Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Третьего ноября в Вестминстерском аббатстве отпевали лорда Ральфа Дарендорфа, мыслителя, политика, чиновника, британского барона. Речи и молитвы о демократии под строгими сводами многовекового оплота британской культуры не резали слух и звучали совершенно естественно.

Ральф Дарендорф был членом Бундестага и в возрасте 40 лет в 1969 году вошел в правительство Вилли Брандта. Он стал комиссаром Евросоюза от Германии, заняв пост, являвшийся пределом мечтаний для чиновника того времени. Но он не стал брюссельским бюрократом, а предпочел должность директора Лондонской школы экономики. В 1988-м Дарендорф получил британское гражданство, а в 1993-м "самый любимый немец в Британии после принца Альберта (мужа королевы Виктории)" стал британским пэром, получив дворянский титул вопреки сопротивлению Маргарет Тэтчер. Уникальное участие Дарендорфа в политическом процессе сразу двух европейских стран, однако, вторично по сравнению с его академической и интеллектуальной значимостью.

"Один из главнейших европейских мыслителей и интеллектуалов" (по словам немецкого канцлера Ангелы Меркель), немец, глубоко переживавший последствия нацизма, Дарендорф выявил и назвал четыре фактора, которые "привели к Аушвицу", сделали нацизм в Германии возможным. "Общество и политика в Германии" считается лучшей книгой по истокам немецкого фашизма. Предостережение Дарендорфа: проблема Германии в том, что немцы на все ищут абсолютные ответы и сильного лидера, который воплотил бы эти ответы в реальность, – крайне актуально для сегодняшней России.

Дарендорф уточнил и учение Маркса, первым показав, что в ХХ веке сила не у того, у кого деньги, а у того, у кого власть. Он говорил, что конфликт – нормальное явление и его нужно уметь разрешать, а не избегать. "Жизнь непроста и не должна быть проста, – писал Дарендорф. – Сложности делают ее богаче. Давайте научимся с этим жить". Демократия – способ жить с конфликтом. В этом фундаментальный принцип учения и жизни Дарендорфа: человек должен быть личностью и активным гражданином, а государство – создавать условия для развития и свободы индивидуума, чтобы граждане сами совершенствовали свое общество.

В 15 лет, не будучи евреем, Дарендорф попал в польский концлагерь за распространение антинацистских листовок. Его отец был активным социал-демократом – но сам он не пошел готовой отцовской дорогой, так как считал, что распределительный подход социал-демократов превращает людей в иждивенцев, и выбрал в политике и жизни тот путь, который больше соответствовал его убеждениям либерала.

Он писал свои научные труды стилем, который легко понять и интересно читать. Он не поддавался жесткой моде уподоблять социологические тексты инженерным чертежам. Он связал с обществом целый институт – Лондонскую школу экономики и политических наук.

В нынешней России, где слово "демократия" используется с уничижительным оттенком, а "свобода личности" является понятием теоретическим, можно – и справедливо – кивать на довлеющее государство и запутанный политический режим. А можно, обратясь к опыту Дарендорфа, стараться их активно изменить, не становясь при этом радикалом и отщепенцем.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG