Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Алексей Дымовский и его обращение к премьеру Путину – безусловный хит недели.

Но почему?

В тексте, с которым выступил майор, нет ничего такого, что могло бы послужить откровением для любого российского гражданина.

Получил от непосредственного начальника очередное звание в обмен на обещание посадить человека – вот самое конкретное обвинение, выдвинутое Алексеем Дымовским.

Общие рассуждения о коррупции в милиции – тоже не новость, а суровая реальность, данная нам в ощущениях.
И жалобы на зарплату в 14 тысяч и нечеловеческие условия труда вряд ли могут кого-то впечатлить – многие живут и работают в ситуации куда более жесткой.

Первая причина такой популярности, наверное, в том, что не часто действующие милиционеры выступают с неанонимными разоблачениями в Интернете. В жанре обращения к премьер-министру – и того реже, точнее сказать, тут Алексей Дымовский стал первопроходцем.

Но, кажется, главная причина такого внимания к сбивчивому выступлению майора не в этом.

Дело в том, что оно поддается очень многочисленным толкованиям.

Может это быть искренним криком души? Да, может. Может это оказаться интригой против собственного начальства, затеявшегося уволить Дымовского? Почему бы нет? Чьим-то подкопом под министра Нургалиева эти заявления могут быть? И эта теория не должна отвергаться сходу. Еще штук пять объяснений поступку новороссийского майора можно легко найти – и все они будут в глазах общества в равной степени обоснованны и достоверны. Или наоборот.

Такая множественность версий - это признак слабого, почти дистрофичного государства, в котором возможно все. И граждане это если не знают, то чувствуют. И обостренное внимание к обращению Алексея Дымовского – это не любопытство и не стремление к правде. Это тревога за собственную жизнь, которая в окружении этого государства и проходит.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG