Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Предсказатель. Теория игр и бомба в Иране.




Александр Генис: График Обамы сейчас перенапряжен. С одной стороны - сложная внутриполитическая ситуация: поражение демократов на губернаторских выборах и решающая фаза битвы за медицинскую реформу. С другой стороны - нужно принимать решение о том, как вести войну в Афганистане. И за всеми этими неотложными делами, как тикающая бомба, вопрос, что делать с Ираном.
Сегодня весь мир хочет узнать, доберется ли Иран до ядерного оружия. И вот в "Нью-Йорк Таймс мэгэзин" появляется пространный очерк Клайва Томпсона, который рассказывает о человеке, обещающем - с помощью научного прогноза - ответить на этот вопрос.
Я попросил Владимира Гандельсмана познакомить наших слушателей с этим материалом.

Владимир Гандельсман: Многие интересуются, а Брюс Буэно де Мескита ЗНАЕТ. Поговорим об этой американской Кассандре. Есть такой миф, что уши Кассандре вылизали храмовые змеи, когда она заночевала в храме, да так чисто вылизали, что он стала “cлышать” будущее. Кто вылизывал уши Брюсу? Он один из наиболее знаменитых теоретиков прикладных игр. Он профессор Нью-Йоркского университета и член ученого сообщества в Стэнфорде, он широко известен в академических кругах своей работой на тему политики выживания и сосуществования разнополярных миров. Но в области национальной безопасности и политики тех, кто отвечает за коллективные решения своих стран и стран одной коалиции, он еще более известен как Кассандра. 29 лет он оттачивает компьютерную модель, позволяющую предсказывать всевозможные ситуации, в которых разные стороны могут быть описаны в своих попытках убеждения или принуждения друг друга. С начала 80-х годов он работал на ЦРУ и сделал более тысячи предсказаний. Ныне рассекреченные данные говорят о том, что он предсказывал в два раза точнее, чем собственные аналитики ЦРУ.

Александр Генис: Что, собственно говоря, он предсказал? Давайте начнем с нескольких конкретных примеров.

Владимир Гандельсман: Примеров, повторяю, тысячи. Ну, скажем, Брюс предрекал приход Юрия Андропова к власти в СССР еще задолго до того, как другие эксперты начали говорить о том, что такое вообще возможно. Он предсказал, что Гонконг перейдет под юрисдикцию Китая за двенадцать лет до того, как это произошло...

Александр Генис: Как же он это делает? Какова техника его пророчества?


Владимир Гандельсман: Коротко говоря, он собирает информацию у лучших посредников (брокеров), вводит ее в компьютер и получает моментально результат.

Александр Генис: Но это коротко. О таком стоит поговорить более подробно.

Владимир Гандельсман: Когда корреспондент “Нью-Йорк Таймс” Клив Томпсон побывал у Буено де Мескита дома в Сан-Франциско, он увидел бодрого 62-х летнего мужчину, высокого, с седой шевелюрой. Брюс раскрывает видавший виды компьютер с полустертой от непрерывного употребления клавиатурой и показывает таблицу с данными по Ирану и его будущему. Таблица включает в себя 90 игроков. Среди них иранский президент Ахмадинеджад, Верховный лидер Али Хамейни, консул по безопасности в ООН, иранские радикалы и прочие. Нужно быть специалистом в теории игр, чтобы углубляться в детали. Но вот, что ясно: теория игр основана на том, что люди ищут наилучший для себя жизненный вариант. Он знает, что люди эгоистичны, люди – те, которых Брюс “разыгрывает” в своей компьютерной программе, – со своими убеждениями, со своими знаниями о конкурентах и так далее. Рациональный математический подход возможен, потому что, по убеждению Брюса, люди рациональны в достижении своих целей. Мать Тереза была рациональным человеком. Террористы - рациональны. Он считает, что нерациональны только дети до 2-х лет и шизофреники.

Александр Генис: Но прежде, чем понять, что люди собираются делать, преследуя свои рациональные интересы, мы должны понять, кто влияет на ситуацию, которую просчитываем, не так ли?

Владимир Гандельсман: Это одна из сложнейших проблем. Если мы говорим о проблемах национальной безопасности, возможно, это - государственный секретарь, может быть это министр обороны, директор национальной разведки, может быть посол в ООН, или кто-то еще. Нюанс здесь, по мнению Брюса, таков: существует множество людей, которые формируют решение, и если мы хотим получить верный прогноз, мы должны уделить внимание каждому, кто пытается формировать результат, а не только людям на вершине пирамиды принятия решений.

Александр Генис: А откуда берется информация?

Владимир Гандельсман: Брюс не скрывает своих источников: Интернет, “The Economist”, “The Financial Times”, “The New York Times”, “U.S. News”, “World Report” - из множества подобных органов, или из опроса экспертов, которые всю свою жизнь изучают эти проблемы. У них есть эти данные: кто те люди, которые пытаются повлиять на решение, насколько эти люди сильны, насколько для них важно это дело, и чего они хотят? Это и означает быть экспертом, это основная информация, которой эксперт должен обладать.

Александр Генис:
Хорошо, давайте вернемся к Ирану и к предсказаниям о его - и нашем – будущем.

Владимир Гандельсман: Брюс задает несколько вопросов и пытается на них ответить. Вопросы таковы: что Иран будет делать со своей программой ядерного вооружения? Насколько безопасен теократический режим Ирана? Каково его будущее? И наш лучший друг, Ахмадинежад – что его ожидает в будущем? Как у него пойдут дела в следующем году или через год? Итак. Иран, - говорит Брюс, - удовлетворит потребность в проявлении национальной гордости, произведя достаточно топлива, чтобы провести исследования и продемонстрировать, что они могут сделать ядерное оружие, но все же недостаточно, чтобы сделать, собственно, бомбу. В Иране есть люди, в том числе и президент Ирана, которые хотели бы не только построить бомбу, но и протестировать ее. Однако, по мнению нашего предсказателя, сила его исчезает, в 2011 его никто уже не поддерживает. Брюс демонстрирует графики. Влияние этой группы стремительно сокращается, так что, в результате, будет создано достаточно энергии для исследований, но не для бомбы. Кто выиграет и кто проиграет в Иране? Ахмадинежад слабеет, и хотя ему уделяется много внимания в США, он не является ведущим игроком в Иране и его роль уменьшается.

Александр Генис: Ну что ж, предсказание обнадеживает. Хотя место для ошибки все равно остается - ведь Брюс предсказывает с точностью до 90%.

Владимир Гандельсман: Ну, это мощная точность. Его фирма обслуживает не только США, но еще 23 страны. Сам он себя волшебником не считает. Он говорит, что может прогнозировать сложные переговоры или ситуации с применением силы. Он работает с тем, что является сутью политики, и с тем, с чем часто сталкиваются в бизнес. Но, к сожалению бизнесменов, он не может прогнозировать фондовый рынок... Он говорит: “Я этим не занимаюсь. Я не занимаюсь угадыванием случайных чисел, хотя мне постоянно звонят люди, которые хотят узнать, какой номер выиграют в лотерее. Я понятия не имею”.

Александр Генис: Интересно, что математическим аппаратом, которым пользуется Брюс, вероятно, обладают тысячи ученых.

Владимир Гандельсман: Но тут, наверное, надо вспомнить о тех самых ушах Кассандры, которые умеют слышать “будущее”. В конце концов, гений рационально необъясним. Одна ученая женщина, профессор Брауновского университета, сказала как раз об этом: “Мистер Брюс Буено Мескута полагает, что дело в моделировании и теории игр, - у него с этим все в порядке, но дело в другом - он гений интервью, опросов, где имеет значение все – от выбора клиента до интонации его голоса”.

Александр Генис: Что ж, троянцы не поверили Кассандре, и получилось довольно скверно.

Владимир Гандельсман: Но Вашингтон - не Троя, ЦРУ доверяет Брюсу, и будем надеяться, что это поможет в сохранении мира на земле, потому что если мы знаем направление движения, мы сможем найти пути, как договориться с врагом, чтобы изменить его поведение.
XS
SM
MD
LG