Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Американцы обожают рейтинги. 100 лучших книг всех времен и народов. 500 самых популярных кулинарных рецептов. 200 выдающихся брюнетов в истории человечества. Совершенно необязательно, что, ознакомившись со списком, американец станет читать эти книги или готовить эти блюда. И уж вовсе никакого практического применения нельзя найти брюнетам. Просто американцу приятно, что в мире есть порядок, и всё стоит на своем месте. Как правило, он даже не интересуется, кем и по каким критериям составлен рейтинг.

В сущности, вопрос "Кто самый главный в мире?" тоже лишен смысла. Журнал Forbes никогда прежде таких рейтингов не составлял. А тут вдруг взял и составил. Но попытался сделать это осмысленно.

В список вошли 67 не самых влиятельных, как сообщили некоторые российские средства информации, а самых могущественных людей мира.

Почему цифра не круглая? Составители сочли, что во власти каждого должно находиться в среднем по сто миллионов человек. Разделили человечество – получилось 67 властителей.

Если бы объем власти определялся только количеством подчиненных, на первом месте всегда был бы китайский лидер. Но Ху Цзиньтао Forbes присудил второе место, потому что важно, чтобы власть распространялась за пределы национальных границ. В этом отношении Бараку Обаме трудно составить конкуренцию.

Естественно, имеется в виду, в том числе, и власть над умами и душами. Поэтому на 11-м месте в рейтинге папа Бенедикт XVI, чья паства насчитывает более миллиарда человек, а сразу за ним премьер Италии Сильвио Берлускони, опередивший всех своих европейских коллег, – он не только глава правительства, но и медиа-магнат.

Кроме того, фигурант списка должен располагать значительными финансовыми ресурсами и не только номинально находиться у власти, но и активно ею пользоваться. Поэтому Владимира Путина Forbes поставил на третье место, Игоря Сечина – на 42-е, а Дмитрия Медведева – на 43-е.

По всем вышеперечисленным причинам в рейтинге начисто отсутствуют политики малых стран Европы – самых удобных для жизни, самых безопасных. Но такой критерий, как благо народа, рейтинг Forbes не предусматривает.

В том же номере журнала опубликован список семи самых выдающихся исторических фигур, составленный Генри Киссинджером. На первое место маститый политолог поставил Юлия Цезаря, на второе – китайского императора Шихуана (III век до н. э.), на третье - Петра I. Далее следуют Ганди, Наполеон и Тедди Рузвельт, а замыкает семерку "каждый президент США, начиная с 1945 года". Иными словами, в последнем случае не человек красит место, а место человека.

Интересно, что в списке ста самых влиятельных персон этого года по версии журнала Time ни Путина, ни Ху Цзиньтао вообще нет – они пришли к финишу соответственно 121-м и 122-м. Как видим, между властью и влиятельностью большая разница. Вторую строчку (натурально, после Обамы) Time отдал создателям интернет-сервиса Twitter Джеку Дорси и Бизу Стоуну, а третью – Джиму Креймеру, который ведет телевизионное шоу "Бешеные деньги" и учит американцев инвестировать средства; при этом он, не стесняясь в выражениях и невзирая на лица, агрессивно критикует финансовую политику правительства.

Но самый занятный рейтинг – "50 самых могущественных людей в Вашингтоне" - я нашел в глянцевом журнале GQ (Gentlemen's Quarterly). Составители этого списка исключили как заведомо самых-самых президента, вице-президента и членов их семей. Получилось: на первом месте Ром Эмманюэль – руководитель аппарата Белого дома, регулирующий "доступ к телу" первого лица, на втором – министр обороны Боб Гейтс, на третьем – председатель Федеральной резервной системы Бен Бернанке.

Справедливо. Далее следует сонм политиков и лоббистов, а на 38-й позиции стоит персональный помощник президента Реджи Лав. На американском политическом жаргоне его должность называется body man – "человек тела", а по-русски – личный адъютант или, если угодно, камердинер. На 46-м месте оказалась стилист первой леди Икрам Голдман, на 47-м – вашингтонский ресторатор Ашок Баджай, на 48-м – левый форвард Washington Capitals Александр Овечкин, а замыкает полусотню Джош Уолман – глава приемной комиссии частной школы Sidwell Friends, в которой учатся дети президента и всей вообще вашингтонской элиты.

Этот рейтинг несколько циничный и неполиткорректный, но зато реалистичный. Постельничие, виночерпии и брадобреи спокон веку были влиятельнее иных министров: "Не торговал мой дед блинами, не ваксил царских сапогов..."

Любой рейтинг, будь то оценка экспертов или результат опроса, плод сиюминутных настроений. Как принято говорить в таких случаях, история всё расставит по местам. Например, в феврале 1952 года рейтинг президента Гарри Трумэна из-за Корейской войны рухнул до 22 процентов (самый плохой показатель Буша-младшего – 25 процентов). А сегодня Трумэн считается одним из лучших президентов в истории Америки.

Впрочем, кто она такая, эта история? Ее тоже пишут люди.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG