Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Четыре дня, с 18 по 21 октября, праздновался юбилей Великого Новгорода – ему исполнилось 1150 лет. Я не успел до этого огласить письмо одного из жителей города-юбиляра на радио «Свобода». Речь о том, как готовились к празднику. Думаю, однако, оно ещё долго будет злободневным, и не только для Великого Новгорода. Читаю: «Здравствуйте, Анатолий Иванович! Вот у нас скоро будет юбилей - 1150 лет городу. Вы бы посмотрели, что творится! Целое лето чинили дороги, город был
перекрыт - часовые пробки. Тем не менее, колдобины остаются. Так оно и
понятно! Когда у нас кладут асфальт? Правильно - когда дожди
начинаются. Р - раз, и за месяц всё укатали! По колено в воде, не
щадя живота своего. Вы, возможно, слышали, что в не столь отдалённом прошлом обвалилась часть стены Новгородского Кремля. Вдоль Кремля, по набережной, гоняют крутые джипы, такси и прочая нечисть. На этот вандализм указывал ещё Лихачёв. Ну, а когда стена рухнула, её,
конечно же заштопали. Заплатка продержалась целых пятнадцать лет (сравните с возрастом Кремля!). Кирпич выкрошился, местами можно
в выбоинах притулиться на корточках. И вот сейчас наводят гламур. Вы, Анатолий Иванович, не поверите: штопают силикатным кирпичом! Это памятник-то мирового значения! Кирпичом, который годится на тюряги и трансформаторные будки. Потом ходят рабочие и закрашивают эти кирпичи свинцовым суриком. Не подумайте, что это анекдот. Молю Бога, чтобы сурик смыло до приезда Путина и Медведева!».
Это было письмо из Великого Новгорода. Может быть, кто-нибудь из слушателей «Свободы» напишет нам, смыло сурик или ещё держится… Не знаю, у кого как, а у меня нет претензий к такому серьёзному ведомству, как почта России, - и не было даже в первые послесоветские времена. Ну, разве что некоторые письма до Москвы из Санкт-Петербурга добирались дольше, чем в девятнадцатом веке – из смоленской сельской местности. Но вот передо мною письмо из Белгорода, госпожа Рейнак предупреждает в нём человечество о грозящей ему экологической катастрофе. На конверте написано: «А.Стреляному. Старо-Пименовский переулок, дом 18». И всё. Не указан ни город, где находится этот переулок, ни как называется учреждение. И письмо дошло, слушайте! И шло три дня. Честное слово: прослезиться хочется! Правда, столько же – три дня – шло следующее письмо из Москвы в Москву же, его послали в Старопименовский переулок «старые учителя из «Клуба русских» - это я привожу первую строку. Не знаю, в каком районе Москвы находится этот клуб. Среди подписей разобрал две: Прокофьева Нина Алексеевна и Яковлева Н.Д. Большое письмо, авторы просят Русскую службу радио «Свобода» заступиться за русских, которые испытывают большие душевные муки после того, как «была запрещена запись национальности в паспортах». «Русским был навязан, - догадайтесь, кем, - образ жизни, не соответствующий ни их религии, ни их тысячелетнему воспитанию, ни их психо-физиологическим особенностям. Например, реклама пива и другой алкогольной отравы по-разному сказывается на русских, евреях и мусульманских народах. Коран не позволяет пить, евреи имеют в организме фермент, который пожизненно защищает их от перепоев, а русским какой-то хитрый человек подсудобил к причастию алкоголь как «кровь Христа», что уже тысячу лет программирует русских на выпивку, а защитными ферментами они не обладают, поэтому легко становятся алкоголиками и быстро умирают». Прочитаю ещё половину абзаца, пишут, напомню, старые учителя из находящегося в Москве «Клуба русских»: «Поскольку чужая культура ворвалась на наши экраны внезапно и принесла нам огорчения и разного рода опасности, то мы, боясь за детей, стали искать причины всего этого и невольно обратили внимание на то, что русских лиц на экранах почти нет. Не видели мы русских и во властных структурах. Такое совпадение вызывало тревожные вопросы, тоску по всему русскому, чувство утраты любимой Родины, вслед за этим – чувство оккупации, болезни и другие страдания». Больше читать не буду, скажу только, что Путин и Медведев в этом письме называются нерусскими президентами. Даже жалко их стало. Столько лет ребята поднимают Россию с колен – и вот такая благодарность от старых учителей.

Беру следующее письмо. «Здравствуйте, Анатолий Иванович! Вспомнились последние солнечные денёчки. Отправились мы семейством на пляж. Нажарились в лучах августовского солнышка, дочка вдруг возжелала мороженого. Побрёл ваш покорный слуга к ларькам. Безрезультатно обошёл четыре. Возле пятого сидят в тенёчке двое, играют в нарды. На вопрос о мороженом молчат. Повторяю несколько раз, всё больше закипая. Наконец, один берёт меня под локоть и ведёт к ларьку. Ну, думаю, сбылась мечта идиота. Подходим. Продавец молча указует перстом вверх. Под самой крышей красуется великолепно исполненная надпись по чёрному стеклу: «Мороженого нет»… Не могу найти объяснения. Не совок ведь на дворе. Можно иметь свой бизнес, можно делать деньги, только люби клиента. Не понимаю! Чем держится их бизнес? Открылся новый магазин. Громадный торговый зал, восемь касс. Магазин открывается в восемь ноль-ноль, касса – единственная! – начинает работать в восемь тридцать. Заспанная кассирша лениво отбрёхивается от скопившейся очереди. Люди не выдерживают и, матерясь, начинают выкладывать покупки на прилавок кассы, чтобы покинуть заведение. Однако, не тут-то было! В зале пять охранников. Или положи товар туда, где взял, или оплати. Похоже, социализм неизлечим. Причём, среди молодёжи его едва ли не больше, чем среди стариков», - пишет автор этого письма. Может быть, дело в том, что и у ларька, и у магазина есть хозяева, которые не видны, - настоящие хозяева. Они такие большие, что не живут с этой торговлишки. Магазин, ларёк существует для отвода глаз. Доступ к власти – вот источник богатства, а не доступ к потребителю… Это почти такая же беда, как социализм. Избавиться от неё так же трудно.

Следующее письмо: «Пишу в надежде, что информация не будет похоронена столь быстро и решительно, как в отечестве. Отцы-руководители озабочены обострившимися проблемами электроэнергетики в стране, что выразилось в беспримерных инициативах законодательно вывести из оборота лампы накаливания и заменить их энергосберегающими. Есть ли еще такая страна, где населению столь ненавязчиво диктуют, что ему делать? Почему бы не перейти по приказу на стеариновые свечи: это романтично, ведь не зря же противились дамы в девятнадцатом веке электрическому освещению на балах. Экономические и волюнтаристские решения: для каких стран характерны первые и для каких – вторые? Это мой риторический вопрос. С уважением Владимир. Санкт-Петербург».
На ваш риторический вопрос, Владимир, существует отнюдь не риторический ответ: волюнтаристские решения вполне возможны в самых благополучных странах мира. Конечно, для этих стран типичны всё-таки экономические решения. Экономическим решением было бы введение налога на лампочки накаливания. Классический пример такого подхода даёт Америка. В своё время там обложили налогом вакуум, запаянный в радиолампах. Это быстро привело к резкому уменьшению их размеров. Но в свободных странах не пренебрегают и волюнтаристскими, административными решениями. Можно привести тысячи примеров. Меня, когда я жил на Западе, раздражало, что властью установлены часы и дни работы торговых точек. По моим понятиям, это безобразие. Лавка моя, я свободный человек, свободный предприниматель – когда хочу, тогда и торгую. Считал и считаю, что должно быть так. Если сравнить частоколы всевозможных запретов и предписаний, которыми окружён человек на Западе и в России, то можно сделать вывод, что на Западе не жизнь, а каторга, тогда как в России - малина, если не рай. Правда, продолжительность жизни на Западе скоро достигнет ста лет, а в России пока меньше шестидесяти… И закон на Западе – плохой ли, хороший - один для всех… Короче, Владимир, не беспокойтесь: если российские власти укажут всем пользоваться только квадратными лампочками, всё равно многие граждане будут иметь привилегию на круглые. Льготников будет не счесть, и первыми окажутся самые большие начальники.

Про аварию на Саяно-Шушенской ГЭС пишет господин Поляк: «Локальная эта авария есть следствие долгой гульбы всех племен и народов, расселенных по просторам нашей необъятной Родины. Поведение властей наводит на мысль об отсутствии у них гнева. Чем черт не шутит, может быть, все не так уже и плохо для хозяев - хозяев наших заводов, домов, пароходов. Могут открыться новые перспективы деления собственности и власти. А это - самое сладкое занятие. Уж брать-то начальники наши любят и умеют… Никакие не дураки, а невероятные богатства нашей страны являются нашей реальной и основной бедой и одновременно спасением. Менее богатые не позволили бы себе так невероятно и относительно безболезненно чудить. Пришлось бы либо взяться вместе за дело и серьезно работать, либо жить в хаосе, страхе и голоде. Григорий Поляк». Что тут скажешь, Григорий? Всякая власть хочет, чтобы всё, по возможности, было шито-крыто, чтобы население пребывало в спокойствии, да не всякой это позволяется.

Следующее письмо: «Лицемерию и хамству штатовской дерьмократии нет предела! Махинации с ПРО направлены против России! Обложить её ракетными базами в надежде на то, что русский медведь струсит и тут же поднимет лапки вверх! Друзья мои дорогие! Я этим подонкам - американцам не верю, ни единому их слову! И вам не советую! Я бы на месте Медведева в ответ развернул бы российские базы с Искандерами в Иране и в других подходящих местах! Глава Пентагона призвал российские власти сотрудничать с США в работе над ПРО. От продажных поляков ничего хорошего ждать не приходится! Они с потрохами продались госдепу, и не только они! Они хоть чёрта лысого готовы разместить на своей территории, лишь бы досадить России! А Америке это как раз и нужно! Она строит свою политику на продажности и предательстве всего гнилого Запада! Вы только подумайте, что предлагают дерьмократовские штаты России! Они предлагают ей сотрудничать против самой себя!».
Если бы так, как этот слушатель, было настроено подавляющее большинство российских жителей, можно было бы сказать, что путинизм своей антиамериканской пропагандой выпустил таки джинна из бутылки. Для того, чтобы серьёзно вредить Штатам и всему Западу, где только можно, у путинизма нет сил, надо идти на попятный, а как это сделать, если за спиной у вас население, требующее развернуть ракетные базы в Иране и в других подходящих местах? К счастью, таких воинственных людей не очень много, их при желании нетрудно окоротить, а то и образумить. Да, и образумить! Образумить же их, по-моему, можно только правдой. Они должны знать, что у России действительно нет сил и средств для такого поведения в мире, какое позволял себе Советский Союз, - нет и никогда не будет. Даже если посадить всё население на хлеб и воду, уже не получится наскрести столько пороха, сколько нужно, чтобы держать в страхе Запад. Вы, кстати, готовы сесть на хлеб и воду, ходить в лохмотьях и стоять в очередях за туалетной бумагой или колготками подруге жизни? – это я спрашиваю слушателя, приславшего это письмо (по электронной почте, между прочим). Уже сам президент Медведев говорит, что без западных технологий Россия больше не может существовать, и это же сейчас, когда она ещё не начала, идя навстречу вашему пожеланию, размещать свои военные базы в Иране и в других подходящих местах.

Вот замечательное письмецо: «Если в транспорте не нравятся разговоры пассажиров, то можно через наушники слушать радио «Свобода». Правда, троллейбусные провода создают помехи, а в метро никакое радио пока не проникает. Станислав». Я думаю, Станислав, так не будет вечно: какой-нибудь Билл Гейтс что-нибудь придумает, чтобы волны проникали не только в метро, а до центра Земли.

Письмо из Германии: «Только что прослушала вашу передачу. Письмо ветерана, поставившее точку в ней, слушать без слез невозможно. Представляю, как счастлив этот человек, пусть на склоне жизни, но обретший голос. В 90-х я была редактором женской газеты, но одно из приложений к ней было отдано таким письмам фронтовиков. Именно фронтовиков, а не просто ветеранов. Мы публиковали эти письма без всякой правки, как есть. Письма порой были длинные, но они - почти все- были начисто лишены тарабарщины, общих мест и прославлений "ведущей и направляющей роли партии». Эти документы будут обязательно востребованы. Вижу, с каким интересом читает мой двадцатишестилетний сын книгу Астафьева, - я недавно привезла ее из Москвы. Мы живем сейчас в Нюрнберге. Здесь можно видеть "камни преткновения", уложенные перед многими домами, откуда немцев и евреев семьями отправляли в концлагеря. На этих камнях фамилии и имена, год казни этих людей, название лагеря, куда их отправили (Треблинка, Терезин, Освенцим). Медные таблички на камешках, камешки уложены неровно, чтобы прохожий на самом деле споткнулся, обратил на них внимание. Такие камни преткновения я увидела только здесь, в Германии. С уважением Элла Рогожанская».
В прошлой передаче мы говорили о ветеранах войны – о том, как с 1965 года их превратили в силу, которая подпирала брежневский режим – застой, как его назвали при Горбачёве. Штабами служили советы ветеранов. После передачи мне напомнили, что в этих советах было много бывших политработников. Это люди, которые во время войны занимались пропагандой и, как это называлось, «культурно-массовой» работой в войсках. Выпускали газеты, листовки, плакаты, устраивали концерты, лекции, проводили «воспитательные» беседы с личным составом – обеспечивали, короче, боевое настроение и порядок в мыслях. Им доставалась значительная часть наград.

«Недавно премьер государства заявил, что рождаемость в текущем году превысила смертность, - говорится в следующем письме. - Это – для простачков, готовых верить в любую официальную ложь. Наркотик для доверчивых граждан. Ведь так хочется счастья и радости!. Не обольщайтесь, дамы и господа. Причин для перелома ситуации нет. Задавленность, потерянность– вот душевное состояние широких народных масс. Чувство незащищённости… Взять ту же милицию, в частности - патрульно-постовую службу, ППС. Эти люди делают вроде бы полезное дело: патрулируют улицы с серьёзным видом («морда клином»), останавливают подозрительных людей, проверяют документы. На самом же деле они портят нам жизнь. Подозрение у них может вызвать что угодно: причёска в стиле «я у мамы дурачок», ненормативная закрутка усов (не в ту сторону или не под тем углом), и окраска волос на голове в какой-либо нестандартный цвет (например, слишком рыжий или зелёный, синий, красный, фиолетовый и т. д.). Именно они, такие действия, разумеется, в совокупности с противоправными действиями других должностных лиц, являются главной причиной наших депрессий, неврозов, инфарктов и инсультов. Так о каком же превышении рождаемости в таких условиях может быть речь? Переживёт ли страна очередной шок или развалится, как СССР? Вот вопрос, который, словно призрак, бродит по России», - так заканчивается это письмо. Призрак-то бродит, но даже если бы ему незачем было бродить, если бы в России была полноценная демократия, дела с рождаемостью и смертностью не обстояли бы заметно лучше. Мне кажется, это важно сознавать, чтобы от будущей демократизации не ждать того, чего она не может дать.

Следующее письмо: «Много раз слышал в ваших передачах чёткие объяснения реального происхождения тех или иных фальшивых цитат и документов. И, как я предполагаю, у вас по этой части уже изрядный архив должен накопиться. Вот и предлагаю вам опубликовать в Сети некий систематический свод данных о происхождении известных фальшивок. Лично мне такого источника пока отыскать не удалось. А ведь полезная была бы штука! С уважением Дмитрий_Лурье».
У меня нет такого архива, Дмитрий. Большинство фальшивок, выдумок, искажений касаются советского и досоветского прошлого России и народов бывшего Советского Союза. В мире есть что противопоставить этому. Можно взять книги, по которым учатся студенты десятка лучших западных университетов, перелопатить их и сделать на этой основе добротное, увесистое учебное пособие. Существуют на Западе и серьёзные научные исследования советской и путинской пропаганды: её продукции, подходов, методов, приёмов и других особенностей. Это сотни диссертаций и книг. Из них тоже можно почерпнуть немало полезного, есть над чем поломать голову. Что, например, услышали из Москвы советские люди 22 июня 1941 года? Они услышали, что Германия напала на их страну без объявления войны, без предъявления каких-либо претензий. Было употреблено – и употребляется, в общем, до сих пор - слово «вероломно». В действительности Берлин предъявил таки претензии Москве, было и официальное объявление войны. Как же понимать сталинскую брехню? Дело в том, что вплоть до этого дня Сталин дружил с Гитлером. Дружба скреплялась большими, с их точки зрения, делами: вдвоём начали вторую мировую войну осенью 1939 года, отпраздновали – совместным военным парадом в Бресте – первые победы и завоевания. Был у них не только Пакт о ненападении, но и тайный договор о дружбе. Сталин – вплоть до последнего часа – отправлял Гитлеру эшелон за эшелоном металлы, топливо, продовольствие. Так что у него, у Сталина, были все основания ожидать, что очень многие из его подданных могут, пусть мысленно, спросить его: с кем же ты дружил, с кем приступил к разделу мира, кого обогащал? Не ты ли своей подсказывал нам радоваться, что Гитлер бомбит Англию, захватил Францию и другие капстраны, - мол, так им, проклятым капиталистам, и надо? Вот почему Сталину было важно изобразить дело так, что всё шло бы хорошо, если бы не подлое предательство Гитлера.

Письмо с Украины, автор не указан, речь идёт о Донбассе и прилегающих к нему областях, всё вместе это называется Промзоной бывшего Советского Союза. Читаю: «Мало кого в Промзоне грела мысль про счастье жить в свободной и независимой Украине. Так сложились их судьбы – они давали угля и клепали машины для «Савейскава Союза». А когда тот распался, они оказались на территории бывшей республики Украина. Просто территории без всякого пафосу. Все, чего они хотели (кроме хлеба и зрелищ), - чтобы оставили их в покое и дали жить так, как им удобнее. Сознание у них было и остается, в основном, региональное… Дворы-шахты-заводы производили людей крепких, прямых и грубых. Выжили самые беспощадные и остро-умные, - это слово написано через чёрточку, чтобы подчеркнуть, что речь идёт не об остряках, а о людях острого ума. - Выжили те, - продолжает автор, - кто успевал выстрелить первым, взять и не выпустить… В общем, выстроились они по ранжиру, по авторитетности, и захотелось им идти дальше. Двигать на Киев захотелось! И сама собой возникла идея создать партию, потому что без партии проникнуть туда затруднительно, а с партией - вполне реально, зря, что ли, в Украине демократия. Как все равно в Европе... Поэтому стоит гражданам пролетариям из Промзоны голоснуть, как братки лихо взлетят наверх… Так и закрутилась главная интрига украинской политжизни, и до сих пор крутится… И главное – неизвестно, куда».
В этом письме нет самого интересного. «Партия Промзоны», партия конкретных пацанов, довольно долго была, как и положено таким сообществам, - монолит. Но вот случилась оранжевая революция, в стране стало больше свободы, к власти пришли новые партии. Ни все вместе, ни каждая в отдельности они не похожи на монолиты. Строем не ходят, вожаков не боятся, бузотёров в асфальт не закатывают. Как и следовало ожидать, этот пример оказался заразительным. Мало-помалу он разложил «Партию Промзоны». Конкретные пацаны увидели, что можно не быть стаей, не ходить строем и получать удовольствие. И завязалась у них внутривидовая борьба, и больше того: оказалось, что никакой партии там нет и не было, а была бригада крутых, самых крутых в освоенной ими местности, совсем невелика числом, но велика деньгами и решимостью подавлять «биомассу» вокруг себя. Рискну сказать, что может быть дальше. Дело в том, что эта бригада до сих пор всё-таки выражала – чем тоже была сильна - настроения русско-советской части Украины. Раз русско-советская часть существует, будет и соответствующая политическая сила. И выделится она из упомянутой бригады, и будет больше, чем до сих пор, похожа именно на политическую силу.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG