Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Книжное обозрение” Марины Ефимовой. Крестовый поход капитализма: биография Эйн Рэнд.





Александр Генис: Нынешний экономический кризис подвергает серьезному испытанию всю рыночную систему. Но именно поэтому особый интерес вызывала новая биография легендарной романистки Эйн Рэнд, которая объявила крестовый поход капитализма.
У микрофона - ведущая "Книжного обозрения" "Американского часа" Марина Ефимова.

Anne Heller. Aynd Rand and the World She Made
Анна Хеллер. “Эйн Рэнд и созданный ею мир”

Марина Ефимова: На обложке одной из новых биографий помещена фотография Эйн Рэнд с приколотым к платью золотым значком в виде доллара - значком, который она носила постоянно и демонстративно. Эйн Рэнд (урожденная Алиса Розенбаум), иммигрировавшая из Петербурга молоденькой девушкой в 1926 году, стала одной из самых известных и самых спорных литературных фигур в Америке 30-х, 40-х и даже 50-х годов. Убежавшая от ужасов советского коммунизма и коллективизма, Эйн Рэнд стала страстным проповедником капитализма и индивидуализма – то есть всего противоположного. Она написала два романа, знаменитые не столько своими художественными достоинствами, сколько социально-философскими идеями: “Источник” и “Атлас расправил плечи”. В последнем романе главный герой – изобретатель Джон Галт - возмущенный распространением идей коллективизма и вмешательством правительства в рыночную экономику, организует забастовку капиталистов, которая должна показать Америке, без кого она не может обойтись. Галт говорит народу:

Диктор: “Мы всегда были не теми, кто брал, а теми, кто давал. Но мы только сейчас это, наконец, осознали. Мы не претендуем на то, чтобы являться вашими представителями... у нас нет никаких требований... мы не стремимся придти ни к каким компромиссам... Вам нечего нам предложить, потому что мы в вас не нуждаемся”.


Марина Ефимова: Я представляю, с какой сладостной мстительностью повторяли эту горделивую речь молодые последователи Эйн Рэнд - приверженцы чистого капитализма, поклонники предпринимательского гения, который, творя для себя и обогащая себя, уже одним этим походя обогащает мир. Через полвека режиссер Оливер Стоун (отчасти восхищаясь речью Галта, отчасти пародируя ее) вложил в уста финансиста Гордона Гекко – героя фильма “Уолл-Стрит” - изречение, ставшее в Америке 90-х годов притчей во язытцах: “Greed is good!” – “Алчность – это хорошо!”.
Эйн Рэнд, с ее подсоветским опытом, так боялась малейших элементов социализма и коллективизма, что с водой выплескивала младенца. Поэт и эссеист Алексей Цветков писал о ней, по-моему, совершенно справедливо:

Диктор: “С ее точки зрения коллективизм отрицателен абсолютно, а эгоизм, который она наряжает в платье англо-саксонского индивидуализма – абсолютно положителен. Все “социальные добродетели” - безусловно вредны, желание помочь ближнему - фактически порочно”.

Марина Ефимова: В сущности, Эйн Рэнд была идеалисткой. Как интеллектуалы предыдущего поколения идеализировали идеи Маркса, идеи социализма и коммунизма, так Рэнд идеализировала капитализм и беспримесную рыночную экономику. Хеллер пишет:
Диктор: “По ее теориям, капитаны индустрии должны были быть людьми такими же творческими, талантливыми и неотразимыми, какими бывают хорошие художники или мыслители. Они должны были быть достойными членами того “братства одаренных и успешных”, чья забастовка в романе “Атлас расправил плечи” поставила мир на колени. Однако реальные бизнесмены чаще всего совершенно не соответствовали ее идеалу, и она проявляла к ним не больше симпатии и интереса, чем другие интеллектуалы”.


Марина Ефимова: В книге Хеллер “Эйн Рэнд и созданный ею мир” самое драматичное и самое интересное – не философия Эйн Рэнд (и тем более не ее литература), а ее личность и судьба. Герои ее романов – ходячие принципы, даже архитектор Говард Рорк – герой “Источника” - хотя в него и пытался вдохнуть жизнь чаровник Гарри Купер - в фильме, поставленном по роману. Зато сама Эйн Рэнд – “Смелая, энергичная, яркая, дерзкая, жестокая и... саморазрушительная личность”.


Диктор: “В 1949 году 45-летняя Рэнд жила в Калифорнии с мужем, бывшим актером Фрэнком О’Коннором, и царила в кружке своих последователей, когда среди них появился 19-летний Нэйтан Брэндан. Рэнд немедленно и страстно влюбилась, и немедленно и страстно начала руководить жизнью юноши, преданного её идеям, но совершенно сбитого с толку. Она назначила Брэндана своим духовным наследником и своей правой рукой в группе молодежи, которая ее окружала и которая практически превратилась в секту. Когда Нэйтан, получив работу, переехал в Нью-Йорк, Рэнд последовала за ним. Она вмешалась в его любовную жизнь, познакомилась с его подругой, настояла на их женитьбе, а после этого завела с ним уже совершенно не платонический роман. При этом требовала, чтобы оба супруга были в курсе дела. В конце концов, Нэйтан Брэндан сбежал от чар проповедницы “разумного эгоизма” и за это был отлучен от ее культа. Когда Рэнд умерла, на ее похоронах были выставлены охранники, задачей которых было не допустить Брэндана”.


Марина Ефимова: Рецензент книги Адам Хирш пишет, что эта “психологическая драма, продолжавшаяся несколько десятилетий, похожа на историю Федры - только переписанную Эдвардом Олби”.
Секта, созданная Эйн Рэнд, продолжала существовать и после “предательства” Брэндана. (Позже она превратилась в “Институт Эйн Рэнд”). Об этой секте Анна Хеллер пишет:


Диктор: “Рэнд зачаровала многих юношей и девушек, и они цитировали речь ее героя Джона Галта так истово, словно читали из Матфея, Марка, Луки или Иоанна. Любопытно, что свою группу Рэнд назвала “Коллектив” - саркастически имитируя советский стиль. На деле это должен был быть союз свободных талантов. Но свободные таланты не удерживались в “Коллективе”, поскольку не могли слепо следовать идеям своего лидера”.


Марина Ефимова: Одним из очарованных Рэнд юношей был Алан Гринспэн, будущий гуру американских финансистов и глава Национального Резервного банка. Но его увлечение идеями Рэнд прошло вместе с юностью. Во время недавних финансовых скандалов, связанных с безоглядным стяжательством фирмы “Энрон”, именно Гринспен в речи перед выпускниками Нью-йоркского университета сказал, что если бизнесмены и финансисты будут руководствоваться только законами, и не будут следовать элементарным требованиям нравственности, это может повлечь за собой развал экономики. После скандала с “Энроном” лозунг “Алчность – это хорошо!” заметно полинял.
Но буквально в последние месяцы интерес к идеям Эйн Рэнд снова ожил, продажа ее книг заметно увеличилась, и появились даже сразу две новые ее биографии. Этот интерес явно вызван готовящимися реформами в сфере медицинского обслуживания в Америке и вероятностью введения государственного сектора медицины. И я думаю, что в такой момент столкновение идей чистого рынка и идей государственного контроля – может быть чрезвычайно плодотворным. Оно поможет соблюсти необходимый баланс и избежать как разорительных растрат и хаоса тотального социализма, так и бесчеловечной жестокости тотального рынка.
XS
SM
MD
LG