Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто съел таблетки от гриппа


Примерно 60 процентов лекарств россияне покупают за свой счет.

Примерно 60 процентов лекарств россияне покупают за свой счет.

Эпидемия "свиного" гриппа вызвала ажиотажный спрос на соответствующие лекарства и рост цен на них. Причины значительного подорожания противовирусных препаратов и общей нестабильности на российском фармацевтическом рынке в интервью Радио Свобода анализирует директор центра маркетинговых исследований компании "Фармэксперт" Давид Мелик-Гусейнов.


Федеральная антимонопольная служба уже заявила о начале проверки обоснованности роста отпускных и розничных цен на противовирусные лекарства. Маркетиноговое исследование фармацевтического рынка, проведенное аналитической компанией "Фармэксперт" с 15 сентября по 15 октября, показало, что в среднем по стране цены на группу препаратов для лечения и профилактики острых респираторных вирусных заболеваний выросли на 5 процентов, причем в некоторых регионах рост цен доходил до 20 процентов. Ситуация на рынке в этом году сильно отличается от обычной?


— Стоит отметить, что цены на препараты для лечения и профилактики ОРВИ увеличиваются ежегодно. Сезон роста начинается в октябре и заканчивается в марте. В этот период цены росли и до "свиного" гриппа и, я думаю, будут расти и после. Принцип — "два шага вперед и шаг назад", то есть после окончания сезона цены несколько корректируются вниз, однако к "досезонному" уровню не возвращаются. Но в этом году рост цен выражен сильнее.


— Чем это объясняется?

Мы обращаемся к дистрибьютору: почему повысились цены? Дистрибьютор отвечает: мы цены не повышаем, а действуем в рамках фиксированной наценки 20 процентов

— Вот конкретный пример. Аптека в Южном федеральном округе говорит: мы получаем прайс-лист от дистрибьютора, где, допустим, "Арбидол" стоит 130 рублей за упаковку. Но дистрибьютор предупреждает, что с завтрашнего дня цена на этот препарат будет повышена. И действительно, на следующий день приходит прайс-лист того же самого дистрибьютора, где "Арбидол" стоит уже не 130, а 180 рублей за упаковку, хотя данный препарат относится к группе жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств. Мы обращаемся к дистрибьютору: почему повысились цены? Дистрибьютор отвечает: мы цены не повышаем, а действуем в рамках фиксированной наценки 20 процентов. Цена производителя увеличилась — стоимость препарата в абсолютном выражении выросла. Но компания, которая производит препарат, говорит, что цены на него не повышала.


— Как такое может получиться?


— Ситуация складывается так, что рыночные мониторинговые методы не позволяют определить, на каком именно этапе повышается стоимость. Так что я считаю, что это здравая инициатива — привлечь соответствующие ведомства, которые на конкретных примерах смогли бы разобраться, где же происходит это "переключение" цены. Конечно, любая связанная с ажиотажем нестабильность влечет за собой увеличение стоимости соответствующей продукции. Как только где-то появляются признаки ажиотажного спроса, товаропроводящая цепочка начинает более активно работать с ценой. Но лекарства — это все-таки социально важный товар. Подавляющее большинство препаратов для лечения и профилактики гриппа входят в список жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств, и наценки на них жестко регулируются на законодательном уровне. В таких конкретных случаях завышения цен надо, конечно, разбираться.


— Сложившееся положение дел характерно только для России?


— Сегодняшняя нестабильная ситуация, связанная с ростом цен на препараты для лечения и профилактики гриппа, как и положение, сложившееся в начале этого года, когда цены на лекарства в связи с девальвацией рубля за очень короткое время выросли на 25 процентов, — все это звенья одной цепи. И они говорят нам о том, что система лекарственного обеспечения в России требует очень существенных изменений. Почему на Западе при ажиотажном спросе и каких-то макроэкономических катаклизмах население не чувствует на себе проблем, связанных с дефектурой (то есть с отсутствием в аптеках) лекарственных средств, с повышением цен, и так далее? Потому что там работает цивилизованный принцип страхового лекарственного обеспечения. Если человек заболел, он приходит к врачу (или врач приходит к больному на дом) и тот выписывает ему официальный рецепт — не так, как у нас, когда врач пишет свои рекомендации буквально на салфетке, не беря на себя ответственность за лечение. Человек с этим рецептом приходит в аптеку и получает по нему лекарство бесплатно. У нас же в России 60 процентов медикаментов приобретается за средства потребителей. Поэтому мы очень чутко реагируем на повышение цен, на отсутствие препаратов в аптеках. Мы сами создаем ажиотажный спрос.


— В чем это выражается?


— За примерами далеко ходить не надо: буквально вчера сам наблюдал в аптеке, как пожилая женщина просила у провизора и "Терафлю", и "Тамифлю". Два совершенно разных препарата, из разных терапевтических групп, один жаропонижающий, другой противовирусный — но человек, не разбираясь, покупает оба. Не факт, что они ему нужны, не факт, что он ими воспользуется в ближайшее время. А другой человек, который придет в эту аптеку через час, этих препаратов уже не получит, хотя они ему нужны. В российской системе здравоохранения катастрофичный масштаб самолечения — мы сами себе врачи и сами себе провизоры, приходим в аптеку и "назначаем" препараты. Именно эффект самолечения сказался на том, что спрос стал неуправляемым — ажиотаж поднялся такой, что его невозможно было ни предугадать, ни рассчитать, ни оценить необходимый объем запасов. Дефицит сейчас есть даже в крупных субъектах федерации, в частности, в Москве. Я лично вчера проехал аптек двадцать и ни в одной не смог найти оксолиновую мазь — копеечный препарат, еще с советских времен все его знают. Такая же ситуация с некоторыми противовирусными препаратами — найти их можно, но очень сложно. Что же касается препаратов, которые не попали в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств, в частности, "Тамифлю"... Красная цена ему в рознице — полторы тысячи рублей. Некоторые компании предлагают его сейчас и по пять, и по пять с половиной тысяч рублей. Мне кажется, что такое "предпринимательство" на данном виде продукции не совсем корректно — оно дополнительно усугубляет ситуацию.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG