Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Париж простил, но не забыл


Ангела Меркель и Николя Саркози почтили память неизвестного французского солдата.

Ангела Меркель и Николя Саркози почтили память неизвестного французского солдата.

Одиннадцатого ноября – годовщина окончания Первой мировой войны, во многих странах проходят памятные мероприятия.

Самое значимое случилось сегодня в Париже: Ангела Меркель первой из канцлеров Германии отметила день Компьенского перемирия присутствием у Триумфальной арки в Париже. Вместе с президентом Франции Николя Саркози канцлер почтила память неизвестного французского солдата. О символическом значении этого акта - парижский корреспондент РС Семен Мирский:

- То, что произошло сегодня в Париже, в одном ряду с событием такой же важности - 22 января 1963 года, когда на ступенях Елисейского дворца тогдашний канцлер Германии Конрад Аденауэр и президент Шарль де Голль обменялись долгим рукопожатием после подписания документа о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи между Германией и Францией.

- Франция и Германия - локомотивы европейской интеграции, родители нового межнационального общества, европейского народа. Однако эти страны в течение веков были главными противниками в борьбе за влияние на континенте. Войны между ними исчисляются десятками. Это наследие войн все еще чувствуется во Франции?

- И даже весьма. Это наследие того самого прошлого было предметом очень концентрированных и компактных речей, которые произнесли сегодня у Триумфальной арки Николя Саркози и Ангела Меркель. Президент Саркози, например, напомнил, что теперь, после недавней кончины в возрасте 110 лет последнего французского солдата, участвовавшего в Первой мировой войне, нельзя допустить, чтобы история вытеснила живую память о событиях тех лет. Ангела Меркель сказала, что "франко-германская дружба - это чудо, и все мы знаем, какой ценой мы заплатили за то, чтобы эта дружба стала реальностью".

- Рядом с Триумфальной аркой, где сегодня произошла трогательная церемония, есть мемориальная доска, установленная в связи с тем, что Эльзас и Лотарингия возвращены под контроль Франции. Франция уступила эти территории в последней трети XIX века.
Эльзас и Лотарингия по сей день разделяют классическую судьбу народов, живущих на границе. Это история людей с разорванным чувством принадлежности

- Эльзас и Лотарингия по сей день разделяют классическую судьбу народов, живущих на границе. Это история людей с разорванным чувством принадлежности. Иногда говорят - мы живем во Франции, но наше сердце в Германии. А ранее жители Эльзаса и Лотарингии после войны 1871 года, которую, напомню, Пруссия выиграла, говорили: наше тело находится в Германии, но у нас душа французов.

- Немцы не раз брали Париж. В последний раз это было во время Второй мировой войны. Ангела Меркель поклонилась праху французского солдата, который погиб, сражаясь против немцев. Париж простил?

- Париж простил, но не забыл. В ходе Первой мировой войны на полях сражений погибли один миллион 400 тысяч французских и примерно два миллиона немецких солдат. Это очень глубокие раны, нанесенные двум странам и народам. Да и не с Первой мировой войны все началось. Современница Наполеона госпожа Жермен де Сталь, написавшая в 1814 году знаменитую книгу "О Германии", которую по сей день учат во французских школах и университетах, пыталась уже тогда бороться с предрассудками, которые царили во Франции в отношении немцев. Писала о немецких добродетелях, о прусском идеализме, дисциплине и порядочности, об их склонности к философии, поэзии, музыке и точным наукам. Но это понимала только элита. В народе же царили иные представления. И немец здесь представал, прежде всего, агрессивным воякой, мечтавшим о том, чтобы отхватить еще кусок Франции, выпить ведро пива и сожрать три фунта колбасы с капустой. Немцы, разумеется, платили французам той же монетой, рисуя французов народом пустым, ветреным, похотливым и трусоватым. Я говорю об этих клише, окрепших в ходе двух мировых войн, чтобы подчеркнуть, какой путь должен был быть пройден для того, чтобы церемония, о которой мы говорим, вообще могла иметь место.

Своими мыслями об историческом примирении Франции и Германии поделился с РС также немецкий историк и журналист Ханс Воллер:

- Два дня назад они стояли рядом у Бранденбургских ворот в Берлине. Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Николя Саркози. Сегодняшний день, день окончания Первой мировой войны, традиционно пышно отмечается во Франции. И впервые в такой день в Париже в церемониях участвует канцлер Германии.
В культуре Франции воспоминания о Первой мировой глубоко укоренен

Немецкий подросток, если впервые окажется в любой французской деревне, удивится обязательному памятнику жертвам Первой мировой и невероятно длинному списку павших в той войне. Но все равно ему будет трудно понять, почему во Франции так серьезно отмечают этот день. Дело в том, что та война изрядно выкосила мужское население Франции, а на севере и востоке страны опустошила огромные территории. Поэтому в культуре Франции воспоминания о Первой мировой глубоко укоренены. И это можно понять: здесь нет ни одной семьи, которая не имела бы своего личного сюжета в этой общенациональной драме.

Начиная со своего вступления в должность президент Саркози подвергается критике за часто спорные символические жесты и попытки использовать события истории Франции для улучшения собственного имиджа и популярности. Многие видят и в сегодняшней церемонии у Триумфальной арки, проведенной с участием Ангелы Меркель, попытку оставить в памяти потомков картину, похожую на совместное появление Франсуа Миттерана и Гельмута Коля у могил Вердена. Да и намерение Саркози пойти еще дальше и превратить 11 ноября в день немецко-французского примирения и сделать его в обеих странах праздничным, пока имеет не много шансов осуществиться, в первую очередь, с немецкой стороны.

В Германии считают экономически невозможным позволить себе еще один нерабочий день, да и в самой Франции у Саркози по этому вопросу немало противников. В коллективной памяти французов 11 ноября еще долго будет, в первую очередь, днем славной победы над немцами в войне, которая хотя и обескровила Францию, но обошлась без позора оккупации Парижа и всей страны. И все же отныне, следуя воле лидеров стран, празднование 11 ноября будет посвящено немецко-французскому примирению.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG