Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Расстрельных дел психиатр


Солдатам на базе Форт Худ есть отчего задуматься.

Солдатам на базе Форт Худ есть отчего задуматься.

После самого кровавого в истории американской армии расстрела сослуживцев военнослужащим на базе Форт Худ следствие и пресса пытаются собрать как можно больше подробностей о жизни, взглядах и настроениях человека, чья акция потрясла армию и заставила задать тревожные вопросы о феномене исламского радикализма в Соединенных Штатах.

В проявляющейся картине немало противоречивых фактов, хотя сюжет вырисовывается довольно отчетливый. 39-летний Нидал Малик Хасан, сын палестинских иммигрантов, вырос в Вирджинии, неподалеку от Вашингтона. Он закончил Технический университет Вирджинии, а затем, подписав контракт на службу в армии, учился в военно-медицинском университете и перед присвоением квалификации доктора-психиатра проходил ординатуру в знаменитом военном медицинском центре Уолтер Рид.

Знавшие его люди описывают его как одинокого, державшегося в стороне человека, загоравшегося эмоциями лишь когда дело доходило до разговоров о его мусульманской вере. В такие моменты его было не узнать. Один из однокашников Хасана по ординатуре говорит, что тот всегда открыто и крайне эмоциально высказал свое негодование по поводу американской политики в мусульманском мире. Свою магистерскую диссертацию по специальности "общественное здравоохранение" он посвятил критике американской антитеррористической кампании, назвав свою работу "Война с терроризмом – это война с исламом". Тем не менее, работа была принята, и он был переведен в Форт Худ в ожидании отправки в Ирак или Афганистан.

Родственники говорят, что он давно хотел уволиться из армии. Работая в качестве психиатра с солдатами, воевавшими в мусульманских странах, он, якобы, окончательно разочаровался в том, что он делал. По словам близких, он жаловался на то, что как мусульманин был объектом оскорблений, хотя профессионалы сомневаются, что майор американской армии может быть беззащитной жертвой оскорблений военнослужащих. Он регулярно посещал мечеть и даже просил имама подыскать ему жену, которая должна была быть религиозной мусульманкой, предаваться молитве пять раз в день и носить хиджаб.

Соседи говорят о нем, как о ровном, спокойном человеке, от которого никто не мог ожидать ничего подобного. Именно соседи рассказали, что накануне Хасан вел себя, как военнослужащий перед отправкой за океан: он раздал им продукты из холодильника, предложил воспользоваться его мебелью и попросил соседку прибрать в квартире после его ухода. Рано утром, облаченный в традиционное белое мусульманское одеяние, он зашел в магазин за традиционной чашкой кофе, а через несколько часов открыл огонь из двух пистолетов по солдатам, ожидавшим приема у врачей.
Сейчас в армии понимают, насколько важно заранее выявлять солдат, которые склонны к стрессовому синдрому после участия в военных операциях. Это надо делать до отправки в зону военных действий

Президент Обама призвал американцев не спешить с выводами о мотивах, которые могут стоять за стрельбой на военной базе Форт Худ в Техасе. "Мы ещё не знаем всех деталей, - сказал президент, - и я бы не торопился с выводами, пока мы не узнаем все факты".

Хотя Нидал Малик Хасан находится в госпитале, он считается арестованным по обвинению в убийствах. Естественно, до и во время суда возникнет вопрос о психическом состоянии обвиняемого в момент совершения преступления. Психологи и психиатры уже сейчас пытаются разобраться в этом. Об исходных данных говорит обозреватель Общественного радио Том Джелтон:

- Он специализировался в военной психиатрии, работал 6 лет в военном госпитале имени Уолтера Рида в Вашингтоне, помогая в лечении солдат, страдавших от депрессии после участия в военных действиях в Ираке и в Афганистане. Он считал себя правоверным мусульманином, относился к своей вере очень серьёзно. По словам его бывших сослуживцев, у него были проблемы в отношениях как с пациентами, так и с коллегами. Он не был женат. У него не было детей. Жил майор Хасан один.

В Америке много говорят о посттравматическом синдроме у солдат, участвовавших в военных действиях в Ираке и в Афганистане. По мнению Тома Джелтона, возможно, нечто похожее было и у майора Хасана, хотя он и не был ни в Ираке, ни в Афганистане:

- Даже перспектива отправки туда, особенно для человека, имевшего дело с сотнями воевавших там, может повлиять на психику. Подсчитано, что существует примерно равное количество солдат, совершающих самоубийство, среди тех, кого только отправляют воевать, и тех, кто воюет. Сейчас в армии понимают, насколько важно заранее выявлять солдат, которые склонны к стрессовому синдрому после участия в военных операциях. Это надо делать до отправки в зону военных действий.

Военный психиатр Майкл Уелнер, профессор медицинского факультета Нью-Йоркского университета, высказывает свои предположения о психическом состоянии майора Хасана:

- Я в шоке от того, что профессиональный врач лишает людей жизни. Тот факт, что он, открывая огонь, вроде бы произнёс "Аллах акбар" - "Аллах всемогущ", указывает на его одержимость религиозной идеей. Этим он оправдывал массовое убийство. Лечивший солдат от посттравматического стрессового расстройства, он выслушивал их проклятия в адрес мусульман, то есть тех, с кем он себя ассоциировал. Обычно такого типа убийцы чувствуют себя изгоями, отвергнутыми обществом, ненавидимыми. И как бы в ответ ненавидел он. Надо ненавидеть всех, чтобы решиться на убийство группы людей. Для майора Хасана, по-видимому, его вера, его религия была важнее его профессиональной этики. Это, возможно, стало его навязчивой идеей и привело к тому, что он сделал.

Психиатр Майкл Уелнер не исключает, что сначала майор Хасан планировал убить конкретных обидчиков – одного или нескольких. Например, того, кто сорвал с его автомобиля стикер "Аллах - это любовь", да ещё и поцарапал машину, так что Хасану пришлось платить за ремонт. Но убивать за это может лишь человек с серьёзным психическим расстройством.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG