Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Долгая стройка на обломках Стены


Падение Берлинской стены положило начало большому европейскому строительству, которое еще не закончено.

Падение Берлинской стены положило начало большому европейскому строительству, которое еще не закончено.

В Москве прошел круглый стол, посвященный последствиям падения Берлинской стены: "1989-2009. Европа на переломе". Участники дискуссии говорили не только о Европе, но и о России. Дискуссия была организована Фондом Михаила Горбачева в рамках "Горбачевских чтений". В ней приняли участие известные политики, политологи, экономисты, правозащитники.

Михаил Горбачев чувствовал себя именинником на этом круглом столе. Каждый оратор отметил выдающуюся роль президента СССР в событиях конца 80-х годов прошлого века. О заслугах Горбачева одним из первых сказал главный редактор польской "Газеты Выборча", в прошлом известный диссидент Адам Михник:

- Я до конца моей жизни буду повторять, что благодаря вам, Михаил Сергеевич, благодаря вашей храбрости, вашей целеустремленности, сегодня мы живем, как свободные люди.

Перестройка привела к разрушению Берлинской стены 9 ноября 1989 года. Выступавшие отмечали: объединение Германии, кардинальные политические изменения в Восточной Европе прошли бескровно, при полной поддержке населения этих стран. Михаил Горбачев, в свою очередь, напомнил, что процесс объединения Германии вызвал неоднозначную реакцию у руководителей Франции и Великобритании. Горбачев процитировал знаменитую фразу тогдашнего французского президента Франсуа Миттерана, который сказал следующее: "Мы очень любим немцев и хотим, чтобы у них было две Германии". Бывший премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер, по словам Горбачева, также выступала против объединения Германии, опасаясь, что это приведет к разрушению Хельсинских договоренностей 1975 года, когда 35 стран подписали документ, закрепивший итоги Второй мировой войны.

Президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов, впрочем, убежден, что политические изменения, приведшие к перестройке, начались не 1989 году, а гораздо раньше.

- 1968 год был рубежным. 1968 год определил судьбу поколения, которое в 1989 году повело Россию к демократии. Это поколение шестидесятников. Они пришли к власти в середине 1980-х и в 1989-м принимали те решения, которые вызрели у них в 1968-м. 1968-й – это был год нашей национальной победы и человеческого позора, когда всего восемь человек ровно пять минут защищали честь страны на Красной площади – и благодаря этим пяти минутам вошли в историю. А в 1989 году сломали целую стену – и ни одного героя этой стены в моей памяти, памяти человека того поколения, нет, – говорит Алексей Симонов.

Сопредседатель Фонда имени Генриха Белля Ральф Фюкс отметил, что события 1989 года предопределили сегодняшние положительные процессы в Европе, стали толчком к объединению 27 государств в Евросоюз.
Мы должны идти до конца. Теперь необходимо вовлечь в это евроатлантическое содружество Россию

- Европа должна сохранить трансатлантический фундамент. Мы должны идти до конца. Теперь необходимо вовлечь в это евроатлантическое содружество Россию, – подчеркнул Ральф Фюкс.

На круглом столе говорили о современной внутренней политике России, о так называемой суверенной демократии. На вопрос, является ли Россия "особой" цивилизацией или частью европейской, западной цивилизации, попытался ответить Адам Михник:

- Что такое суверенная демократия? Что это значит? Значит, что я могу суверенно сажать в тюрьму моих оппонентов, и никто ни в Брюсселе, ни в Страсбурге мне не скажет ни слова? Во времена Михаила Сергеевича Горбачева не было такой суверенной демократии, не сажали в тюрьму оппонентов, наоборот – выпускали. Об этом не надо забывать. У нас в Польше были два близнеца у власти. Они были такие суверенные демократы – хотели сажать тех, кого не любят. Но в конце концов – и это моя национальная гордость – через два года мы их "послали".

Вторая часть дискуссии была посвящена проблемам построения "общеевропейского дома". Станет ли Россия частью единой Европы? Доктор политических наук, преподаватель МГИМО Ирина Бусыгина уверена, что для этого необходимы политические перемены в самой России:

- Если процесс реформирования не пойдет – ни теоретически, ни практически невозможно рассчитывать на значимые, гарантированные обязательства со стороны России. Европейцы это прекрасно понимают и не будут рисковать. Если мы хотим создать какую-то фикцию, поговорить, подписаться, задекларировать и этим удовлетвориться – можно начинать прямо сейчас. Если же речь идет о реальной интеграции, о создании каких-то значимых общих структур, то без политического реформирования России ничего у нас не получится.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG