Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто продает и как покупают решения судов: в программе Марьяна Торочешниковой бывшая сотрудница Кизлярского городского суда


Александра Беловинская

Александра Беловинская

Марьяна Торочешникова: Чуть больше месяца назад в одном из выпусков передачи гости в студии Радио Свобода обсуждали тему "Право на правосудие. Тогда к нам пришли бывший заместитель прокурора Ухты и бывший сотрудник Управления уголовного розыска МВД республики Коми. На примере дела о поджоге торгового центра "Пассаж" они рассказали о том, как фальсифицируются уголовные дела. Все подробности можно и прочитать, и послушать в архиве передачи "Человек имеет право" на сайте Радио Свобода.

А сегодня в студию Радио Свобода пришла Александра Беловинская, более 10 лет проработавшая секретарем в Кизлярском районном суде республики Дагестан и еще год – в Кизлярском городском суде. Она утверждает, что до 90 процентов решений, вынесенных судьями этого суда в последние годы, являются коррупционными, и даже называет некоторые расценки. Кто продает и корреспондент покупают решения судов – такова тема сегодняшней передачи. Помимо Александры Беловинской, в студии Радио Свобода сегодня – председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Евгений Архипов.

Но первый вопрос у меня – к Александре Беловинской. Что же такого должны были делать судьи Кизлярского городского суда, раз вы решили выступать публично и критиковать их деятельность, более того, заявлять о коррупции в этом суде?

Александра Беловинская: Дело в том, что за короткий срок работы в этом суде я много увидела незаконного. В этом суде была уволена моя коллега, мать четверых малолетних детей. Поводом для увольнения послужило то, что она отсутствовала на работе полмесяца, об этом были составлены акты, которые подписали работники аппарата суда. По этому делу я была вызвана в качестве свидетеля в другой суд, где я дала правдивые показания, что Абубакарова находилась на работе. Остальные же работники лжесвидетельствовали. После этого, конечно, в отношении меня начались тоже гонения, проблемы, преследования.

Марьяна Торочешникова: То есть я правильно понимаю, что изначально ваше противостояние основано, если совсем уж грубо говорить, на обиде за подругу?

Александра Беловинская: Нет, абсолютно нет. До этого что произошло, я была в 10-дневном отпуске, за время моего отсутствия были рассмотрены и гражданские, и уголовные дела. В решениях указана была секретарем я.

Марьяна Торочешникова: Секретарем судебного заседания.

Александра Беловинская: Да. По выходе на работу из отпуска мне судья говорит: "Дела там остались, в сейфе, мне нужно составить по ним протоколы". А я говорю: "Как же я составлю протоколы, если я в это время находилась в отпуске?"

Марьяна Торочешникова: Придумать, наверное, надо было вам.

Александра Беловинская: Придумать?

Марьяна Торочешникова: Ну, что-то же надо было делать. А что предлагала вам судья делать в этой ситуации, если вас не было, судебные заседания проходили, ну, теоретически считается, а вам предлагают составить протоколы судебных заседаний, которые вы якобы вели? Мне просто интересно, откуда вы должны были взять эти протоколы? Наверное, придумать, получается.

Александра Беловинская: Да. Более того, мне их еще и нужно было подписать, что я не могла делать по закону. Я отказалась, естественно. Но я понимала, что на тот момент в отношении меня уже идет преследование, и я записала разговор с судьей. Этот разговор у меня есть, где судья жалуется: "Да, за мной не было закреплен секретарь судебного заседания. Да, председатель суда Судалова дала указание указать тебя секретарем судебного заседания. Тебе нужно будет составить эти протоколы". Я говорю: "Я не буду". У нас городок маленький, все знают, что я в отпуске находилась. Как я подпишу этот протокол?

Марьяна Торочешникова: На самом деле, проблемы, которые появляются с протоколами судебных заседаний, они, вообще, наверное, общие для всей территории Российской Федерации. Очень много у адвокатов всегда претензий к этим протоколам, к тому, как они ведутся, как они излагаются. Я так понимаю, что это уже стало нормой жизни, к сожалению, для российских граждан, которые обращаются в суды. Но насколько я понимаю из того, что вы рассказали на пресс-конференции в Москве, прежде чем прийти сегодня к нам, в студию Радио Свобода, там были гораздо более серьезные нарушения, в суде Кизлярском городском, на которые вы обращали внимание.

Александра Беловинская: Да. Есть у меня еще один разговор с судьей Кончицкой, записан был тоже, где она говорит: "Да, нагрузка большая…" На самом деле нагрузка была очень большая, когда я с ней работала. В основном все дела ей передавались. Пример вот такой. После отпуска уже Кончицкой были переданы четыре уголовных дела в один день и одно гражданское дело по апелляционной жалобе. Но дело в том, что в Кизлярский городской суд, да и районный, в один день не поступает 8 или 10 дел. Если 4 дела поступило, значит, это шестисоставной суд, шесть судей, нужно было их раскидать, не отдавать одной судье, которая не успевает писать. И она открытым текстом говорит: "Да, я не успеваю, большая нагрузка. Вот тебя не было, и я вынесла 12 решений. Из них, значит, 5 или 6 – я написала сама, остальные составили адвокаты" – доверенные ее лица, и она их произносит, запись есть.

Аудиозапись:

Послушайте, это не ваши проблемы, как я пишу решения и приговоры. Шура, я их с удовольствием буду писать сама, никого никогда не попрошу и не дам, но если физически на это будет возможность. Я же тебе это объясняла. То есть я такой же живой человек, как и ты, и как она. До пяти я сижу в процессе, а после пяти, ну, я могу задержаться час-два, но после семи я хочу домой. Ровно семь дней рабочих, рабочих семь дней, когда понедельник, вторник тебе не было, за эти семь дней выродились 11 решений. 11 решений! И 12-ый – приговор. 12 решений, документов вынесла судья за семь дней. Это нормально? Если бы я не просила бы Марьяшку какое-то легкое, там Русика какое-то легкое, и пускай пять решений я вынесла или шесть сама. Пять вынесли люди, которым я доверяю. Но я им все объяснила, все рассказала, все сказала.

Марьяна Торочешникова: Получается, что в Кизлярском городском суде, по большому счету, не судьи выносят решения, а выносят их какие-то доверенные лица, а судья только ставит подпись, о чем написано в этом решении или приговоре – даже понятия не имея.

Александра Беловинская: Да, она не читает их. Она подписывает, как ей принесли. Вот дело в том, что вот этот разговор судьи, он очень важен в том плане, если бы она говорила: "Да, за меня там печатают это решение, я его выношу сама, но печатает адвокат" – нет, она говорит: "Выносят решение адвокаты" – и называет их имена, и юристов в том числе.

Марьяна Торочешникова: Ну, может быть, это, с другой стороны, тоже не так уж и плохо, потому что говорят же, что в России у судей сложилась такая обвинительная практика, адвокатов бывших судьями не назначают, и поэтому, может быть, даже хорошо, что адвокаты сами составляют решения или приговоры – они не деформированы профессионально, у них нет этого обвинительного уклона. И ничего страшного в этом опять же, по большому счету, быть не может. Вот что вас смущает? Я просто пытаюсь сейчас разобраться в этой ситуации не как ведущая передачи "Человек имеет право", а как обыватель.

Александра Беловинская: Дело в том, что если адвокаты будут у нас в стране выносить решения, зачем нам нужны судьи.

Марьяна Торочешникова: Ну, это уже другой вопрос.

Александра Беловинская: Почему другой?

Марьяна Торочешникова: Чтобы были. Ну, просто чтобы были, потому что в Конституции написано про три ветви власти, среди которых есть судебная, и она же независимая. Евгений, скажите, вот до того, как Александра обратилась к вам в приемную "Чистые руки", много ли вообще подобных сообщений поступало к вам?

Евгений Архипов: 89 процентов всех обращений связаны с коррупцией в судебной системе. Основная масса людей, которые обращаются к нам, это обычные граждане, которые никакого отношения к судебной системе не имеют. Понятна позиция, почему граждане обращаются, потому что они пострадали от коррумпированного судьи. На практике, чтобы обратился сотрудник, действующий сотрудник, - впервые.

Марьяна Торочешникова: Я не понимаю, почему вы говорите о коррупции, если вот все, что сейчас рассказала Александра Беловинская, это вообще какие-то… ну, так вот, невинные шалости, тут не речи ни о деньгах, ни о договоренностях каких-то внутренних.

Александра Беловинская: Так мы не дошли до этого.

Марьяна Торочешникова: Ну, так вы нас подводите к этому, а то я же заинтересовала слушателей темой, кто продает и как покупает, они ждут-ждут, готовы записывать, что почем, сколько стоит решение по гражданскому иску, сколько стоит по уголовному, чтобы там, может быть, с реального срока на условный перейти… Были такие расценки в Кизлярском суде?

Александра Беловинская: Были. И это практика судей в этом суде. Таких дел очень много, масса их просто, и все вот так вот сесть и рассказать, наверное, не получится. Ну, вот еще одно дело. То ли 18, то ли 17, точно не помню, работников Кизлярского ГУВД обратились в суд с иском. Им не выплачивали на санаторно-курортное лечение, не получали они. Эти иски, они валялись то на столе у судьи, то на сейфе. Я спрашиваю у судьи: "Почему они валяются?" Она говорит: "Я не знаю, что по ним делать". Оказывается, судья по этим делам требовала деньги. Требовала деньги, вымогала, если так можно сказать.

Марьяна Торочешникова: С милиционеров?

Александра Беловинская: С милиционеров. И они собрали сумму и отдали ей за решение. Решение было вынесено в их пользу.

Марьяна Торочешникова: А у вас есть доказательства вот того, что судья получила за это конкретную сумму?

Александра Беловинская: Там ребята, которые, значит, обращались в суд, они впоследствии обращались ко мне за составлением жалобы, надзорной жалобы, и они мне сказали: "Да, пока…" Я у них поинтересовалась, почему они не рассматривались, эти иски, почему они так долго находились, лежали. И они сказали: "Да, с нас вымогали деньги. Мы отдали деньги, и только после этого разрешились наши дела".

Марьяна Торочешникова: То есть вот от факте, по большому счету, этой конкретной взятки вы знаете со слов этих людей.

Александра Беловинская: Со слов, да.

Марьяна Торочешникова: А какая сумма, если не секрет?

Александра Беловинская: Я точно не могу сказать, но около 100 она, наверное, получила, судья.

Марьяна Торочешникова: 100 тысяч рублей?

Александра Беловинская: Конечно, конечно. Там ставки хорошие. Есть у меня такое письмо, где конкретно говорится, сколько берет председатель Кизлярского городского суда по тому или другому делу.

Марьяна Торочешникова: А что это за письмо, чье это письмо?

Александра Беловинская: Это письмо адресовано на имя первого заместителя прокурора города Кизляра от подполковника Халилова. По оперативной информации, у него имеются сведения, что вот берутся взятки за дела. Вот: "В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий в 2007 году при получении взятки суммой в 60 тысяч рублей с поличным был задержан ректор кизлярского филиала Южного федерального университета Ибрагимов. По данному факту было возбуждено уголовное дело по статье 290. Однако в ходе судебного разбирательства председателем Кизлярского городского суда Судаловой обвиняемый Ибрагимов был незаконно оправдан. По полученной оперативной информации, председатель Кизлярского городского суда Судалова получила от обвиняемого Ибрагимова денежное вознаграждение в сумме 300 тысяч рублей".

Марьяна Торочешникова: И это пишет…

Александра Беловинская: Подполковник милиции Халилов, это начальник МРО Кизлярский ОРЧ-1 по БЭП при МВД по республике Дагестан.

Марьяна Торочешникова: И я так понимаю, что дальше ничего не произошло. Ну, вот он составил этот отчет, написал об оперативной информации, и никаких проверок не проводилось?

Александра Беловинская: Насчет проверок ничего не могу сказать, но какие-либо меры к председателю Кизлярского городского суда не были применены.

Марьяна Торочешникова: Насколько я понимаю, Евгений, вы обращали внимание и раньше у нас, когда участвовали в записях передачи "Человек имеет право", что вообще во многих судах российских складываются такие конкретные схемы взаимодействия человека, который заинтересован в вынесении того или иного решения, и судьи. Обычно там набираются посредники и в зависимости от региона это либо адвокаты, либо сотрудники прокуратуры, заинтересованные. Расскажите чуть подробнее, как вообще работают, что это за схемы, а потом я попрошу Александру рассказать, было ли такое в Дагестане, в частности в Кизляре.

Евгений Архипов: Я хотел бы немножко резюмировать вот то, что мы делали доклад, у нас был первый годовой доклад о коррупции в России, и мы как раз указали эту схему, подробно описали. И вот эта схема зеркально отражает информацию, которая была предоставлена Александрой. Что касается взаимодействия…

Марьяна Торочешникова: Так что за схема, расскажите.

Евгений Архипов: Понимаете, здесь схем очень много.

Марьяна Торочешникова: Хорошо, объясните на пальцах самые распространенные.

Евгений Архипов: Самая распространенная схема – это когда при судье существует адвокат или, как правило, несколько адвокатов, которые являются посредниками. Вот таких адвокатов очень легко определить. Как правило, это юридические конторы, которые находятся в непосредственной близости от судов либо в здании суда. Вот есть очень хороший пример, когда в одном здании находится адвокатская контора и суд.

Марьяна Торочешникова: Это где такое?

Евгений Архипов: Это город Воронеж, Железнодорожный район. В то же городе Воронеже Ленинский район, где адвокатская контора существует. Путем оперативных проверок…

Марьяна Торочешникова: Подождите, вы мне не говорите про оперативные проверки. Я вас прошу мне схему рассказать. Вот на слушают люди, которым интересно в кратчайшие сроки с минимальными затратами решить свои вопросы в суде…

Евгений Архипов: В общем, схема такая. Человек приходит в суд, как правило, приходит либо со своим адвокатом, либо самостоятельно приходит подавать исковое заявление либо жалобу. Человеку говорят: "Вы знаете, вот если адвокат не относится к тем адвокатам, которые непосредственно к суду к этому относятся, то человеку начинают предлагать в завуалированной форме сменить адвоката.

Марьяна Торочешникова: А кто начинает предлагать?

Евгений Архипов: Секретарь, сами судьи… Вот у нас есть определение суда, когда суд рекомендует обратиться в юридическую консультацию такую-то и такую-то. Человека таким образом подталкивают к тому, чтобы он…

Марьяна Торочешникова: Так, может, судья хорошего хочет. Видит, что он пришел с каким-то бестолковым адвокатом, выпускником вчерашним юридического факультета какого-нибудь, и он говорит: "Ну, зачем ты привел какого-то безграмотного товарища, если вот есть консультация номер 14? Сходи туда, и там тебе профессиональные люди помогут все сделать".

Евгений Архипов: Выглядит это внешне именно так. А на самом деле зачастую, в подавляющем большинстве случаев рекомендуют своих адвокатов для передачи взяток. Естественно, в этой ситуации люди сталкиваются с проблемой и вынуждены либо платить, либо идти самостоятельно, понимая, что могут быть негативные последствия для стороны. Если брать систему, которая установилась, коррупционную в рамках этой власти судебной, понимаете, мы увидим очень четко разграниченные, очень четко определенные функции.

Марьяна Торочешникова: Александра, я правильно понимаю, что вот, собственно, в Кизлярском городском суде как раз и работала такая схема, что при каждом судье были свои адвокаты, которые не только писали решения, как вы говорите, готовили процессуальные документы, но и, собственно, осуществляли посредническую деятельность между судье и гражданином, заинтересованным в решении того или иного вопроса?

Александра Беловинская: Кизлярский городской суд в этом случае не исключение. Точно такое же порядок и там.

Марьяна Торочешникова: Конкретный пример можете привести?

Александра Беловинская: Есть конкретные адвокаты, да, которые этим занимаются. Это Курбанова Таус, есть такой адвокат, которая очень хорошие связи имеет и в Верховном суде республики Дагестан, она ранее там работала секретарем у председателя суда. Она сама рассказывала, как она заносила деньги, как передавала их. Это обычный порядок…

Марьяна Торочешникова: Вот вы сейчас ссылаетесь на человека, называете ее имя, а как-то это доказать можете? Вы же знаете об этом с ее слов, а она откажется и еще заявит о необходимости возбуждения в отношении вас дела о клевете. Вы не переживаете на этот счет?

Александра Беловинская: Ну, как я буду переживать, если она это открыто рассказывала? Это открыто она говорит: "Да, я так работаю".

Марьяна Торочешникова: В присутствии свидетелей?

Александра Беловинская: Ну, люди, конечно, слышали с ее слов это.

Марьяна Торочешникова: А это какие-то случайные адвокаты или они все-таки они не совсем случайные?

Александра Беловинская: Нет, случайных адвокатов в принципе не бывает.

Марьяна Торочешникова: Они состоят в каких-то родственных связях, в каких-то свойских связях с судьями?

Александра Беловинская: Нет, родственные связи – это отдельная тема в республике Дагестан. Только в Кизлярском городском суде помощником председателя суда работает родной племянник председателя Квалификационной коллегии судей республики Дагестан Гарунова Ибрама Зайдулаевича. В этом же суде помощником судьи работает дочь судьи. Семейный подряд! В этом же суде, Кизлярском городском, работает племянница Судаловой, председателя суда. Это не первая династия, старшая племянница тоже работала в Кизлярском городском суде.

Марьяна Торочешникова: Насколько я понимаю, в том же Кизлярском городском суде работает и судья Магомедов, родной брат которого работает судьей в Верховном суде Российской Федерации.

Александра Беловинская: Да.

Марьяна Торочешникова: А вы не побоялись вообще вот выступить против этой большой сплоченной структуры и о чем-то заявлять? Вы же понимаете, что они судьи, и если вы говорите о том, как они выносят свои решения, вы же понимаете, что с вами могут сделать эти же судьи все, что угодно. И вы никогда никому ничего не докажете. Потому что по подсудности дело будет решаться у вас там, в Кизляре, все инстанции вы будете проходить в Дагестане, и даже если дело вдруг дойдет до Верховного суда в порядке там надзора, если вам повезет, там тоже есть вероятность, что это дело с учетом родственных связей, о которых вы говорите, решится далеко не в вашу пользу. Вы не боитесь?

Александра Беловинская: Только поэтому я решила дать огласку этому всему. Потому что я это поняла на начальном этапе своего конфликта, так теперь будем называть этот момент. Все мои иски рассматриваются поверхностно.

Марьяна Торочешникова: А вы пытаетесь сейчас восстановиться на работе?

Александра Беловинская: Да.

Марьяна Торочешникова: Суть исков в этом заключается.

Александра Беловинская: Ну, помимо этого, в отношении меня с января месяца по 13 марта были проведены пять служебных проверок.

Марьяна Торочешникова: Этого года?

Александра Беловинская: Да, этого года, 2009 года. Были дисциплинарные взыскания наложены, я их обжаловала в суд. Они рассматривались в близлежащем суде, как попросила председатель Кизлярского городского суда, и по этим делам вынесены решения не в пользу меня.

Марьяна Торочешникова: Насколько я понимаю, в отношении вас и уголовное дело возбуждалось.

Александра Беловинская: Да, уголовное дело тоже возбуждено было, и рассмотрено оно уже.

Марьяна Торочешникова: По факту оскорбления.

Александра Беловинская: Оскорбления, да. Оскорбление заключалось в том, что я пришла на работу позже, потому что поздно уходила с работы на обед, и администратор стала, значит, кричать, что она составит на меня акт. Но что такое составить акт, тем более в отношении меня их была уже составлена целая куча, можно сказать. Я говорю: "Ну, у вас времени много, государственной бумаги тоже хватает, ну, значит, марайте ее". Было так сказано. Говорю: "Пригодится вам бумага". Ну, понимаете, для каких целей (смеется). Это посчиталось оскорблением. Но в самом заявлении о возбуждении уголовного дела было сказано, что я выражалась нецензурными словами.

Марьяна Торочешникова: В итоге мировой суд вынес решение, приговор какой?

Александра Беловинская: Обвинительный.

Марьяна Торочешникова: К чему вас приговорили?

Александра Беловинская: К штрафу. Но дело в том, что там интересный очень момент, этим приговором я не осуждена. Дело в том, что в приговоре указывается, что установлено судом, если я совершила такое преступление, значит, указывается: Беловинская совершила то-то и то-то в таких-то обстоятельствах, такого-то числа, все это описывается, - но в самом приговоре указано, что я частным обвинителем обвиняюсь в совершении того-то и того-то.

Евгений Архипов: И суд мировой, который выносил решение, он как раз находится в подведомственности.

Александра Беловинская: В подведомственности, да, Кизлярского городского суда.

Евгений Архипов: То есть это как бы высшая апелляционная инстанция.

Марьяна Торочешникова: Но это как раз возвращаясь к разговору о том, что вы-то, вообще, не боитесь эту бурю поднимать? Вы же понимаете, чем это чревато.

Александра Беловинская: Вы понимаете, буря уже поднята, я с этим борюсь к октября прошлого года. Я не думала, что настолько все у нас в стране плохо, на самом деле не думала. Я думала, что у нас законы работают. Поскольку я работала государственным гражданский служащим, я как бы должна была быть защищена и государством, и законом. Но в результате так получилось, что человек независимо от того, какую он должность занимает, он не защищен у нас в стране. В отношении него можно делать все, что угодно.

Марьяна Торочешникова: Мы уже немножко рассказали о расценках в судах. В частности, Александра Беловинская сослалась на письмо от руководителя Межрайонного отдела Кизлярской оперативно-розыскной части номер 1 по борьбе с экономическими преступлениями при МВД Российской Федерации по республике Дагестан Халилова, который, сообщая о фактах коррупции в Кизлярском суде, говорит первому заместителю прокурора города Кизляра, что суммы взяток по уголовным делам в городе Кизляр достигают 1 миллиона рублей, начиная от 50 тысяч и до 1 миллиона рублей в зависимости от сложности дела. Правильно ли я пониманию, что есть и другие какие-то расценки за судебные решения в Кизлярском городском суде, о которых вам известно? Там более скромные суммы фигурируют.

Александра Беловинская: Да. Судья Омаров в 2008 году рассматривал гражданское дело по заявлению Бейлиной о признании договора дарения недействительным. По этому делу судье Омаровым было озвучено следующее: "Даете мне 30 тысяч рублей – я выношу решение в вашу пользу. 15 тысяч – это мне, и 15 тысяч – для передачи в Верховный суд".

Марьяна Торочешникова: Республики.

Александра Беловинская: Республики Дагестан, да.

Марьяна Торочешникова: Потому что там находится кассационная инстанция, если я правильно понимаю, да?

Александра Беловинская: Да. Потому что другая сторона обязательно обжаловала бы это решение, и поэтому нужно было…

Марьяна Торочешникова: Чтобы засилить, как говорят адвокаты.

Александра Беловинская: Да, 15 тысяч нужно было передать в Верховный суд республики Дагестан.

Марьяна Торочешникова: По административным делам такие же расценки?

Александра Беловинская: По административным, может, чуть меньше, но, наверное, тоже есть своя ставка. По ним я не сталкивалась.

Марьяна Торочешникова: Скажите, Евгений, вас известны ли какие-то другие расценки, которые действуют не в Дагестане, а, скажем, например, в Москве?

Евгений Архипов: У нас в прошлом году вышел доклад о коррупции в судах, и особенно мы коснулись коррупции в арбитражных судах. Там была расценка в зависимости от сложности дела – не менее 10 процентов от суммы иска, и первоначальная сумма, которая за судебное решение в арбитражных судах, составляла от 250 тысяч рублей. Соответственно, чем выше суд, тем выше ставка. По информации, предоставленной нам одним из предпринимателей, сумма колебалась где-то от миллиона рублей уже в высших инстанциях.

Марьяна Торочешникова: В любом случае это же никак нельзя доказать, невозможно доказать.

Евгений Архипов: Это можно доказать, если будут работать правоохранительные органы, если будут работать оперативные сотрудники.

Марьяна Торочешникова: Ну, вот оперативный сотрудник работал – начальник отдела по борьбе с экономическими преступлениями рапортует прокурору, что есть оперативные данные о взятках. Нам даже письмо цитировала Александра.

Евгений Архипов: Вы понимаете, я и ранее об этом заявлял, что существует круговая порука. И в коррупционной схеме задействованы не только судьи и адвокаты, но задействовано и руководство правоохранительных органов. Как правило, этот прокуроры, это главы субъектов Российской Федерации либо районных органов внутренних дел. И естественно, в этой ситуации говорить о том, что сотрудники милиции будут работать или там сотрудники прокуратуры будут работать и реагировать на подобного рода сообщения, ну, это быть наивным человеком. Потому что коррупция в самих правоохранительных органах, на самом деле, носит, я бы так сказал, не менее масштабный характер, чем в судах. Соответственно, если правоохранительные органы не работают, если правоохранительные органы отказываются привлекать к уголовной ответственности, в данном случае бездействует прокурор, и уже должно возбуждаться уголовное дело за укрывательство преступлений в отношении прокурора, то в этой ситуации вопрос именно в том, что необходимо все-таки начать реформу и действительно начать шаги по борьбе с коррупцией.

Марьяна Торочешникова: Подождите, начать реформу… Все уже давно реформируется в России, уже вон сколько, последние 5 лет, с 1993 года реформируется. Как концепция судебной реформы была принята Верховным советом, так все и реформируют.

Евгений Архипов: Я вынужден здесь, Марьяна, с вами не согласиться в том плане, что мы говорим о реформе не самих правоохранительных органов, а о реформе самой политической системы, которая сформировалась в России.

Марьяна Торочешникова: А, так вы предлагаете революцию организовать.

Евгений Архипов: Я не предлагаю революция организовать, я предлагаю в данном случае… существует много способов это и мирно сделать.

Марьяна Торочешникова: Евгений, давайте мы о способах чуть позже. Мы рассказали только о расценках, рассказали об одной схеме, что нужно найти хорошего адвоката. А может быть, можно с судьей работать напрямую? Просто пока они там реформируют, а если есть необходимость быстренько обстряпать дело, так вот надо пользоваться, знать, в общем, с чем ты сталкиваешься. Скажите мне, пожалуйста, какие еще схемы работы с судьями существуют? В частности, как вы говорите, в Кизлярском городском суде как человек может добиться нужного для него решения? Ну, понятно, с расценками все выяснили, а как это происходит, как делают такие решения?

Александра Беловинская: Значит, 10 ноября 2008 года я ушла в очередной отпуск. До моего ухода в отпуск в производстве у судьи Кончицкой не было заявления от некого Нуриева о признании права собственности за ним. Мало того, не было и гражданского дела. Но 14 ноября 2008 года появляется решение, где указана секретарем судебного заседания я, то есть человек, который в отпуске. Решение вынесено. Мало того, в решении уже при выдаче…

Марьяна Торочешникова: Подождите, я понимаю, что как человеку, столько лет проработавший в суде, вам очень важно сейчас придерживаться вот фактов и таких деталей. Просто на слух это довольно тяжело воспринимается. Я хочу понять, собственно, схему, как это работает. Вы ушли в отпуск, в это время были приняты некоторые решения, в которых вы числились как секретарь судебного заседания. Я так понимаю, что в конкретной истории с этим господином Нуриевым он изначально даже искового заявления не подавал. То есть вообще производство по делу не возбуждалось, его заявления нигде не числилось.

Александра Беловинская: Да это не принято делать когда такие решения выносятся. Их выносят за деньги. Человек подходит, договаривается с судьей, судья выносит это решение, подписывает. Уже даже в решении указывают день выдачи – это день вынесения, отдается решение на руки человека, уже указывается, что решение вступило в законную силу.

Марьяна Торочешникова: А, то есть это как раз так называемые "левые решения". То есть когда есть решение суда, которое подлежит исполнению…

Александра Беловинская: Но нет дела.

Марьяна Торочешникова: …а дела нет. Но на основании этих документов человек может…

Александра Беловинская: Получает право собственности и так далее. Эти решения, они исполняются. Но дело в том, что по ним дел в суде нет – ни в регистрации, ну, нигде.

Марьяна Торочешникова: Соответственно, и обжаловать такие решения невозможно.

Александра Беловинская: Некому их обжаловать, потому что по ним никто не принимал участия.

Марьяна Торочешникова: То есть никто даже не знает о том, что такие решения состоялись.

Александра Беловинская: Знает тот человек, которому это решение и нужно было, и все.

Марьяна Торочешникова: Но ведь, в конце концов, факт же всплывет, если речь идет о передаче права собственности. Вот чего получал этот господин Нуриев?

Александра Беловинская: Нуриев получил свидетельство о государственной регистрации права. А это решение исполнено.

Марьяна Торочешникова: Право на что?

Александра Беловинская: На

Марьяна Торочешникова: Право на что?

Александра Беловинская: На помещение. У него тут получается камера хранения на территории рынка Кизляра.

Марьяна Торочешникова: И сколько там метраж?

Александра Беловинская: 110,2 квадратных метров.

Марьяна Торочешникова: Много таких решений было вынесено в Кизлярском городском суде?

Александра Беловинская: Ну, вот у меня их, наверное, больше 10, будем так говорить, точно я не считала.

Марьяна Торочешникова: Ну, вот вы об этом знали и молчали? Или вы к кому-то обращались?

Александра Беловинская: Нет, я знала, что эти решения таким образом выносятся, я писала объяснения на имя председателя Верховного суда республики Дагестан, это было 18 декабря 2008 года, когда проверялась моя первая жалоба на действия судьи Кизлярского городского суда Кончицкой и председателя этого суда Судаловой. Я писала в этом объяснении, что выносятся такие решения. Этот момент остался вообще не рассмотренным никак.

Марьяна Торочешникова: То есть вам председатель Верховного суда республики так ничего и не ответил?

Александра Беловинская: Ничего не ответил. Ответил его первый заместитель Сулейманов Сулейман Магомедович, написал, что с отправлением правосудия в Кизлярском городском суде все нормально. Он написал, что в суде создалась конфликтная ситуация, и в эту конфликтную ситуацию, он писал, были втянуты не только судьи, но и работники аппарата суда. На самом деле, ни о каких работниках суда нигде, ни в какой жалобе я в это время не указывала. Я указывала конкретно на действия судьи Кончицкой, которая по переданным ей делам вынесла постановления о назначении дела к слушанию, а среди этих дел были арестантские дела, значит, нужно было выносить постановления о переводе обвиняемого из места его содержания, об этапировании его из другого города во временный изолятор города Кизляра, этого всего не было сделано. А было просто написано на бумажках: назначить дело на такое-то. И я должна была вместо нее выносить эти постановления, что я не сделала. После этого судья написала докладную, что якобы я не исполнила дела. А эти дела я сфотографировала, как они мне были переданы, как они лежали у меня в металлическом шкафу, я их сфотографировала.

Марьяна Торочешникова: Вы просто уже как спецагент работали последнее время в Кизлярском суде.

Александра Беловинская: Так дело в том, что…

Марьяна Торочешникова: Фотографировали, записывали…

Александра Беловинская: Иначе ничего не докажешь!

Евгений Архипов: Вот потенциальный агент, да, был, которого можно было внедрить нашим оперативным работникам, нашим правоохранительным органам, и можно было всю коррупционную систему просто ликвидировать в этом суде.

Марьяна Торочешникова: И так красиво отчитаться потом.

Александра Беловинская: Я не думала, что мне это все пригодится, но каким-то шестым чувством чувствовала, что я иначе ничего доказать не смогу. Я и сейчас, имея эти документ в руках, доказывать-то ничего не могу. Мне везде, отовсюду шлют отписки. Обращаюсь в Верховный суд Российской Федерации – направляют в Верховный суд республики Дагестан, а там пишут: все в ажуре, все нормально.

Марьяна Торочешникова: Это стандартная схема, да. В России как-то так сложилась практика, что жалоба человека на, например, прокуратуру отправляется для рассмотрения ровно в эту прокуратуру, на которую он жалуется.

Александра Беловинская: Да-да-да.

Марьяна Торочешникова: Где было бы странно, если бы находили какие-то нарушения в действиях своих коллег. Скажите, Евгений, а вот такая схема с "левыми решениями", она специфична только для Кизляра или, судя по вашим исследованиям, подобные схемы действуют и в других судах?

Евгений Архипов: Да, действуют. Вот у нас хороший пример, когда к нам обратились представители движения "Женщины во власть". Каким-то образом рейдеры захватили их помещение в центре Москвы, было вынесено решение о вселении некого гражданина в их помещение в суде города Пензы. Судебное решение вступило в силу, соответственно, был исполнительный лист, приехал ОМОН, приехали представители судебных приставов и просто за руки, за ноги выкинули общественников из помещения.

Марьяна Торочешникова: И поделать с этим было уже ничего невозможно?

Евгений Архипов: В последующем была подана жалоба в порядке надзора, соответственно, проходит время, пока жалоба отменяется, пока…

Марьяна Торочешникова: А дело-то нашли само?

Евгений Архипов: Самого дела не нашли.

Марьяна Торочешникова: Решение есть – дела нет.

Евгений Архипов: Решение есть, а дела нет – таким вот образом действуют рейдеры. И очень часто вот такая схема используется в городе Москве. Как правило, московские помещения – вот таким образом по ним признается право собственности судами в субъектах Российской Федерации, причем в отдаленных субъектах Российской Федерации, чтобы лишить возможности человека обжаловать. Допустим, во Владивостоке или в Петропавловске-Камчатском, куда ехать далеко. Таким образом рейдеры действуют, это одна из рейдерских схем захвата собственности.

Марьяна Торочешникова: Насколько я понимаю, есть еще одна система вынесения решений без фактического рассмотрения по делу, но там более-менее соблюдается процедура. Когда речь идет о том, что решение по существу выносится во время предварительного слушания дела.

Александра Беловинская: Да, есть такое. Буквально недавно, находясь в Москве, я получила видеоматериал из республики Дагестан, в частности, из Кизляра: рассматривалось дело по иску Чигириной, рассматривал судья Магомедов. На предварительном слушании он вынес решение: оставить без рассмотрения в связи с истечением сроков.

Марьяна Торочешникова: Подачи искового заявления.

Александра Беловинская: …да-да, подачи искового заявления.

Марьяна Торочешникова: Решение было вынесено сразу же.

Александра Беловинская: Да, сразу было вынесено.

Марьяна Торочешникова: На самом деле, вот то, о чем вы рассказываете, оно, конечно, очень неприятно, но как-то не слишком страшно. Потому что речь идет все-таки о гражданских делах, там никого не сажают, люди после этого по тюрьмам не маются. Или все-таки в Кизляре и с уголовными делами свои схемы работы придуманы у судей?

Александра Беловинская: Есть тоже такая схема, очень интересная. 8 августа 2008 года председателем Кизлярского городского суда Судаловой вынесено постановление – единолично, как в 1937 году – без участия гособвинителя, без участия секретаря судебного заседания. Согласно данному постановлению, преступление совершено 4 август 2008 года.

Марьяна Торочешникова: А что это за преступление?

Александра Беловинская: Там приобретение, хранение и перевозка наркотического средства в особо крупном размере – 2 килограмма марихуаны. 4 августа 2008 года совершено преступление. 8 августа этого же года уже рассматривается уголовное дело в Кизлярском городском суде.

Марьяна Торочешникова: Через 4 дня?

Александра Беловинская: Да, через 4 дня. И самое интересное, что при рассмотрении этого дела применен Уголовный кодекс в редакции 1998 года. И за время рассмотрения или за время чего не знаю истекли 10 лет, то есть якобы преступление было совершено 4 августа 1998 года.

Марьяна Торочешникова: То есть за истечением сроков давности дело прекратили.

Александра Беловинская: Дело прекратили, да.

Марьяна Торочешникова: В один день, без гособвинителей, без судей…

Александра Беловинская: Да.

Марьяна Торочешникова: Может быть, это просто в каком-то замоте, может, это случайная ошибка в записи даты, может, речь шла действительно о 4 августа 1998 года, но судья так решила выносить решение, что…

Александра Беловинская: Вы знаете, есть УПК. Такое преступление, если это дело 1998 года, если Аюбова, которая обвиняется в совершении этого преступления, находилась столько времени в розыске, значит, там процедура должна быть совсем другая: она должна быть задержана…

Марьяна Торочешникова: Ну, может, она явку с повинной дала в 1998 году… Нет, ну, сам факт, конечно, интересен, что судья вынесла свое постановление в отсутствии кого-либо из участников процесса, и в один день все это произошло. А учитывая, что тут еще такая путаница по датам, так действительно непонятно, чему верить – то ли тому, что из-за такой нагрузки огромной на судей, о которой вы говорите…

Александра Беловинская: Нет, нагрузки как раз-таки у Судаловой и у остальных судей нет.

Марьяна Торочешникова: Есть только у одной судьи.

Александра Беловинская: Была нагрузка у судьи Кончицкой, ее вообще загружали почему-то, я не знаю почему. Четыре дела в один день могли ей передать на рассмотрение.

Марьяна Торочешникова: Ее, наверное, хотели выжить.

Александра Беловинская: Ну, не знаю, насколько ее хотели выжить. По моим предположениям, как мне говорили сами адвокаты некоторые, судьи Кончицкая брала взятки и делилась с председателем суда. Сама Кончицкая самостоятельно решение или приговор по делу вынести не могла. Она совсем не понимает в компьютере, не умеет пользоваться им, печатать, поэтому она постоянно была в зависимости от адвокатов, от председателя, от судей.

Марьяна Торочешникова: Ну, на самом деле, картинка рисуется какая-то совсем уже неутешительная. Надо понимать, что судьи в Российской Федерации назначаются президентом, лично он ставит свою подпись, их наделяют полномочиями теперь пожизненно, отменили этот испытательный трехлетний срок, против которого, с моей точки зрения, совершенно справедливо протестовали судьи. А теперь получается, что все попытки как-то навести порядок в этой системе со стороны человека, который, может быть, и заинтересован в этом, может быть, даже можно предположить, в силу личной какой-то обиды на то, что там происходило, они ни к чему не приводят. Потому что рассматривать все эти жалобы в итоге должны те самые люди, на которых, собственно, вы и жалуетесь. Ну, и что делать в этой ситуации, Евгений, в этой конкретной ситуации с Александром Беловинской?

Евгений Архипов: В этой конкретной ситуации единственно правильным решением является обращение внимания общественности, поддержка общественных организаций Александры. И в первую очередь, конечно, нужно будет поставить вопрос перед председателем Верховного суда о том, что все-таки те факты, которые были изложены, были проверены.

Марьяна Торочешникова: А почему не в Квалификационную коллегию или в прокуратуру?

Евгений Архипов: В любом случае будет отправлена жалоба в Квалификационную коллегию судей и в прокуратуру, и уже оправлена жалоба в прокуратуру, в Генеральную прокуратуру отправлена жалоба. Но понимая масштабность коррупции и круговую поруку, которая установилась между правоохранительными органами и судами, мы понимаем, что без общественного воздействия на власть, на ветви власти, естественно, мы не добьемся никаких успехов.

Марьяна Торочешникова: Мне не хочется быть пессимистом, конечно…

Евгений Архипов: Понимаете, здесь вот принципиальный момент. Нужно иметь в виду, что должно быть общественное воздействие. В данном случае мы, как представители общественности, как представители гражданского общества, будем активно отстаивать позицию Александры Ахмедовны. И подчеркиваю, что если какие-то преследования последуют в отношении Александры, мы готовы будем выступить в ее защиту, вплоть до международных органов, но это должна быть активная общественная позиция. Я не призываю сейчас рядовых граждан, я призываю правозащитные организации выступить в ее защиту.

Марьяна Торочешникова: Я не хочу быть скептиком, Евгений, но вот, посмотрите, в Хамовническом суде сидят два товарища, судят их сейчас там, и сколько же можно сидеть? Их где только не поддерживают, на уровне президентов о них говорят.

Евгений Архипов: Понимаете, здесь вот разница принципиальная существует. Предприниматели – к ним отношение определенное у общества, к сожалению, сложилось.

Марьяна Торочешникова: И тем не менее, общество выходит на митинги и поддерживает, и пикеты там стоят все время.

Евгений Архипов: Давайте, да, принципиально обозначим. Президент Российской Федерации заявил о борьбе с коррупцией. В реальности что происходит? Привлекают людей к ответственности, к уголовной ответственности за коррупцию не в высших эшелонах власти, не председателей суда, а рядовых сотрудников.

Марьяна Торочешникова: Почему, и в высших эшелонах власти. Вы дело Бульбова вспомните, пожалуйста вам. Об истории с "оборотнями в погонах".

Евгений Архипов: Понимаете, "оборотни в погонах" – это не тот уровень коррупции, который мы сейчас имеем в виду. Про силовые структуры – это отдельный вопрос. Понимаете, существуют причины и существуют последствия. В данном случае силовые структуры и правоохранительные органы борются с последствиями, но причины коррупции они не устраняют. Давайте говорить о причинах, в первую очередь причина – это то, что отсутствует политическая конкуренция в стране. Для того чтобы воздействовать на власть, необходимы политические институты.

Марьяна Торочешникова: Евгений, я вынуждена вас прервать хотя бы потому, что мы немножко отходим от темы передачи, хотя я понимаю, что это все взаимосвязано.

Евгений Архипов: Конечно, взаимосвязано. И средства массовой информации не могут доносить те факты, которые мы сейчас имеем в виду.

Марьяна Торочешникова: Ну, а зачем это? Зачем людей тревожить? Александра, у меня вот какой вопрос к вам. Вы сейчас затеяли эту борьбу, и я так понимаю, что вы желаете восстановиться на работе все-таки, в Кизлярском городском суде. А вы вообще там работать сможете после этого? Вот вы реально оцениваете ситуацию? Предположим, вас там восстановят, но вы же понимаете, что там вам жизни-то не дадут.

Александра Беловинская: Вы знаете, мне не первый раз этот вопрос задают: собираюсь ли я работать в этом суде. Вот в нынешнем составе судей и работников суда – наверное, нет, не собираюсь.

Марьяна Торочешникова: То есть вы восстанавливаетесь из принципиальных соображений.

Александра Беловинская: Ну, вообще-то, я хочу восстановить справедливость. В судах не должно такое твориться. Вообще, что я хочу сказать, на ваше заявление, что те же суды будут рассматривать ваши проблемы, вы не боитесь того, другого, пятого, десятого. Дело в том, что кто-то же должен сказать: так нельзя, ребята, надо остановиться, надо по-другому уже подойти к этой проблеме! Только наше равнодушие и порождает вот это зло. Да бог с ним, республика Дагестан далеко, да, что там, одна Беловинская, ее проблемы она сама решит или не решит и успокоится, отойдет – мы все надеемся на это. Нельзя, чтобы судьи поступали вот так вот.

Марьяна Торочешникова: Я обратилась в Кизлярский городской суд с просьбой прокомментировать заявление Александры Беловинской. Мне объяснили, что председатель суда занята в процессе, поэтому комментарии дал ее помощник Сахрат Гарунов.

Сахрат Гарунов: Во-первых, к таким заявлениям Кизлярский городской суд как бы привык. Потому что Беловинская Александра Ахмедовна не раз пыталась скомпрометировать деятельность нашего суда. Даже листовки по городу были разбросаны, размещала в интернете. А сейчас уже привыкли. И что хотел сказать по поводу того, что передаются дела адвокатам якобы для изготовления решений, - в этом вообще у нас необходимости никакой нет. У нас судьи – заслуженные юристы, три судьи – заслуженных юриста республики Дагестан. Один судья – кандидат юридических наук. У нас такой практики нет в суде. Как можно это комментировать – даже не могу сказать.

Марьяна Торочешникова: Сахрат, скажите, пожалуйста, а почему вдруг вот началась такая кампания со стороны госпожи Беловинской? Вы сказали, что она разбрасывала листовки, размещала сообщения в интернете, - это же не просто так началось, что-то там произошло. Может, у нее какие-то личные мотивы есть?

Сахрат Гарунов: Большие амбиции у Беловинской, во-первых. Но она вообще к нам в суд пришла из районного суда, Кизлярского районного суда, вроде бы большой стаж работы имелся у нее, и поэтому председатель Кизлярского городского суда рада была принять такого сотрудника. Не знали ее хорошо, поэтому взяли с удовольствием. Однако Беловинская с первых же дней работа в суде показала свой характер. Будучи закрепленной за судьей Наниковым Георгием Павловичем, заслуженным юристом республики Дагестан, она позволяла себе делать замечания ему, вмешиваться в ход процесса, будучи секретарем судебного заседания всего лишь, процессуальным лицом, которое должна просто отражать ход процесса. Она вмешивалась, делала замечания судье, сторонам по делу, как был вела себя неадекватно. За что не раз высказывались замечания судьей, жалобы на имя председателя поступали от судей. Далее потом она была закреплена за Кончицкой. Но она не могла наладить нормальную работу в коллективе, ни с судьями, ни с остальным коллективом.

Марьяна Торочешникова: Сахрат, а вот что касается заявлений о так называемой продаже судебных решений, вообще внутри суда Кизлярского председатель как-то пыталась выяснить, существуют ли такие факты действительно в городском суде, какие-то меры предпринимались, если поступали сигналы от граждан или от самой Беловинской о том, что какие-то судьи берут взятки? Какие-то проверки внутренние проводили по этому поводу?

Сахрат Гарунов: До поступления на работу госпожи Беловинской таких жалоб ни в одну из инстанций, ни в Верховный суд, ни в правоохранительные органы не было. Конечно, в каждом процессе бывает сторона проигравшая, выигравшая, довольная, недовольная, но даже недовольные стороны – не было такого, чтобы они писали заявления такие вот. А вот Беловинская почему-то это утверждает и даже говорит, что 90 процентов вынесенных решений являются коррупционными. Голословно, конечно. Проверок за последнее время в Кизлярском городском суде было даже больше, чем достаточно, благодаря Беловинской, и нарушений выявлено никаких не было.

Марьяна Торочешникова: Сказал помощник председателя Кизлярского городского суда республики Дагестан Гарунов.

Мнения, прозвучавшие в рамках передачи, могут не совпадать с официальной позицией Радио Свобода.

На волнах Радио Свобода прозвучала передача "Человек имеет право". Со мной в студии сегодня были бывшая сотрудница Кизлярского городского суда республики Дагестан Александра Беловинская и председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Евгений Архипов.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG