Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ЖЖ, ФСБ и свобода


Правозащитник из Самары Александр Лашманкин

Правозащитник из Самары Александр Лашманкин

Самарские правозащитники в пятницу получили приглашения на беседу в местное управление ФСБ. Чекисты пояснили, что правозащитник Александр Лашманкин подозревается в распространении в интернете материалов экстремистского содержания.

Утром 11 ноября сотрудники самарского управления Федеральной службы безопасности вручили приглашения на беседу со следователями ФСБ самарскому правозащитнику Александру Лашманкину, правозащитнице Людмиле Кузьминой и журналисту Максиму Калачу. Людмила Кузьмина сообщила, что она приглашалась для дачи показаний, по материалам проверки, проводимой по факту обнаружения в "Живом журнале" Александра Лашманкина призывов к осуществлению экстремистской деятельности:
Нет никаких структур, работающих на государственную безопасность. Есть те, кто работает на вышестоящего руководителя

- Пригласили исключительно из-за того, что нет никаких структур, работающих на государственную безопасность. Есть те, кто работает на вышестоящего руководителя. И я подозреваю, что в ФСБ позвонили из каких-нибудь губернаторских, или каких-то с ними связанных структур. Поэтому я вижу в этом чистую коррупцию. Само вручение приглашения – нонсенс: не входит в мои обязанности гражданина ходить и пояснять все, что написано, например, в "Живом журнале", - кем бы это ни было написано, и если даже это мной прокомментировано. Это мое мнение об органах власти, о жизни. Что за странное приглашение? Ради этого приглашения люди получили восьмичасовой рабочий день и прискакали во двор жилого дома караулить гражданина, когда еще не было восьми часов утра.

По словам Александра Лашманкина, экстремизм в его "Живом журнале" заключался в комментарии, где он высказал недоумение по поводу преследования за экстремистские высказывания в "Живом журнале" самарского блогера Дмитрия Кирилина:

- Я считаю, закон о противодействии экстремистской деятельности является антиправовым, направленным на создание возможностей для преследования людей за их убеждения, за их политическую деятельность, которая просто более или менее радикально оппозиционна.

Александр Лашманкин и Людмила Кузьмина отказались явиться на беседу в самарское управление ФСБ. Там побывал третий приглашенный оппозиционер - журналист Максим Калач. По его словам, его допрашивали по поводу комментария, который Максим сделал в "Живом журнале" Александра Лашманкина.
Я считаю, закон о противодействии экстремистской деятельности является антиправовым, направленным на создание возможностей для преследования людей за их убеждения, за их политическую деятельность

Александр Лашманкин связывает интерес к нему со стороны Федеральной службы безопасности не с его блогерской деятельностью, а с публикацией на страницах возглавляемого им инфорагенства критических материалов о самарском губернаторе:

- Когда мне вручали приглашение для явки в ФСБ, мне отказались сообщить причину приглашения. Я являюсь редактором самарского правозащитного информационного агентства "Свобода". Недавно мы распространили ссылку на статью о злоупотреблениях бюджетными средствами со стороны губернатора Самарской области, о его роскошном образе жизни. Мы напечатали информацию об обращении председателя движения "Гражданская инициатива" Валерия Карлова президенту Российской Федерации с требованием отправить губернатора Самарской области Владимира Артякова в отставку и привлечь его к уголовной ответственности.

Александр Лашманкин не исключает, что в ближайшее время у него может быть проведен обыск, и против него может быть возбуждено уголовное дело по обвинению в призыве к экстремистской деятельности.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG