Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Москва ждет от Лондона доказательств по "делу Литвиненко"


Сергей Лавров и Дэвид Милибэнд во время переговоров в Москве

Сергей Лавров и Дэвид Милибэнд во время переговоров в Москве

В Москве в понедельник прошли переговоры глав министерств иностранных дел России и Великобритании Сергея Лаврова и Дэвида Милибэнда. По итогам встречи Лавров заявил, что согласованы три совместных заявления по проблемам нераспространения ядерного оружия, афганской проблематике и ближневосточному урегулированию

Милибэнд назвал прошедшие переговоры "важными по существу" и "весьма продуктивными", добавив, что РФ и Великобритания "не скрывают затруднений и разногласий, но стараются делать все, чтобы содействовать взаимодействию".

Владимир Кара-Мурза: Главы внешнеполитических ведомств России и Великобритании заявили по итогам двусторонних переговоров, что придти к единому мнению по делу бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко сторонам не удалось. Министр иностранных дел Великобритании Дэвид Милибэнд настаивает на необходимости экстрадиции подозреваемого в убийстве Литвиненко Андрея Лугового в Великобританию. Здесь должно, по его убеждению, проходить судебное разбирательство. Сергей Лавров в свою очередь заверил, что необходимых для экстрадиции свидетельств не поступило. После первых в течение пяти лет переговоров между главами МИД России и Великобритании выяснилось, что найти компромисс в деле об убийстве бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко не представляется возможным. Возможно ли расследование убийства Александра Литвиненко без экстрадиции Андрея Лугового в Великобританию, об этом в день переговоров глав внешнеполитических ведомств двух стран мы беседуем с главой Фонда гражданских свобод Александром Гольдфарбом и адвокатом, бывшим депутатом Государственной думы Юрием Ивановым. Убедительно ли, по-вашему, прозвучала аргументация российской стороны?

Юрий Иванов: Вы знаете, если войти в эту юридическую эквилибристику, то я могу сказать, что есть определенный массив законодательный, который позволяет ответить юридически точно на этот вопрос. Есть несколько конвенций - это европейская
Поэтому обращение Милибэнда и ответ Лаврова, я должен признать, что Лавров дает абсолютно корректный и правильный ответ
конвенция о выдаче 1975 года, европейская конвенция о взаимной правовой помощи 59 года и может быть даже можно вести речь о конвенции по борьбе с терроризмом, которые Россия ратифицировала где-то в конце 99 года, я как раз был депутатом, принимал участие в голосовании. Но она ратифицировала с определенными оговорками со ссылками, что приоритет здесь имеет национальное законодательство. Теперь есть международные договора, которые заключаются государствами. Например, у нас с Испанией есть такой договор, по которому испанцы могут выдать, а мы им соответствующих лиц по соответствующему представлению. С Англией таких договоров нет, значит общие действуют нормы нашего законодательства. Если взять статью 61 часть 1 конституцию и еще чище - 464 статью УПК, то там четко сказано, что организация, которая занимаются этими вопросами - Генпрокуратура Российской Федерации и выдача не допускается, если лицо, в отношении которого поступил запрос иностранного государства, является гражданином Российской Федерации. Поэтому обращение Милибэнда и ответ Лаврова, я должен признать, что Лавров дает абсолютно корректный и правильный ответ. Сегодняшнее действующее российское законодательство не позволяет выдавать российского гражданина. Другое дело, что российский гражданин может добровольно выехать туда и предстать перед судом. Я хотел бы, чтобы зарезервировать, что мне дадут эту мысль поразвивать.

Владимир Кара-Мурза: Сегодня глава МИДа Сергей Лавров заявил, что Лондон до сих пор не предоставил Москве в полном объеме информацию по делу Александра Литвиненко. Как по-вашему, достаточно ли доказательств виновности Андрея Лугового?

Александр Гольдфарб: Мы не знаем до конца, какие доказательства есть у британской полиции, они засекретили эту папку до суда и, говорят, что правильно сделали, потому что они не хотят обнародовать некоторые из доказательств раньше, чем они прозвучат в суде. Вместе с тем должен сказать, что по конвенции британцы сделали тот минимум, который требуется, и тех доказательств, которые они представили, должно быть вполне достаточно, чтобы обосновать запрос на экстрадицию.
Факт заключается в том, что не выдают Лугового, если говорить по-простому, не потому, что запрещает закон, а потому что Луговой, будучи выданным, назовет заказчика. И этого больше всего боятся власть предержащие в России

При этом я хочу прокомментировать заявление предыдущего выступавшего относительно юридической основы юридического тупика, в котором мы сейчас находимся. Дело в том, что невыполнение закона в одном случае вовсе не значит, что они не должны выполняться в другом. Но у российской власти есть достаточно серьезный послужной список нарушений своих собственных законов в тот момент, когда им это выгодно. К примеру можно назвать дело ЮКОСа и другие сфабрикованные процессы, которые идут в России по политическим мотивам, не говоря уже о выдаче некоторых российских граждан в страны Средней Азии. Это вовсе не значит, что надо нарушать закон сейчас, но в любом решении по этому вопросу, безусловно, есть политическая составляющая. И факт заключается в том, что не выдают Лугового, если говорить по-простому, не потому, что запрещает закон, а потому что Луговой, будучи выданным, назовет заказчика. И этого больше всего боятся власть предержащие в России.

Владимир Кара-Мурза: Константин Затулин, директор Института стран СНГ, сторонник депутатского иммунитета.

Константин Затулин: Луговой является депутатом Государственной думы, избранный по списку ЛДПР. Требования Великобритании выдать Лугового сыграли положительным образом роль в судьбе этого господина, ибо он из людей, известных в узких кругах, стал политической фигурой, именно в этом качестве был включен в избирательный список. До тех пор, пока Луговой депутат, в отношении него не могут быть совершены действия, даже в случае, если это связано с нарушением закона на территории России, до тех пор, пока Государственная дума не снимет с него иммунитет. А таких случаев в Государственной думе не было за все время ее существования. Проще было бы в интересах объективного расследования и нахождения истины действительно передать российской стороне требуемые документы, затем судить Великобритании, насколько российская сторона выполняет процедурные требования, в состоянии их выполнить и имеет ли такое действительно желание.


Полный текст программы появится на сайте РС в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG