Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Парижские платья Марины Цветаевой


Марина Цветаева (слева) в Праге, 1923 г.

Марина Цветаева (слева) в Праге, 1923 г.

В Чешском культурном центре в Москве было представлено новое издание писем Марины Цветаевой к чешской писательнице, переводчице русской литературы Анне Тесковой. Эта переписка охватывает 17 лет - с 1922 по 1939 годы. На презентации был показан документальный фильм "Русские облачка дыма", сделанный в 2007 году на чешском телевидении на основе архива семьи эмигранта Владимира Попова.

Письма к Анне Тесковой, старшей подруге Марины Цветаевой, переводчице Владимира Соловьева и Достоевского, выдерживают уже четвертое издание. В книге, подготовленной усилиями редакторов Национальной библиотеки Чешской республики, Дома-музея Марины Цветаевой и издательства "Русский путь", впервые по рукописям восстановлены купюры, сделанные в первом пражском издании 1969 года. Какие фрагменты нельзя было напечатать, объясняет научный редактор книги Валентин Масловский:

- Это некоторые политические высказывания Марины Ивановны, не очень лояльные, мягко говоря, советской власти. Их публикация могла привести к запрещению ее изданий в СССР. Но основную массу купюр составляли вещи, связанные с семейными отношениями Марины Ивановны. Семейная ситуация - это прежде всего Марина Ивановна и Ариадна Сергеевна Эфрон. Отношения были очень напряженные, очень тяжелые. Двум адресатам Марина Ивановна писала честно и откровенно - Вере Буниной и Анне Тесковой.
Та эпоха – это тонкий интеллигентный культурный фон, жизнь очень интеллигентных людей, которые оказались в чужой среде и начинали адаптироваться

Ариадна Эфрон, дочь Цветаевой, в тридцатые годы вслед за отцом приобретает просоветские убеждения, и это становится основой конфликта в семье.

О драматизме работы над книгой говорит директор издательства "Русский путь" Галина Чеканова:

- Книга, которую невозможно прочитать, оставшись равнодушным. Это письма женщины к женщине, это письма подруги. Действительно, о многом она не могла рассказать своим коллегам по перу, с которыми тоже, естественно, переписывалась. Читая, невольно как-то примеряешь эту ситуацию на себя. Вот она описывает свой трудный быт. Думаешь: а как бы я справилась с этими жуткими печами, с этими кастрюлями, с добыванием пищи? Начинается конфликт с дочерью - и невольно как-то прокручиваешь эту ситуацию: а как бы я себя повела?

Директор Чешского культурного центра Власта Смолакова говорит о том, почему книга писем Марины Цветаевой сопровождается показом архивного документального кино:

- Не существует фильма, тематически посвященного Марине Цветаевой, и мы сочли возможным объединить две программы. Та эпоха, мир женщины представлен в этом фильме – это такой тонкий интеллигентный культурный фон, жизнь очень интеллигентных людей, которые оказались в чужой среде и начинали адаптироваться. Они старались сохранить свою культуру и заодно соприкасаться с Чехословакией. Первый президент, основатель Чехословакии, был очень интеллигентным и образованным человеком, писал о Достоевском. Ему сразу стало понятно, что надо помогать русским, которые не хотели после Октябрьской революции оставаться в красной России. Он знал, что эти беженцы - интеллектуальный слой, который ищет приюта в Европе и будет очень полезным.

Один из самых успешных русских эмигрантов, предприниматель Владимир Попов снимал своих дочерей и жену, их отдых, их спортивные занятия, их наряды, круг общения, в который попадали писатели и философы. Цветаевой среди этих людей нет. Но, глядя на эти трогательные черно-белые кадры, невольно вспоминаешь зависть советских писательниц к парижским платьям Марины Цветаевой, которые ей самой казались бедными обносками…
XS
SM
MD
LG