Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Афганистан: выборы не оставили выбора?


Ирина Лагунина: «Неизбежным злом» называют победу Хамида Карзая на президентских выборах в Афганистане некоторые афганские и международные аналитики. Если, конечно, можно называть его фактическое назначение на пост победой. Сам президент говорит о своем президентстве в довольно обтекаемых выражениях:

Хамид Карзай: Я благодарю Независимую избирательную комиссию. И так же, как я принял их решение, решение этого конституционного органа, когда они объявили о втором раунде выборов, я сейчас принимаю их решение объявить такой результат.

Ирина Лагунина:
Законность принятого решения, впрочем, уже оспаривается оппозицией. Фазель Сан Чараки, представитель Абдуллы Абдуллы, бывшего министра иностранных дел страны и кандидата в президенты, который в последний момент перед вторым туром взял самоотвод, заявил в интервью нашим коллегам из Радиостанции Свободный Афганистан:

Фазель Сан Чараки: Мы определенно сомневаемся в том, что у Избирательной комиссии есть право отдавать приказы в таких ситуациях, поскольку полномочия избирательной комиссии ограничены подсчетом голосов за того или иного кандидата. С точки зрения закона мы не видим, откуда у комиссии появилось право объявлять кого-то победителем на выборах.

Ирина Лагунина: Как бы то ни было, многие афганцы вздохнули с облегчением, когда решение о том, что президент Карзай остается президентом, было объявлено в понедельник вечером. Мой коллега Абубакар Сиддик следил в эти дни за афганским телевидением, и заметил, что видеоролик из западного афганского города Герат, запечатлевший несколько десятков молодых людей, танцующих от радости за победу Карзая, - был, скорее, исключением. Превалирующим было чувство некой надежды и отчасти страха. Причем никак не связанное с личностью Карзая. Вот чувства одного из тех самых танцующих на улице Герата.

Житель Герата: Мы сегодня собрались здесь, чтобы порадоваться за Афганистан, за демократию, за победу Афганистана. Не важно, кто наш президент – Хамид Карзай или Абдулла Абдулла, важно то, что в страну вернулся мир. Да здравствует Афганистан! Да здравствую мир и демократия!

Ирина Лагунина: И, как замечает мой коллега Абубакар Сиддик, в Кабуле сейчас состав нового кабинета министров и вообще – будущее – тема нескончаемых дискуссий за безостановочными чашками чая. Афганская конституция не определяет точного срока, когда новый президент должен быть приведен к присяге. Также нет ограничений по срокам на формирование правительства. Но и ситуация в стране, и международное сообщество вынуждают Карзая двигаться быстро. Многие задают себе вопрос, будет ли новая администрация чем-то отличаться от старой. Хотя экономические показатели страны немного улучшились, это не сильно сказалось на реальной жизни людей. Миллионы зависят от продовольственной помощи ООН. Производство и торговля наркотиками остается основным сектором экономики. И, конечно, всеподавляющая коррупция, которая в последние годы вселила в афганцев больше апатии, чем даже участие в правительственных структурах бывших полевых командиров, замешанных в чудовищных преступлениях против собственного народа в годы конфликтов конца 80-х – начала 90-х.
На первой же пресс-конференции после повторного избрания Карзай показал, что прекрасно понимает, чего от него ждут избиратели и международное сообщество.

Хамид Карзай: У афганской администрации плохая репутация из-за коррупции. Так что сейчас мы намерены приложить все возможные силы, все средства для того, чтобы смыть это пятно с нашей земли.

Ирина Лагунина: Действительно, международная организация Transparency International, ежегодно составляющая индекс коррупции в мире, поставила Афганистан в марте этого года на 176 место из 180 стран. Предваряя возможную кампанию со стороны своего бывшего противника на выборах, Карзай также пообещал создать правительство национального единства.

Хамид Карзай: Мое правительство будет правительством для всех афганцев. И я приветствую всех тех, кто хочет со мной работать, вне зависимости от того, выступали ли они против меня в ходе выборов или поддерживали меня.

Ирина Лагунина: И даже больше.

Хамид Карзай: Мое правительство будет зеркалом Афганистана. Зеркалом, в котором все люди страны смогут увидеть самих себя. Зеркалом, в котором будут ясно отражаться эффективность и преданность делу. И сегодня я провозглашаю, что я надеюсь – никто не почувствует себя ущемленным. И никто не окажется в изоляции от афганской политической системы.

Ирина Лагунина: С единением у Карзая может получиться легче, чем с борьбой с коррупцией. Он уже протянул оливковую ветвь талибам и призвал их «вернуться в родные дома и принять родную землю». Правда, специалисты говорят, что усмирить или умиротворить талибов – намного более серьезная задача, чем привлечь на свою сторону политических оппонентов, в том числе Абдуллу Абдуллу. А вот что касается коррупции, то здесь могут потребоваться меры, к которым Карзай, возможно, совсем не готов. На первой же пресс-конференции, пообещав бороться с коррупций, Карзай стал уходить от вопросов и рассуждать о том, что простым снятием с поста каких-то министров или официальных лиц с коррупцией не покончишь, надо пересмотреть определенные законы. Вообще, афганский президент довольно часто произносит слова «закон», «законность», «легитимность» и «конституционный порядок», настолько часто, что мог бы даже опередить в использовании этих слов президента Путина в первый период правления оного. Например, Карзай встречался с Абдуллой до того, как тот объявил о своем решении взять самоотвод. О чем они говорили? Этот вопрос задал президенту мой коллега в Кабуле Брешна Назари:

Хамид Карзай: Да, он был настолько любезен, что зашел ко мне, и мы сели и обсудили целый ряд вопросов. Это был частный разговор только между нами двоими. И я не хотел бы сейчас разглашать его детали или как-то комментировать. Я могу только сказать, что некоторые вопросы касались тех положений, которые Абдулла уже поднимал в прессе. Я сказал ему, что увольнение официальных лиц, министров, решение о том, кто будет возглавлять афганскую Независимую избирательную комиссию – все эти вопросы должны разрешаться в соответствии с законом. По моему мнению, глава избирательной комиссии – настоящий патриот страны. Я встречался с ним на различных собраниях и в частной жизни. Я глубоко уважаю этого человека. И на мой взгляд, в тот момент, когда мы находились во временном промежутке между двумя выборами, президент вообще не имел права и компетенции ни увольнять главу избирательной комиссии, ни назначать нового человека, и вообще, вносить какие-либо изменения на основании требований кандидата в президенты. Представьте себе, если бы президент решил, что ему не нравится глава избирательной комиссии, и назначил кого-то нового, кто работал бы исключительно на него. Это отнюдь не укрепило бы ни наши конституционные органы, ни нашу демократию. И эти конституционные органы не смогли бы нормально работать, и конституцию бы это не укрепило. По-моему мнению, это нанесло бы ущерб Афганистану.

Ирина Лагунина: Сказал Хамид Карзай в интервью Радиостанции Свободный Афганистан. Президент США Барак Обама поздравил Карзая еще в понедельник, но призвал побороть коррупцию. С аналогичным заявлением, но только более резким, выступил во вторник британский премьер-министр Гордон Браун, потребовавший от афганского президента создать правительство, «свободное от коррупции». И возможно, у Карзая сейчас уже не будет выбора. В противном случае сократиться не только международная помощь. В противном случае афганцы воспримут предложение его противника Абдуллы Абдуллы. А тот предлагал в ходе предвыборной кампании отказаться от президентской формы правления в стране и перейти к парламентской республике, где премьер-министр и члены кабинета избирались бы народными представителями.
XS
SM
MD
LG