Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что представляет собой современная грузинская журналистика


Ирина Лагунина: 10-11 ноября в Тбилиси проходила конференция, на которой обсуждались проблемы развития средств информации Грузии. Состоялась презентация специального исследования, которое представило медиаландшафт страны, но главное – состоялось обсуждение различных проблем развития журналистики. Рассказывает Олег Панфилов.

Олег Панфилов: Прежде чем я задам вопросы участнику конференции медианалитику Звиаду Коридзе, упомяну лишь несколько фактов, отличающих Грузию от стран бывшего Советского Союза: в Конституции страны есть статья, запрещающая создание государственных средств информации, в Грузии также практически отсутствует институт аккредитации, также в Уголовном кодексе отсутствуют статьи, преследующие журналистов за их профессиональную деятельность.
Однако условия – не гарантия свободной прессы. Что на самом деле происходит в грузинской журналистике?

Звиад Коридзе: То, что вы перечислили, это, конечно, есть так. Но практика допускает только одно отличие – это то, что до сих пор уже пятый год идет закон о вещании в действии, пока еще не решен вопрос о статусе аджарского телевидения - это бывшее государственное телевидение, которое вещало в Аджарской автономии.

Олег Панфилов: Тот самый рупор Аслана Абашидзе, который вещал в республике.

Звиад Коридзе: Это до Аслана Абашидзе вещало на Аджарию, в советское время, в 80 году был создан государственный комитет по телевидению в Аджарской автономии. Во время Аслана Абашидзе это была телекомпания, которая вещала чуть ли не на всю Европу и Малую Азию, на сателлит почему-то выпустили этот канал.

Олег Панфилов: Потому что на этом канале на шести языках говорилось о жизнедеятельности Аслана Абашидзе.

Звиад Коридзе: Даже на итальянском, потому что его зять итальянец. Но статус этого канала пока не решен. Надеюсь, что до конца года этот вопрос тоже решится. На всех остальных каналах отсутствует государство как соучредитель или как единоличный владелец. Проблема не в том, что правительство легально участвует или нет в этих медийных вопросах. Самая главная проблема в том, что правительство вмешивается неактивно в редакционную политику, но оно всячески старается, чтобы пропагандистское поле грузинского электронного медиа было очень велико. И этому способствует другая сторона, что уровень соблюдения профессиональных стандартов, этических норм со стороны журналистов низок.

Олег Панфилов: Вы говорите о том, что если говорить о другой стороне, это те оппозиционные каналы, которые….

Звиад Коридзе: Вообще это общая проблема журналистов. Исследователи медиа, аналитики, журналисты сами когда говорят, что, допустим, "Рустави-2" – это пропагандистский канал правительства. Да, это так. Но другие аналитики говорят: а что "Маэстро" - это не оппозиционный канал? Да, это оппозиционный канал. Даже с такой же остротой как "Рустави-2" освещает правительственные новости и вообще действия правительства и то, что хочет правительство, с такой же активностью "Маэстро" или "Кавкасия" освещают проблемы оппозиции. И получается, что когда простому гражданину, который вечером вернулся домой, сидит у телевизора, он смотрит один канал, смотрит другой канал, естественно, когда их сопоставляет, не получается истинная информация, потому что что-то важное где-то теряется между информацией одного и другого канала.

Олег Панфилов: Мы чуть позже будем говорить о международных стандартах или тех стандартах, которые существуют в грузинской журналистике. Чтобы продолжить разговор о медиа-пространстве, давайте затронем другие виды средств информации. Что происходит с радио?

Звиад Коридзе: С радио получается, что общепопулярный формат радио в Грузии – это музыкально-развлекательные радио, от "Классической ФМ" до застольных песен.

Олег Панфилов: Но мы будем говорить о радиостанции, которая передает застольные песни.

Звиад Коридзе: Многие такие радио, которые только застольные песни.

Олег Панфилов: Они такие же правительственные и оппозиционные или нет?

Звиад Коридзе: Они конкурирующие. Здесь не играет особой роли, правительственные или не правительственные. Было время, что радио "Не горюй" больше популярные частушки, застольные песни, и это радио было очень популярно в машинах, в такси, маршрутках. Даже были такие моменты, когда в некоторых ресторанах прямо включали радио, это радио играло. Потом появилось странное радио "Авторадио". На этом радио музыкальная часть была русская попса, 70-80 годы и сегодняшние. Но именно такая музыкальная окраска. Вдруг получилось в один прекрасный день, была группа, которые говорили, что это недопустимо, чтобы такое радио было, и менеджер этого канала вдруг снял всю российскую попсу. Кстати, очень интересно "Не горюй" и "Авторадио" в один холдинг входят.

Олег Панфилов: Третий вид средств информации - это газеты. Насколько я понимаю, они практически все оппозиционные за исключением нескольких газет, которые пытаются сохранять какой-то нейтралитет.

Звиад Коридзе: В принципе есть газеты, которые соблюдают, стараются во всяком случае соблюдать нейтралитет. Если возьмем две газеты "Резонанс" и "24 часа", эти две газеты, они по настроению противоположные, но они всячески стараются не оставлять факты без внимания и беспристрастно подойти к этой информации. Да, все особенно еженедельные газеты, они оппозиционные, во всяком случае, так говорят. Я когда читаю эти газеты, перестал читать одну газету. У меня просто такая болезнь, что читаю все газеты и каждое утро покупаю газеты. И вдруг я заметил, что перестал читать одну газету. Это самая толстая газета, чуть ли на 48 страниц. Заметил, что эта газета не столько оппозиционная, сколько в виртуальный мир переводит читателя. Очень странно, когда читаешь газету, где ты хочешь найти информацию, что происходило в течение последней недели или что ожидает в ближайшее время, потому что есть какие-то информационные подборки. А там заметил одно, что вдруг печатают какие-то записки охранника Сталина, какой великолепный был Лаврентий Павлович Берия руководитель. Там почему-то брифинг бывший президента Эдуарда Шеварднадзе, который каждый понедельник утро проводил такие брифинги. И вдруг в этой газете продолжается эта традиция до сих пор, журналисты подходят к Шеварднадзе, каждый понедельник дает интервью. Там какие-то гороскопы, белая, черная магия. Это абсолютно виртуальный мир. И когда читаешь эту газету, чувствуешь, что ты не в этой стране живешь.

Олег Панфилов: Это коммерческая газета, которую хорошо покупают.

Звиад Коридзе: Но подсрочно там создается такая реальность, что надо жить в этом мире, потому что в том мире, в реальном мире, где такое правительство, там нельзя жить. Я думаю, что это ошибочный маркетинг.

Олег Панфилов: Звиад, когда говорят внутри Грузии или международные организации, что в Грузии проблемы со свободой слова, какие это проблемы?

Звиад Коридзе:
Все, что мы перечислили сейчас, эти проблемы создают проблемы свободных медиа. Это чисто субъективный фактор - соблюдение профессиональных стандартов. Если ты соблюдаешь эти стандарты, то ты не будешь создавать те газеты и писать те статьи, которые встречается.

Олег Панфилов: Получается, что виноваты сами журналисты?

Звиад Коридзе: Это с одной стороны. Это проблема чисто журналистская, этому никто не мешает. Вторая проблема то, что если журналисты будут соблюдать это правило, они не будут настроены так, чтобы показали то, что кому-то нравится, они будут показывать то, что реально есть. И когда ты показываешь, что реально есть, уже нет места пропаганде, ни антиправительственной, ни проправительственной. Просто не должно быть места пропаганде.

Олег Панфилов: Какой выход из этой ситуации?

Звиад Коридзе: Первое вот это - соблюдение профессионализма. И второе, очень важное, особенно это касается электронных медиа, потому что там вопрос владения и вопрос финансирования канала - это дело закона, и поэтому должно быть прозрачно и все должны знать, что реально кто владелец в Грузии телеканалов, не имеет значения, какого они редакционного направления. И проблема финансирования, чтобы реально знали люди, те каналы, которые пользуются общественным благом, то есть они вещают на этих частотах, люди должны знать, что компания, которая расходует 8 миллионов долларов и рекламные доходы полтора миллиона, откуда деньги идут, кто их финансирует, насколько легально финансируют. Если это просто альтруисты появились, которые лишь бы грузинское телевидение показывало все, что показывает – это другой вопрос. Я думаю, что таких альтруистов мало или вообще нет. Если для электронных медиа это законное требование граждан, то насчет газет и радио это тоже должно быть дело чести, они должны декларировать, потому что люди должны знать, граждане должны знать. Особенно в деле печатных медиа журналисты получают зарплату именно от доходов, которые идут от наших граждан, которые утром выходят, покупают газеты, потому что рекламы в грузинских газетах очень мало.
XS
SM
MD
LG