Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ход следствия по делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова и корреспондента "Новой газеты" Анастасии Бабуровой свидетельствует о той опасности, которую представляет для России деятельность праворадикальных организаций. Об этом в эфире Радио Свобода говорил директор информационно-аналитического центра "Сова" Александр Верховский.

- Эти люди, имена которых стали известны сегодня, - Евгения Хасис и Никита Тихонов - они проходят по вашей базе данных?

- Евгения Хасис не проходит. А вот имя Никиты Тихонова уже упоминалось. Человек с таким именем и фамилией проходил как один из подозреваемых в убийстве антифашиста Александра Рюхина в 2006 году. Тогда арестовали не всех участников нападения. Считалось, что убийство осуществили те, кто скрылся. Никита Тихонов как раз был одним из этих скрывшихся. И он предположительно входил в известную нацгруппировку "Объединенная бригада 88", к тому времени уже не существовавшую, впрочем. Был ли он когда-либо членом РНЕ, я не знаю, но, честно говоря, это не очень существенно. Может быть, и был. Тем более РНЕ - это не единая организация, а много разных. В какой-то из них он вполне мог состоять. Адвокатом со стороны погибшего Александра Рюхина был Станислав Маркелов, то есть, в принципе, мотив был.

- Александр Баркашов, создатель "Русского национального единства", заявил сегодня, что "РНЕ никогда не убивало и не убивает никого", и добавил, что он даже не знает обвиняемых. Может быть, это так, а может быть, нет. Однако сообщалось о роспуске РНЕ, о том, что эта организация законсервирована. Что сейчас представляет собой РНЕ?

- РНЕ не было распущено, просто в движении был раскол, точнее, много расколов. Фактически сейчас от имени РНЕ выступает много организаций в разных регионах, которые иногда как-то кооперируются друг с другом, иногда - нет. Собственно, группы, которые в той или иной степени подконтрольны Баркашову, это, наверное, меньшая часть тех, кто называет себя РНЕ. Насколько эти люди могут быть причастны к насильственным преступлениям? Бывало, и даже не один раз.

- Дайте, пожалуйста, если это возможно, общую характеристику того, что представляют собой правые радикальные группировки.
И есть примкнувшая к ним масса националистически настроенной молодежи. Причем часто эти примкнувшие радикальнее самих организаторов

- Они, как правило, используют горизонтальные связи. Значительная часть групп радикального толка, которые склонны к насилию, естественно, себя не афиширует. Причем, как правило, это группы маленькие, как того требует конспирация. Но есть и заметные организации, которые участвовали, к примеру, во вчерашних демонстрациях. И есть примкнувшая к ним масса националистически настроенной молодежи. Причем часто эти примкнувшие радикальнее самих организаторов.

- Если согласиться с версией, согласно которой Станислав Маркелов и Анастасия Бабурова стали жертвами неонацистов, можно ли реконструировать картину событий? Кому и зачем это могло быть нужно?

- Реконструировать события трудно. Если арестованный Никита Тихонов – это тот человек, о котором мы говорили, то он мог считать Маркелова личным врагом… Кроме того, Маркелова ненавидели многие участники ультраправого движения. Настолько ли, чтобы совершить убийство, причем такое опасное для нападающего, это вопрос.

- Российские власти часто упрекают в том, что они недостаточно внимания уделяют борьбе с праворадикальными организациями. Часть экспертов утверждают, что те или иные структуры в российской власти прямо или косвенно связаны с неонацистским движением. Однако недавно специалисты, в том числе и эксперты "Совы", стали говорить о том, что ситуация улучшается.
Я думаю, что чаще всего чиновник полагает, что он манипулирует данной националистической группировкой, а группировка, наоборот, уверена, что она манипулирует чиновником

- Да, ситуация действительно улучшилась, но, правда, в основном в Москве. Здесь сотрудники правоохранительных органов арестовали уже довольно много участников таких групп. Количество жертв в этом году, по нашим, по крайней мере, прикидкам, в Москве резко сократилось, и это впервые за все годы наблюдения. Что касается возможных связей, то я скажу так: конечно, многие националистические активисты должны находить себе партнеров в лице каких-нибудь чиновников, у нас без этого трудно что-то делать. Какого рода эти отношения, я затрудняюсь сказать. Я думаю, что чаще всего чиновник полагает, что он манипулирует данной националистической группировкой, а группировка, наоборот, уверена, что она манипулирует чиновником. Но что-то в этом роде, несомненно, есть. Вчера, к примеру, был концерт группы "Коловрат" в центре Москвы на улице - при том, что раньше "Коловрату" не удавалось даже в закрытом помещении отыграть концерт. Это, конечно, результат некой договоренности.

- Возьметесь предположить, что в Кремле или в околокремлевских структурах есть люди, которые сознательно пытаются манипулировать этим движением, направлять его в какое-то выгодное, по мнению стратегов российской власти, русло? Или это совсем безумное предположение?

- Нет, почему же… Может быть. Я думаю, что люди, которые этим занимаются, наверное, полагают, что ликвидировать националистическое движение невозможно, как, собственно, никакое идейное движение. А коль его невозможно ликвидировать, надо попытаться им манипулировать.

- Ксенофобия в стране существует? Эти настроения являются питательной средой для неонацистов?

- Сам неонацизм в чистом виде, наверное, не имеет перспективы, другое дело - расистски ориентированный национализм. Это очень серьезная угоза.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG