он действительно с ними начал переговоры вести? - спросил я.

- Представь себе, - ответил Доренко, - Би-Би-Си передаст сейчас, что на Англию летит метеорит, который врежется в землю в районе Лондона через три дня, причем от всей Англии ничего не останется. Знаешь, тут такое начнется, что через три дня уже не будет иметь никакого значения, врежется этот метеорит в Англию или нет. Не имеет значения, вел Степашин переговоры с Лужковым или не вел. Но когда слухи об этих возможных переговорах пришли в Кремль, там такое началось, что Степашина срочно решили отправить в отставку.

Так премьер-министром стал Путин. И за него Дума тоже проголосовала.

Должен ли я называть вещи своими именами? Должен ли я предположить, что в составе членов Думы, входящих в разные фракции, есть достаточное количество действующих, бывших и тайных сотрудников и агентов ФСБ, и этим депутатам с Лубянки пришло указание поддерживать кандидата спецслужбы? Или такое умозаключение – очередная "теория заговора"?

Как с известным бревном Ленина на субботнике в Кремле, которое, если судить по мемуарам, несло несколько сот человек, Путина к власти чуть ли не вся страна вела. Одни переводили его с повышением на работу в Москву. Другие знакомили с кремлевской тусовкой. Третьи – с Березовским. Четвертые – с Ельциным. В общем, все на славу потрудились и сделали из подполковника КГБ премьер-министра.

Олег Мороз напрасно считает, что автором всех избирательных идей был Березовский. Но одна идея у Березовского родилась: создать "Медведя", более известного как "Единство". Когда Березовский впервые огласил свою "утопическую идею", Абрамович с Волошиным на него посмотрели, как на сумасшедшего. Создать в такие короткие сроки новое движение (регистрировать новую партию по закону уже времени не оставалось), да еще и победить? Бред какой-то. Но Березовский объяснил, что других ходов нет, выборы будут иначе проиграны, а вместе с выборами будут проиграны и жизни, так как "Лужок с Примусом" всех посадят. Соответственно, принимая предложение Березовского, Кремль ничем не рискует. "Что тебе для этого нужно?" - "Ничего. Назначьте Игоря Шабдурасулова заместителем Волошина", - ответил Березовский. "И всё?" - "И всё".

После 1996 года, когда усилиями прежде всего Березовского и Чубайса была обеспечена победа на президентских выборах Ельцина, это была вторая блестящая операция Березовского. Березовский сел в свой самолет, облетел всех губернаторов и договорился со всеми о поддержке "Единства". А уж губернаторы во время выборов постарались и обеспечили "Медведю" голоса. (Это так, в упрощенном описании.)

Со второй возложенной на него задачей - пиарное прикрытие "Единства" и Путина на ОРТ и в подвластных Березовскому остальных СМИ – Березовский тоже справился. В результате "Единство" получило на выборах в Думу относительное большинство; Лужков с Примаковым выборы проиграли; и униженный Примаков снял свою кандидатуру с президентских выборов. Единственным серьезным конкурентом Путина оставался теперь Зюганов.

Но полдела – это не дело. Нужно двигаться дальше. План добровольного и досрочного ухода Ельцина разрабатывали Волошин и Абрамович. Ельцин добровольно уходит в отставку 31 декабря 1999 года (когда еще, как не в новогоднюю ночь, с точки зрения бесплатного пиара, можно заполучить внимание всей страны, сосредоточенно смотрящей в экран телевизора). Путин становится не просто премьер-министром, а преемником, исполняющим обязанности президента. Биться с и.о. президента за власть на очередных выборах будет куда сложнее. И.о. президента это фактический президент.

Предположения о том, что Березовский и дома взрывал, и войну с Чечней готовил, фактами не подтверждаются. Я думаю, что достаточно подробно коснулся этой темы в своих недавних публикациях и интервью. Нет оснований считать, что Березовский знал о предстоящих взрывах домов. Нет оснований считать, что он участвовал в подготовке войны с Чеченской республикой (это после его-то участия в подписании Хасавюртских соглашений 1996 года?). Березовский - человек гражданский, в конце концов. А такими делами, как войны и взрывы, в России занимаются все-таки профессионалы, люди военные. Кстати, это и к Абрамовичу с Волошиным относится. Они тоже дома не взрывали и войну не готовили.

Ошиблись ли в Путине те люди, которые его продвигали? Безусловно, нет. Обозначим три силы (или группы), приведшие Путина к власти: Ельцин и его семья; "семья"; ФСБ. Все оказались в выигрыше. Ельцин и его семья получили неприкосновенность, которая легко была подтверждена новой Думой. А это была главная цель уходящего на покой Ельцина. Он хотел после отставки покоя, и он его получил. Остальные сохранили (как олигархи) или приобрели (как ФСБ) власть. И все вместе преумножили деньги. Я помню, как Бадри Патаркацишвили объяснял мне в Тбилиси:

- Вот ты нас критикуешь за то, что мы Путина к власти привели, говоришь, что мы ошиблись. А я тебе скажу так. До прихода Путина к власти капитализация "Сибнефти" была 600 миллионов долларов, а после прихода Путина – 2 миллиарда. Вот ты мне теперь и скажи, правильно мы сделали, что привели Путина к власти, или неправильно, ошиблись мы или нет?

Особняком в этой идиллии победителей стоит конфликт Путина с Березовским. Но и тут нужно уточнить: конфликт этот возник не у Путина с Березовским, а у Березовского с Путиным. Сначала Березовский поздравил Путина с победой:

- Володя, я тебя поздравляю. Великое дело сделали. То, что ты стал президентом – великое дело. Ни о чем не беспокойся. Мы тебе будем говорить, что делать. Отсидишь четыре года, уйдешь, будешь жить, хлопот не знать. Понимаешь, у нас просто не было времени нормального кандидата в президенты найти, поэтому остановились на тебе. Но это только на четыре годы. За четыре года мы замену тебе подберем. Ну всё, извини, мне бежать нужно. Я опаздываю. Я тебя поздравляю.

Березовский, безусловно, недооценивал Путина, не понимал, кто именно вел его к власти. Что еще важнее, Березовский переоценивал свои силы и свое влияние как на Путина, так и на Волошина с Абрамовичем.

Началось все с конфликта политического - написанного Волошиным и подписанного Путиным указа "О создании семи федеральных округов". Одним росчерком пера была разрушена система, много лет отстраиваемая Ельциным и гарантированная перед выборами Березовским в его сложных переговорах с губернаторами в обмен на поддержку губернаторами "Единства" и Путина на парламентских и президентских выборах. Теперь получалось, что Березовский губернаторов обманул, а Путин их "кинул".

От этого путинского указа № 1 и отсчитывается новый этап политического развития России. Все остальное – разгон Совета федерации, фактическая отмена местных и центральных выборов, вертикаль власти, отмена свободы слова – было лишь следствием.

- Ты понимаешь, что я под тебя никогда не лягу, - сказал Березовский Путину вскоре после выборов.

- Не ляжешь как под человека или как под президента?

- Ни так, ни так...

А в Кремле закон был простой: кто не ложится, того уничтожают. Березовский про закон этот знал. Он просто искренне считал, что сильнее Путина, потому что у него было два верных друга: Волошин и Абрамович. За верность Волошина и Абрамовича Березовский мог поручиться. В те дни у него состоялся один показательный разговоров с женой Еленой:

- Леночка, собирайся, едем отдыхать!

- Куда?

- Куда-нибудь. Отдыхать. После такой победы имеем право и отдохнуть.

- Надолго?

- Надолго. Ну, отдыхать, понимаешь. Мы же давно не отдыхали.

- А здесь кто останется?

- Ты что имеешь в виду? Здесь же Саша остается, Рома.

- А, я поняла. Мы уедем, а здесь за нас остаются Волошин и Абрамович?

- Ну да, это же мои друзья, я им абсолютно доверяю.

- Понятно... Тогда я просто складываю вещи, все вещи, потому что, если следить за всем остаются Рома с Сашей, это значит, что сюда вернуться мы уже не сможем.

Лена Березовская оказалась абсолютно права. Прошло совсем немного времени, и друг и ставленник Березовского Волошин грозил теперь Березовскому арестом, если тот не продаст свои акции ОРТ. А друг и партнер Березовского Абрамович грозил отнять у Березовского "Сибнефть", если тот не продаст Абрамовичу (по сильно заниженной цене) свою долю в "Сибнефти".

- Как же вас так все ваши друзья предают? – спросил я как-то Бориса.

- Понимаешь, цена вопроса очень большая. Очень большие деньги. А когда вопрос стоит о таких больших деньгах, дружба уже не работает.

Бостон
28 октября 2009 г.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG