Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сегодня Конституционный суд России рассматривал вопрос о том, смогут ли российские суды применять с 1 января 2010 года смертную казнь в качестве меры наказания. Об уместности введения смертной казни в России - в интервью Радио Свобода священник Российской православной автономной церкви (РПАЦ) протоиерей Михаил Ардов:

- В современном мире существует некоторое заблуждение. Самым знаменитым противником смертной казни был человек, который
Самым знаменитым противником смертной казни был человек, который с христианством порвал. Это был Лев Толстой.
с христианством порвал. Это был Лев Толстой. Он в 1909 году опубликовал статью под названием "Смертная казнь и христианство", где говорил: раз сказано "не убий", то, значит, казнить нельзя. Но это поверхностный взгляд. Заповедь "не убий" (шестая заповедь) вместе с прочими девятью заповедями содержится во второй книге Ветхого Завета Исход. И сразу же после этого идут божественные предписания - карать смертной казнью различных преступников: убийц, гадалок, скотоложцев и т. д. Это Ветхий Завет, он более жесток.

В Евангелии прямо об этом ничего не говорится. Но есть два эпизода, которые объясняют проблему гораздо глубже. Евангелие от Иоанна, глава 8 - книжники и фарисеи привели к Господу женщину, взятую в прелюбодеянии, и сказали, что Моисей велел таких побивать камнями. А Господь сказал им: "Кто из вас без греха, бросьте в нее камень". В результате они все, обличаемые совестью, разошлись. Господь посмотрел на эту женщину и сказал: "Я тебя не осуждаю. Иди и впредь не греши". Заметим, что он не отменил заповедь Моисея, но казнь не состоялась. Но самый главный эпизод - момент, когда Господь уже на кресте. Там было два разбойника - один благоразумный и другой, который говорил ему: "Если ты Христос, спаси себя и нас". Иисус Христос ни свою казнь не отменил - потому что это было домостроительство нашего спасения, ни одного из этих разбойников с креста не снял.

- Две трети россиян, согласно данным социологических опросов, выступают за применение смертной казни в России. Я подозреваю, что среди них есть и некоторое количество ваших прихожан. Чем вы объясняете это?

- Это уже складывается исторически. Только в новейшие времена, которые я называю постхристианскими, мир охватывает безбрежный гуманизм, безбрежный либерализм; вместо морали - политкорректность. А наше общество во многом еще не охвачено. И когда мы слышим о каких-то чудовищных преступлениях Чикатило, каких-то террористах, то понятно, что люди считают: их надо казнить. В нашей стране это опасно. Почему? Потому что при коррумпированности и несовершенстве системы всех этих силовых структур, при несамостоятельности суда возможны ужасные ошибки. И какие-то невинные люди, обвиненные в преступлениях, будут лишены жизни.

- Есть ли такие слова проповедника, слова пастыря, которые могут утешить человека, приговоренного к смертной казни?

- В том случае, если у него есть хоть какие-то зачатки религиозной веры. Ведь почему сейчас выступают против смертной казни? Потому что ее противники не верят в жизнь будущего века. Они считают, что со смертью здесь все кончается. А тот, кто хоть в какой-то мере верит в жизнь будущего века, может быть и утешен. Но все равно для этого, конечно, нужен незаурядный пастырь.

- Вопрос не как к священнику, а к гражданину России. Нынешний шум вокруг смертной казни не представляется ли вам какой-то специально разыгранной политической комбинацией - для того, чтобы еще раз подчеркнуть, что в России пришел к власти либеральный президент?
Ни один порядочный и добрый человек на вершину никакой республиканской власти не дойдет. Политика - всегда грязь.


- Все, что говорят эти люди - всегда, на мой взгляд, какие-то политические игры. Ничего человеческого в их высказываниях, как правило, не бывает, хотя они это все облекают в какие-то человеческие формулировки.

- То есть вам ни Дмитрий Медведев, ни Владимир Путин - люди, которые публично осеняют себя крестным знамением - не близки?

- Совершенно не близки. Я современную российскую власть называю казнокрадократией. Вообще-то, кроме того, что я православный священник, я еще и монархист. Почему монархия предпочтительней любой республики? Потому что при монархии есть вероятность, что у власти встанет человек достаточно порядочный, добрый и умный. А что касается порядочности выборных людей, - я уверен, что это невозможно. Ни один порядочный и добрый человек на вершину никакой республиканской власти не дойдет. Политика - всегда грязь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG