Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кризис и экология: правительство Камчатского края объединяет природные парки полуострова


Ирина Лагунина: Правительство Камчатского края объединяет природные парки полуострова «Быстринский», «Налычево», «Южно-Камчасткий» и «Ключевской» . Они войдут в единое учреждение «Вулканы Камчатки» - по мнению чиновников, это позволит сократить расходы на содержание управленческого аппарата. Российские экологи напоминают, что парки Камчатки являются объектами всемирного природного наследия ЮНЕСКО. По данным защитников природы, новый статус парка «Вулканы Камчатки» позволяет ослабить охранный режим его территорий, а также разрешает строительство трубопроводов и разведку полезных ископаемых. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Объект всемирного наследия «Вулканы Камчатки» - место, любимое многими российскими и зарубежными туристами. Сюда приезжают ценители дикой, нетронутой природы для того, чтобы полюбоваться гейзерами и вулканами, сплавиться по горным рекам, покататься на собачьих упряжках и понаблюдать за удивительными птицами и животными. Здесь водятся снежный баран, каменный глухарь, росомаха, рысь, камчатский бурый медведь, лось, имеются колонии черношапочного сурка. На Камчатке гнездятся дикие утки, гуси, лебеди, белоплечий орлан. Словом, внимание ЮНЕСКО к этим паркам вполне понятно. Правительство Камчатского края планирует объединить парки «Быстринский», «Налычево», «Южно-Камчасткий» и «Ключевской» в единый природный парк «Вулканы Камчатки». Как заявил министр природных ресурсов Камчатского края Юрий Геращенко, которого цитирует интернет-издание «Регионы России», «объединение парков позволит повысить эффективность управления и контроля в области функционирования особо охраняемых территорий. Сократятся расходы на содержание управленческого персонала – вместо четырех директоров будет один, вместо четырех бухгалтеров – два, и так далее», пояснил Геращенко. Объединение природных парков должно завершиться до 1 января 2010 года. Получить комментарии руководителей камчатских природных парков не удалось. Против объединения выступили активисты «Гринпис». По мнению сотрудников организации, под видом оптимизации управления парками власти Камчатки существенно ослабляют охранный режим территорий. Новый статус парков позволяет строить на их территории трубопроводы и производить разведку полезных ископаемых. Доктор биологических наук, профессор Российского университета Дружбы Народов, член Всемирной комиссии по охраняемым территориям Александр Никольский тревогу экологов не разделяет….

Александр Никольский: Самое главное и самое интересное заключается в том, что Камчатка и большая часть территории полуострова является памятником всемирного природного наследия ЮНЕСКО и это очень серьезно и ответственно для России. Дело в том, что когда государство подает в ЮНЕСКО заявку с предложением о внесении того или иного объекта в памятник всемирного наследия, неважно, культурного или природного, то первое главное и основное, о чем, грубо говоря, договаривается государство с ЮНЕСКО – это то, что государство берет на себя обязательства всемерно заботиться о данном памятнике. И вот здесь, конечно, как мне кажется, главная интрига создавшегося прецедента заключается в том, насколько государство может вот эти свои обязательства подтвердить или, наоборот, нарушить. Если речь идет о природных парках, то нужно знать, что такое природный парк. А природный парк – это категория особо охраняемых территорий не очень высокая. Если мы обратимся к закону об особо охраняемых природных территориях, там обнаружим, что, вообще говоря, это территория, которую создают и которая находится под эгидой в основном местной администрации. Скажем, у нас в Москве Битцевский парк как раз пример природного парка. И формально местные власти ответственны, во-первых, за эту категорию охраняемых территорий. И второе – местные власти, не спрашивая и не обращаясь на федеральный уровень, вправе, вообще говоря, поступать по-своему. И поэтому в данном случае это, конечно, вопрос скорее доброй воли, чем юридический. Потому что, понимаете, в этой ситуации есть два аспекта. Есть аспект юридический, то, что касается юридического аспекта, я думаю, что в значительной степени местные власти именно формально правы. А вот то, что касается вопросов доброй воли и прочих вопросов, не имеющих отношения к юриспруденции, конечно, можно поговорить.

Любовь Чижова: Какая может быть реакция ЮНЕСКО?

Александр Никольский: Реакция ЮНЕСКО может быть и положительной, и отрицательной, все будет зависеть от того, как это будет представлено конкретно местными властями. Предлагается несколько природных парков, самостоятельных природных парков обозначить как кластеры единого природного парка Вулканы Камчатки. Такая чисто формальная вещь и здесь нет ничего ни хорошего, ни плохого. Были отдельные природные парки, они вроде бы остаются, но у них просто становится несколько иной статус. То есть раньше это были самостоятельные природные парки, а теперь становятся кластеры единого природного парка. И если местные власти обоснуют, что вообще ничего в принципе не меняется, то я думаю, что у ЮНЕСКО не будет оснований говорить нехорошие слова. Теперь, что касается линейных сооружений, видимо, имеются в виду трубопроводы и разведка полезных ископаемых, здесь тоже вопрос с юридической точки зрения непростой. Потому что природные парки опять же такая мягкая категория особо охраняемых природных территорий, которая это не запрещает. Если бы речь шла о заповедниках, о государственных природных заповедниках и национальных парках – это другое дело. Здесь прямо в федеральном законе сказано, что там запрещается то-то, то-то. В отношении природных парков этого не сказано. Раз этого не сказано, то формально, конечно, власти имеют право. Поэтому то, что касается реакции ЮНЕСКО, то, вы знаете, это вопрос слишком частный и слишком конкретный, он может решаться с конкретным обоснованием того, насколько будет разрушен, насколько пострадает целостность этого памятника природы.

Любовь Чижова: Это было мнение доктора биологических наук, профессора Российского университета Дружбы Народов, члена Всемирной комиссии по охраняемым территориям Александра Никольского. Однако в Гринпис считают, что планы властей Камчатки по оптимизации управления природными парками вызваны не только желанием сэкономить бюджетные средства. По данным экологов, в парке предполагается выделение специальной «ресурсной» зоны с месторождениями и проявлениями полезных ископаемых. Здесь можно будет не только изучать недра, но и вести разведку полезных ископаемых, что на территории объекта всемирного наследия ЮНЕСКО делать нельзя. Впрочем, Россия некогда не отличалась особо щепетильным отношениям к объектам всемирного наследия, напоминает представитель Гринпис Михаил Крейндлин. Он рассуждает о том, что ждет Камчатские парки…

Михаил Крейндлин: Формально не собирается ликвидировать все природные парки, оно планирует из четырех природных парков сделать один. Внешне это чисто управленческое решение и оно может быть в целом правильное, чтобы уменьшить количество административных единиц и так далее. Но под это дело правительство Камчатки, как следует из документов, которые оно подготовило, планирует существенно уменьшить территории парков, некоторых из них и сильно ослабить режим, который сейчас действует. В частности, разрешить там разведку полезных ископаемых, добычу распространенных полезных ископаемых, строительство линейных сооружений.

Любовь Чижова: О каких парках идет речь?

Михаил Крейндлин: Сейчас там четыре природных парка «Быстринский», «Налычево», «Южно-Камчатский» и «Ключевской».

Любовь Чижова: Что они из себя представляют? В чем их ценность, в чем их уникальность?

Михаил Крейндлин: Как я понимаю, они все достаточно разные. Но в принципе Камчатка вообще уникальная в силу своих природных условий, там достаточно много нигде не встречающихся больше природных объектов. С одной стороны это просто природные объекты, которых больше нигде нет, с другой стороны "Ключевской" парк – это гейзеры, вулканы. Все вместе они природный регион и за счет этого были включены в список природного наследия.

Любовь Чижова: Какова может быть реакция ЮНЕСКО на эти попытки правительства Камчатки оптимизировать управление этими природными парками?

Михаил Крейндлин: Реакция ЮНЕСКО предварительная нам уже известна, естественно, как всегда обеспокоены, благо с российскими объектами постоянно это происходит. И в любом случае любая система управления в границах всемирного наследия по конвенции, по документам конвенции должна осуществляться только по согласованию после информирования ЮНЕСКО. Поэтому даже то, что это планируется без информирования ЮНЕСКО, это само по себе нарушение. Естественно, то, что в результате этого может привести на значительной части территории к разработке полезных ископаемых, то естественно, Комитет всемирного наследия это не устраивает, потому что приведет к потере ценностей значительной части территорий объекта всемирного наследия. Дальше скорее всего опять будет поставлен вопрос о проверочной миссии и переводе теперь уже Камчатки в список "наследие под угрозой", как это было с Байкалом, с Кавказом.

Любовь Чижова: Какова судьба объектов всемирного наследия ЮНЕСКО, которые находятся на территории России? Как российское правительство их охраняет?

Михаил Крейндлин: К сожалению, с этим тяжело. У нас 9, на самом деле 8 природных объектов и один культурный Курская коса, хотя реально природный парк Курская коса, практически во всех, кроме двух, существуют какие-то проблемы. Мы даже специально подвели такую статистику по частоте и по количеству проблемных объектов, которые рассматриваются на последних сессиях Всемирного наследия, каждая сессия Всемирного наследия ежегодная, там рассматриваются те или иные проблемные объекты по всему миру. По количеству стойко за последние несколько мест делят первое место с демократической республикой Конго. Понятно, где постоянно идет гражданская война и там не очень до объектов всемирного наследия. У нас гражданской войны нет, а по количеству проблемных объектов, то есть тем, которым реально угрожает опасность в основном благодаря действиям правительства, Россия уверенно лидирует. Причем в этом году Россия снова стала комитетом всемирного наследия, ежегодная ротация, сейчас Россия снова вернулась в состав комитета всемирного наследия в числе 21 страны, которые принимают решение, то это налагает еще большие моральные обязательства на государство, которое обладает объектами всемирного наследия. К сожалению, кроме двух, все объекты сталкиваются с теми или иными проблемами. Совсем без проблем у нас только остров Врангеля, потому что он далеко и там ничего нет. Все остальные объекты, громкое дело с попыткой строительства трубопровода по берегу Байкала, строительство олимпийских объектов на границе Кавказского заповедника, планируемое, до сих пор не отмененное, строительство газопровода через плато на Алтае. Все известно. Поэтому неоднократно комитет Всемирного наследия принимал жесткие резолюции в адрес России. В случае с Байкалом и Кавказом это сработало, было отменено, в случае с Алтаем пока еще не отменено, вот теперь к ним добавилась Камчатка.

Любовь Чижова: Рассказывал представитель Гринпис в России Михаил Крейндлин. Экологи обратились в Министерство природы РФ с требованием не согласовывать инициативу камчатских властей, и сообщили о сложившейся ситуации в Центр всемирного наследия ЮНЕСКО.
XS
SM
MD
LG