Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сегодня на сцену Малого зала Московской Консерватории выйдет молодой, но уже знаменитый альтист - гражданин Великобритании Максим Рысанов.

Для участия в персональном филармоническом абонементе он выбрал музыку Баха, Брамса и Добринки Табаковой и пригласил своих друзей: скрипачей Бориса Бровцына и Александра Ситковецкого, виолончелистов Кристину Блаумане и Бориса Андрианова и альтистку Юлию Дейнеку.

- Это абонемент, который принадлежит мне, - объясняет Максим Рысанов. - Филармония мне выделила возможность сыграть три концерта в год в Малом зале консерватории. И я за это с удовольствием взялся. Несмотря на огромные финансовые проблемы - как вы знаете, у филармонии денег особо нет, - очень помогает энтузиазм моих коллег и друзей: они приезжают за совсем символические деньги. Сейчас состоится российская премьера струнного Септета Добринки Табаковой. Это произведение не звучало в России. Но в начале программы прозвучит Бранденбургский концерт Баха номер 6. Вообще, он имеет странную историю: говорят, что это не шестой, а первый из концертов, что он написал по заказу какого-то богатого дяди. Это очень знаменательное произведение: в нем - два солирующих альта. Ну, и самое, конечно, для меня интересное - квинтет Брамса, Опус 115, который написан для кларнета и струнного квартета; кларнетовую партию буду исполнять я - на альте. Брамс сам сделал эту обработку. Видимо, он знал, что где-нибудь в середине и в конце ХХ века появятся альтисты, которые смогут это сыграть. Потому что это очень трудно технологически - и совершенно гениальная музыка.

- Только от вас зависит, что именно вы играете и с кем именно вы играете?
Я выбираю программу, я выбираю исполнителей. И я стараюсь, чтобы альт имел в произведениях не второстепенное значение, а играл лидирующую роль

- Да, это полный карт-бланш: я выбираю программу, я выбираю исполнителей. И я стараюсь, чтобы альт имел в произведениях не второстепенное значение, а играл лидирующую роль.

- Меняется ли что-нибудь эмоционально от того, что, допустим, партия кларнета играется на альте?

- Очень сильно меняется. И на мой взгляд - конечно, на эту тему можно долго спорить, - улучшается. Особенно если дело касается романтической музыки. Я слышал очень много действительно великолепных, первоклассных кларнетистов, - и даже в исполнении этих монстров мне не хватает какой-то эмоции. Я думаю, что это очень просто объяснить за счет вибрации. У кларнета неописуемо красивый звук, но в нем нет вот этой страсти; для меня он несколько отстраненный. И кларнетовые сонаты Брамса, и кларнетовое трио Брамса - тоже записанное мною, - как мне кажется, "работает" лучше на альте. Может быть, это потому, что я на нем играю и знаю, как это можно выразить. Но отец у меня был кларнетистом.

- Если можно, несколько слов про Добринку Табакову. Мне ее несколько лет назад показал Роман Минц, и она произвела на меня неизгладимое впечатление.

- Мы дружим очень тесно, сотрудничаем уже больше 10 лет. Она стала для меня писать, когда нам было по 20 лет. Первое произведение она написала для меня - это была сюита для сольного альта без аккомпанемента, a capella. Она может работать совершенно в любом стиле: вторая сюита - для альта и струнного оркестра в старинном стиле, третья - сюита в джазовом стиле... Мне кажется, самый большой плюс Табаковой - то, что она не боится писать мелодию.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG