Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ульяновский “Левый берег”




Марина Тимашева: В Ульяновском Музее современного искусства имени Пластова открылась художественная выставка творческого объединения "Левый берег". Если бы художники этого объединения выставили свои картины во времена Хрущева, то угодили бы в “модернисты-абстракционисты”. Но тогда они еще только родились, а во время перестройки, когда впервые начали выставляться, их рассматривали как альтернативу официальному искусству. Теперь – считает Сергей Гогин, многие их работы воспринимаются, как вполне традиционные.


Сергей Гогин: Творческое объединение “Левый берег” родилось в 1987 году. Своим названием оно обязано тем, что трое из его участников - Рамиль Идрисов, Алексей Соколов и Сергей Маёршин - преподавали в одной и той же Детской школе искусств, которая находится в левобережной части Ульяновска, разделенного Волгой. Потом к ним присоединились еще трое: Виталий Герасимов, Евгений Сидоров и Евгений. Это было открытое сообщество художников-неформалов, которых, при всей их непохожести, объединяло одно: писать то, что хочется и как хочется, и показывать это миру. Говорит художник Сергей Маёршин.


Сергей Маёршин: Желание выставиться, конечно, было огромное. У нас не было ничего - ни выставочных залов, ни корочек Союза художников. Как сейчас говорят, мы были непрофессионалами. На хлеб насущный мы зарабатывали какой-то официальной работой, по восемь часов в день, и еще и рисовали. Мы не боялись ошибиться, мне кажется, в своих картинах, поэтому они были такие.


Сергей Гогин: Сюжеты картин “Левого берега” - бытовые, мифологические, библейские. Письмо смелое, размашистое, крупное, много краски, которой не жалеют и часто даже не смешивают. Соколов и Идрисов писали многие свои картины не кистью, а мастихином (это такая металлическая лопаточка), и очень быстро, на пике эмоций. У Алексея Соколова, например, есть целая серия петухов, самых разных, а также джазовая серия: “Красный джаз”, “Желтый джаз”, “Голубой джаз”, и так далее. Эти работы он действительно делал под музыку. Это очень эмоциональная живопись, поэтому во многом - ассоциативная. Иногда трудно понять, что происходит на картине, но свобода и буйство красок впечатляют. Говорит сотрудник Музея имени Пластова Ольга Королева.


Ольга Королева: Такой прием письма не нов, где такое красочное месиво, кажется, что немножко какая-то неряшливость здесь есть, кажется, что это ребенок делал. Каждый раз, когда говорят, что это какая-то мазня-пачкотня, что “мой внук или внучка может еще лучше нарисовать”, я всегда говорю: “Дайте карандаш, краски - пусть он попробует, и вы увидите, что так не получится, это точно”.


Сергей Гогин: Член Ульяновского Союза художников Борис Склярук говорит, что “Левый берег” привлекал к себе внимание тем, что эпатировал публику.


Борис Склярук: Мы им предоставили полную возможность выставиться, а они воспользовались нашими стенами, нарисовали там лозунг “Долой Союз художников!”. Такой эпатаж был нам не по нутру, согласитесь. Ну, вот по поводу Соколова. Телепортаж. И он устраивал некий цирк: поставил планшет перед камерой, выдавливал из тюбиков краски, этого петуха рисовал. Ну, я тоже могу сделать этого петуха за 15 минут. И сколько этих петухов у него уже есть? Ну, он другую краску взял. Ну и что? Это программа, великое достижение или просто баловство?

Сергей Гогин: Рамиль Идрисов вспоминает.

Рамиль Идрисов: В те времена там были худсоветы: вот так вот правильно, так - неправильно, тут ты умеешь рисовать, тут ты не умеешь, а где ты учился? А просто хотелось рисовать. Хочет человек нарисовать чего-то, и эта эмоция, которая им владела, была реализована. Как бы это шло на фоне возрождения традиций русского авангарда.


Сергей Гогин: Художники “Левого берега” не придумали ничего принципиально нового, - говорит заведующая Музеем современного искусства имени Пластова и куратор выставки Елена Сергеева.


Елена Сергеева: Вот у них была своя традиция искусства первой трети 20-го века. Это было не только у нас, в Ульяновске, это было в Москве и повсеместно. Просто оно имело какие-то свои локальные окраски. В какой-то степени художники больше уходили в абстракцию, в экспрессионизм. А мне это было интересно как раз по степени выражения, по той свободе.


Сергей Гогин: Марина Уральцева, поклонница искусства “Левого берега”, говорит, что для нее эти работы ассоциировались с “оттепелью”.


Марина Уральцева: Вообще для меня, то, что сейчас пытаются назвать “эпохой “Левого берега”, для меня картинка яркая, яркая, как открытка о том времени. Кстати, Ромка Идрисов свои картины не называл картинами и творчеством, он говорил “картинки”. Вот это был просто выплеск энергии. Они не ставили никаких целей, не писали себе программы никакой, жили, может быть, вопреки серым будням. И, вдруг, вот эта “Кошка, играющая с бенгальским огнем в три часа ночи”.

Сергей Гогин: “Ленивая кошка, которая любит играть с бенгальским огнем в три часа ночи” - название картины, о которой Рамиль Идрисов вспоминает с удовольствием.

Рамиль Идрисов: Мне попалась какая-то испорченная краска, она тянулась, как жевательная резинка. Вот это свойство подошло к теме. А у меня как раз в мастерской жил кот. Этот кот, как все звери, очень непосредственный, то есть как-то не очень его интересовало, что думают о его действиях окружающие. Вот в этой картине - то же самое, мне понравилось это состояние, там есть реальное движение.


Сергей Гогин: Движение было не только в картинах, художники “Левого берега” двигались и к людям, например, выходили с красками и мольбертами на улицы города, писали прилюдно вместе с учениками, вовлекали в процесс случайных прохожих. Заведующая Музеем современного искусства Елена Сергеева говорит, что художники “Левого берега” оказались со своими идеями в нужное время в нужном месте - время масштабных перемен в обществе совпало с их личным взрослением.


Елена Сергеева: Они не могли появиться раньше. Понимаете, они дозрели как раз, они ведь молодыми пришли в искусство. Будучи старше, они, может быть, стали бы соизмерять то, что они могут делать, с тем, что происходит. Вот они как раз окунулись в это во все очень четко во времени - перестройка, там непонятно что, открывались какие-то свободы. Поэтому они выставки-то могли показать свои.

Сергей Гогин: Выставка “Левого берега” это собрание картин из частной коллекции ульяновского архитектора Александра Капитонова, которому эти работы были подарены художниками.


Александр Капитонов: Мы дружили с этими художниками, они дарили, легко расставались со своими картинами, потому что это были искренние, не коммерческие художники, они работали для людей, поэтому так мало дорожили, может быть, своим искусством.


Сергей Гогин: Сегодня объединение “Левый берег” не существует, большая часть художников разъехалась по разным городам. Коммерчески успешным из них стал только Евгений Сидоров. 20 лет назад работы “Левого берега” воспринимались почти как откровение, сегодня это, скорее, страница в истории изобразительного искусства, хотя, когда смотришь на эти картины, общение праздника возвращается.

XS
SM
MD
LG