Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Медведев назначит ответственного за Северный Кавказ


Россия услышала второе послание президента Дмитрия Медведева.

Россия услышала второе послание президента Дмитрия Медведева.

В четверг президент России Дмитрий Медведев выступил с посланием Федеральному Собранию. В своей речи российский лидер уделил внимание проблемам Северного Кавказа. Медведев сообщил, что для стимулирования развития социально-экономической ситуации в данном регионе, для повышения уровня жизни и содействия ликвидации безработицы он поручает правительству страны в течение полугода сформировать перечень инвестиционных проектов, которым будет оказана адресная поддержка государства.

"Скажем откровенно, уровень коррупции, насилия, клановости в северокавказских республиках беспрецедентный", - отметил Медведев. Он призвал бизнесменов - выходцев с Северного Кавказа, проживающих в других регионах России, помочь своим родным республикам. Правительству поручено к 2010 году разработать критерии эффективности работы ведомств на Северном Кавказе, а в кабинете министров появится ответственный за положение дел в этом регионе.

Также президент РФ поддержал идею создания всекавказского молодежного лагеря:

- Считаю, что молодые люди разных национальностей и конфессий должны иметь возможность и для совместной учебы, и для совместного отдыха.

Владимир Кара-Мурза: "Ситуация на Кавказе - самая серьезная внутриполитическая проблема страны. Уровень коррупции, насилия и клановости в северокавказских республиках беспрецедентен", - заявил президент Медведев, выступая с посланием к Федеральному Собранию. По мнению главы государства, "должен быть человек, лично ответственный за положение дел в регионе". Каждый российский президент в свое время пытался ответить на вопрос, как быть с Кавказом. И всем им приходилась в поиске ответа то назначать специального человека, то поручать его функции министру более общего профиля. На этот раз пока неясно, кого президент видит оптимальным кандидатом на эту должность - федерального чиновника либо известного и уважаемого представителя самого кавказского региона. О том, обеспечат ли изменения к лучшему на Кавказе те предложения, которые сформулированы в президентском послании, мы говорим с бывшим спикером Государственной думы и секретарем Совета безопасности России Иваном Рыбкиным и председателем Исламского комитета России Гейдаром Джемалем. Уловили ли вы что-то знакомое в тех предложениях, которые прозвучали сегодня в президентском послании?

Иван Рыбкин: В принципе, само послание рекордное по продолжительности - сто минут, много подробностей. Это, по сути дела, расширенное толкование статьи президента "Россия, вперед!". Там был конспект, там была, как говорят, квинтэссенция, а здесь подробный план действий, рассчитанный далеко не на те два года предстоящего президентства, а на гораздо более длинный срок. С обращением впервые, я бы сказал, непривычно жестким в адрес правительства. И конечно, я отметил для себя подробное повествование о ситуации на Кавказе. Вообще могу сказать, что слушая внимательно президента, я во многом с ним соглашался в анализе ситуации, в анализе того, что происходит на самом деле в стране. Это был анализ, диагноз, а вот как лечить эту застарелую болезнь, которая во многом проистекает от того, что в последнее десятилетие страной управляют активные люди, но, в принципе, с малой компетенцией в целом по вопросам политики, экономики и по Северному Кавказу, в частности.
Что касается неких новаций в предложениях президента, здесь, в частности, пока о Северном Кавказе, насколько я понимаю, я ничего особенного не заметил

Что касается неких новаций в предложениях президента, здесь, в частности, пока о Северном Кавказе, насколько я понимаю, я ничего особенного не заметил. Должность спецпредставителя правительства по Северному Кавказу в принципе была. Им был Виктор Петрович Поленичко, который погиб на Кавказе, был личным другом Виктора Степановича Черномырдина. Потом был Сергей Михайлович Шахрай, в разные годы Аркадий Иванович Вольский, Михайлов Вячеслав Александрович, министр по национальной политике, очень опытные люди все. Довелось быть и секретарям Совета безопасности разным в разное время, и в том числе Лобов был Олег Иванович полномочным представителем. Был и Лебедь Александр Иванович. И после Лебедя пришлось заниматься проблемами Северного Кавказа и мне, равно как и Валентину Степановичу Власову, который многие месяцы провел в зидане, тюрьме горной у сепаратистов. Но, подчеркну, полномочный представитель президента есть и сейчас, мы о нем в этой студии с вами говорили – это недавний генеральный прокурор Устинов. От правительства действительно есть раздробленность в ответственности. В мое время таким ответственным представителем был Георгий Васильевич Курин в ранге вице-премьера правительства. Все шло в правительстве через него. Человек чрезвычайно авторитетный, который с Николаем Ивановичем Рыжковым восстанавливал Спитак после известного землетрясения.

Владимир Кара-Мурза: Согласны ли вы, что должен быть какой-то один человек, который бы нес личную ответственность за положение дел в северокавказском регионе?

Гейдар Джемаль: Вы знаете, этот вопрос совершенно неуместен в контексте нынешней ситуации, нынешнего режима и тех
Во имя кого, от имени кого и ради чего такой человек будет на Северном Кавказе? Что он там будет осуществлять и проводить с учетом тех политических векторов, которые сегодня определяют политическое пространство внутри России?
обстоятельств, которые складываются на Северном Кавказе. Потому что во имя кого, от имени кого и ради чего такой человек будет на Северном Кавказе? Что он там будет осуществлять и проводить с учетом тех политических векторов, которые сегодня определяют политическое пространство внутри России? Я считаю, что концепция, выдвинутая Дмитрием Анатольевичем, является достаточно откровенной попыткой создать противовес все более растущему влиянию Рамзана Кадырова, который технически и выступает в роли такого полномочного представителя единственного, то есть он претендует, по крайней мере, чтобы быть единственным диктатором на Северном Кавказе. Но эта фигура не устраивает Дмитрия Анатольевича Медведева, поскольку она представляет совершенно откровенно совершенно иной блок, силовой блок, связанный с Путиным. И само заявление Медведева в таком контексте свидетельствует просто о том, что он косвенно с этой ролью Кадырова не согласен. То есть он не принимает эту роль как само собой разумеющуюся, которая самодостаточно обеспечивает все, что необходимо там обеспечивать, и говорит, что надо там некоего полномочного представителя. Естественно, вряд ли это имеется в виду сам Рамзан Кадыров. То есть, это еще один образец некоей "тандемности", иными словами, соперничество двух ветвей власти.

Я думаю, что идея сама по себе безнадежная, потому что можно было бы список, который приведен уважаемым господином Рыбкиным, продлить вплоть до наместника Кавказа Ермолова или еще дальше, и ситуация все будет одна и та же. Это непрерывная борьба центра с Северным Кавказом, а Северного Кавказа с центром. Поэтому на сегодняшний день Кадыров со своей кровавой диктатурой, со своим правлением, основанном на страхе, является временным и, конечно, чудовищным, но единственным ответом, который центр припас для народов Северного Кавказа. Кадыров сегодня действует уже и в Дагестане, и в Ингушетии, его подразделения проводят операции, в которых гибнут мирные жители, которые не имеют отношения к Чечне. Недавно убит рядом с Нальчиком Макшарип Аушев – это федеральное преступление, оно произошло за пределами родной республики Аушева, за пределами Ингушетии. И такого рода операции проводились кадыровцами и раньше: убийство Байсарова на Ленинском проспекте в Москве, многие другие убийства в Москве и за границей. Я думаю, что лично, допустим, у Евкурова не хватило бы ни ресурсов, ни людей, ни технологий, да скорее всего и желания осуществить подобную расправу. А что касается так называемых федералов, это, я думаю, просто было не нужно, я имею в виду федералам как федералам, а не их чеченскому сегменту.

Владимир Кара-Мурза: Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения, полностью поддержал инициативу президента.

Александр Дугин: Конечно, на Кавказе должен быть представитель президента. Кавказ - это особая геополитическая реальность. Этим представителем должен быть человек, компетентный в вопросах кавказской политики, геополитики. Я знаю несколько людей, которые по-настоящему компетентны в вопросах Кавказа, они практически все живут, работают или раньше работали в Южном федеральном округе, в Ростове, занимали там определенные посты. Их очень мало, поскольку проблематика Кавказа - это как высшая математика. Что касается этнической принадлежности, я абсолютно убежден, что должен быть русский. Ошибка полагать, что русские не могут понять Кавказ, русские прекрасно понимают Кавказ, не все, конечно, далеко не все, но есть люди, которые глубоко чувствуют и понимают совокупность вызовов и проблем, которые сейчас решаются в этом самом главном узле России.


Полный текст программы появится на сайте РС в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG