Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мониторинг прав человека в Ингушетии. 66-я годовщина депортации карачаевского народа. Чем сегодняшние выборы в Абхазии отличаются от предыдущих. Круглый стол с грузинскими экспертами о возможности мирного или военного пути восстановления территориальной целостности Грузии. Земельные споры между кабардинцами и балкарцами. Массовые отказы в убежище чеченским беженцам в Норвегии. Сербия оспаривает признание независимости Косова



Дэмис Поландов: Прошел год с момента вступления в должность президента Ингушетии. Ситуация в области прав человека в республике скорее ухудшилась. О последних случаях убийств и похищения жителей Ингушетии - руководитель ингушского отделения правозащитного "Мемориал" Тимур Аккиев.

Тимур Аккиев: 20 октября исполнился год с момента назначения Евкурова на должность президента республики Ингушетия. За это время ситуация в республике не стала лучше. По-прежнему сохраняется противостояние между боевиками и силовиками. По-прежнему сотрудники силовых структур похищают людей и совершают бессудные казни. Если оценивать ситуацию в цифрах, то получается, что уровень насилия в республике только вырос. Например, количество убийств в этом году по наших данным на 1 ноября составляет 247 человек. Если сравнить это с прошлым годом, то за весь 2008 год количество убитых в Ингушетии составило 171 человек. 2009 год еще не закончился. Однако, было бы несправедливо не отметить тот факт, что руководство республики что-то пытается сделать для того, чтобы ситуацию нормализовать. Руководство выстраивает диалог с гражданским обществом, президент по-прежнему пытается участвовать в расследовании некоторых похищений, резонансных убийств, но пока все это получается не очень хорошо, результатов положительных нет.
Если говорить о похищениях, то в республике похищено на ноябрь месяц 10 человек, из этого количества найдены убитыми 4 человека, без вести пропали 5 человек и только один человек был легализован, его нашли. Если говорить так же говорить о правлении Евкурова, не удалось Евкурову договориться с оппозиционерами хотя, казалось, что они могут стать союзниками, потому что с самого начала президент привлек в качестве своих помощников из числа лидеров оппозиции, например, Муса Плиев стал советником президента, Калоев выполняет обязанности пресс-секретаря. Стали складываться вроде бы хорошие отношения у Евкурова с одним из основных лидеров оппозиции Макшарипом Аушевым, но убийство последнего 25 октября в городе Нальчик кардинально поменяло ситуацию в худшую сторону. И сегодня оставшиеся лидеры оппозиции, такие как Магомед Хазбиев и тот же Муса Плиев, который ушел с должности советника, сегодня ушли в жесткую оппозицию к нынешнему руководству и довольно резко критикуют действия Евкурова.
Если говорить о конкретных случаях, которые прошли за последнее время, наша организация отмечает в октябре два случая, которые возмутили нас тем фактом, что действия сотрудников силовых структур, если не назвать грубыми, то наглыми определенно. Я имею в виду случай со спецоперацией, которая прошла 16 октября в станице Орджоникидзевская. В ходе этой спецоперации были убиты четыре человека. Изначально говорилось о том, что среди убитых два брата Мачукаевых, их мать и еще один житель станицы Орджоникидзевская Гандаров. Но как выяснилось, второй человек, носивший фамилию Мачукаев, не является сыном Розы, был однофамильцем. Возмутил тот факт, что и сына, и саму мать причислили к террористам, так просто по факту того, что убили, их сразу же автоматически сделали террористами. Но все, с кем разговаривали мы в станице Орджоникидзевская, и с соседями, и с ее родственниками, и с коллегами по работе, они все в крайней степени удивлены и возмущены тем фактом, что так просто сегодня можно человека сделать террористом, достаточно его убить и положить в руку гранату. Роза работала участковой медсестрой в станице Орджоникидзевская, и все ее знали. На момент начала спецоперации она находилась на своем рабочем месте. Когда сотрудники силовых структур блокировали их дом, сын Розы Алсамбек, 89 года рождения, позвонил матери и сообщил о том, что такая ситуация складывается у них в доме. Естественно, Роза пошла домой. Она дошла до дома, ее пропустили сквозь оцепление, пропустили военные, которые блокировали дом, и после этого начался обстрел дома. В результате этого обстрела погибли все, кто находился внутри этого дома - Роза, ее сын Асламбек и два человека, которые оказались у них дома. Возможно, Гандаров и Мачухаев скрывались от правосудия, от правоохранительных органов и каким-то образом оказались на территории дома, где проживала Роза со своими сыновьями. Но точно можно сказать, что ни Роза, ни ее сын Асламбек в розыске не числились и никаких претензий со стороны властей к ним не было.
Второй случай, который мы так же отмечаем из тех, что произошли в октябре это похищение с последующим исчезновением жителя той же станицы Орджоникидзевская Масхуда Махлоева 82 года рождения. Рано утром 29 октября к дому Махлоевых подъехали сотрудники на БТР, на микроавтобусах "Газель", в масках, не представились в дом избили Масмуда, его брата Ибрагима связали скотчем, а Масмуда выволокли на улицу, посадили в одну из машин и увезли в неизвестном направлении. По сегодняшний день местонахождение Масмуда Махлоева не установлено. Сотрудники республиканских правоохра6нительных структур ничего не могут сказать по поводу того, кто проводил спецоперацию, кто задержал Масмуда и где он сейчас находится. Президент встретился с родственниками, с отцом похищенного и сказал, что возьмет это дело под свой личный контроль. Но на сегодняшний день мы можем констатировать тот факт, что Масхуд только лишь пополнил списки людей, пропавших без вести.

Дэмис Поландов: В понедельник, 2 ноября исполнилось 66 лет трагическому событию в истории карачаевского народа – тотальному насильственному выселению в Среднюю Азию. Рассказывает мой коллега Олег Кусов.

Олег Кусов: В ноябре 1943 года подразделения Красной армии и НКВД за один день выслали 70 тысяч карачаевцев на поселения. В основном это были, как утверждают историки, старики, женщины и дети. Мужское население воевало на фронте. Более половины высланных карачаевцев погибло в дороге, в местах поселения от голода и болезни. Людям говорили, что они высланы из родных мест навсегда. Но, к счастью, через 14 лет новые руководители Советского Союза вернули репрессированные народы. В отношении карачаевцев сталинская пропаганда, подчеркивают историки, распространяла два мифа - пособничество немецким фашистам и так называемое сотрудничество с Турцией. Историк Рамазан Тебуев в своей книге о депортации карачаевцев делает попытку опровергнуть оба этих мифа. В своей книге Рамазан Тебуев приводит воспоминания одного из гитлеровских генералов.

Рамазан Тебуев: Он был на Кавказе, в частности, в Карачае. Он в своих мемуарах пишет: "Мы оказались в горах у маленького под игом большевиков карачаевского народа. Мы надеялись, что этот народ окажет нам большую помощь, но оказалась эта наша надежда иллюзорной, и поэтому мы потеряли очень много времени и не смогли достигнуть цели". Это писал немецкий генерал, который командовал немецкими войсками в Карачае. Обвинение народа, что они были предателями, пособниками и так далее, чисто с точки зрения научной не выдерживают никакой критики. Были депортированы 70 тысяч карачаевцев. Кроме того, 15 тысяч карачаевцев воевали на фронтах Великой отечественной войны. Из этого населения мы на сегодняшний день, кто был пособником, предателем, мы насчитываем 250 человек. Здесь были другие проблемы - те прекрасные территории.

Олег Кусов: Несостоятельными называет Рамазан Тебуев и попытки обвинить карачаевцев в связях с Турцией, союзницей гитлеровской Германии в годы Второй мировой войны.

Рамазан Тебуев: 43 год, после Сталинградской битвы вообще о том, что Турция какую-то будет делать ставку на фашистскую Германию - это абсолютно исключено. Поскольку карачаевцы, балкарцы являются тюрко-язычными, очень любят спекулировать на эту тему, чего только ни приписывая – пантюркизм, родственные связи. Это один из голых мифов, который исторически не выдерживает никакой критики. Карачаевцы - это не такой большой народ, чтобы делать геополитические проблемы. Карачаевцев, балкарцев больше интересовало то жизненное пространство, экономика, которые проживали они. В тяжелых горных условиях им нужна была связь с равниной, с большим государством и пользоваться теми благами, которые дает это большое государство.

Олег Кусов: 14 лет горные населенные пункты репрессированных кавказских народов оставались в запустении. Вернувшись в свои дома, карачаевцы вновь стали поднимать заброшенные хозяйства. Далеко не все проблемы, связанные с депортацией, решены сегодня, полагает историк и политолог Тимур Музаев.

Тимур Музаев: В первую очередь это экономические проблемы, проблемы социально-экономического развития карачаевских районов. Очевидно, что серьезное отставание, которое наблюдается в развитии карачаевских районов, связано с выселением, с периодом депортации. И во время выселения и в последующие годы в карачаевских районах не развивалась экономика, не развивались обрабатывающие предприятия и практически до сих пор отставание экономической жизни в карачевских районах связано с этими проблемами. Здесь же социальные проблемы, когда во время депортации людей выселяли из горных районов, эти горные районы до сих пор полупустые и, понятно, что освоение горных районов - большая проблема, которая до сих пор является нерешенной для Карачая.

Олег Кусов: Депортация нанесла урон и духовной жизни карачаевцев.

Тимур Музаев: Депортация большой ущерб нанесла духовному культурному развитию карачаевского народа, в частности, вытеснение карачаевского языка из обиходного употребления связывают именно с периодом выселения, когда многие карачаевцы были вынуждены отказываться от своего языка или, во всяком случае, язык был вытеснен не только из государственного, школьного употребления, но даже бытовой сферы. Сейчас все большую озабоченность вызывают и мифологические проблемы, связанные с депортацией, в частности, реабилитация сталинизма, вновь возрождаемые сталинские тезисы о якобы вине народов во время Великой Отечественной войны вызывают серьезную негативную реакцию и со стороны карачаевцев, и других народов, которые подверглись незаконным репрессиям.

Олег Кусов: Как утверждают историки, не будь депортации 1943 года, карачаевцев по численности было бы в два раза больше, чем сейчас.

Дэмис Поландов: Государство или человек, территориальная целостность или общение за пределами всякой политики? Два абсолютно различных подхода к проблеме преодоления последствий вооруженных конфликтов: или Грузия думает о том, как, пусть и мирными средствами, но в первую очередь восстановить свое государственное единство или же она пытается преодолеть вражду на уровне человеческих отношений. Участники дискуссии, член клуба экпертов Гоча Гварамия и депутат грузинского парламента Петр Мамрадзе отстаивают два взаимоисключающих взгляда на вещи. Ведущий "круглого стола" - Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: На постсоветском пространстве мы можем назвать только одну ситуацию, которую можно считать условно успешным силовым решением территориального конфликта - России удалось подавить мятеж в Чеченской республике. Как вы считаете, можно ли к применению силы относиться так инструментально и использовать ее для того, чтобы решить территориальные проблемы, проблемы целостности государства?

Петр Мамрадзе: Я категорически отрицаю такую возможность. Россия потерпела полный крах, используя силу в Чечне, и эта рана еще долго будет давать о себе знать. То же самое произошло в Грузии, когда в 92 году ворвались орды Китовани в Абхазию, до этого был кровавый конфликт в Южной Осетии. И прошлогодняя авантюра кровавая Саакашвили, все это из одной, к сожалению, кровавой трагической оперы, которая приводит только к обратным результатам.

Андрей Бабицкий: Гоча, Петр назвал этот опыт неуспешным, опыт России в Чечне. Тем не менее, Чечня сегодня заявляет о своей лояльности, Чечня является составной частью России и де-факто, и де-юре, Кремль рапортует об абсолютной успешности военной операции. Может быть действительно стоило бы заранее допустить, что некоторое количество жизней, унесенных войной, стоят государственного единства целостности государства?

Гоча Гварамия: Какой успешной можно назвать военную операцию в Чечне - это судить не мне. Но двести тысяч собственных граждан Кремль угробил, подчистую убил. Кремль до сих пор по-старинке проводит свою политику "разделяй и властвуй". И то, что сегодня в Чечне не говорилось при режиме Кадырова, все-таки там общество разделено. Так что никакое силовое применение не оправдывается, это уносит человеческие жизни. Для Кремля вообще человеческая жизнь по количеству убитых никак не ценится, но для нас каждая загубленная душа - это ценность государства.

Андрей Бабицкий: Петр, тем не менее, сегодня в Грузии звучат голоса людей, которые призывают к применению может ограниченному, может быть скорректированному применению силы. И некоторые политики, необязательно ассоциирующие себя с властью, не исключают военного решения этих проблем. Вы полагаете, эти люди не способны извлекать уроки из прошлого или все-таки за их аргументами есть какая-то сила?

Петр Мамрадзе: Никакой силы нет. Я свою позицию за 17 с лишним не изменил, я был тогда членом парламента, когда в Абхазии произошла эта трагедия, выступал как мог. Никакой силы нет, а есть только безумие. Эти люди не понимали того, что после кровопролития ни о каком перемирии с абхазами и нашими осетинами речи быть не может, и не понимали того, что любая попытка означает крупномасштабную войну с Россией. И они думали, кое-кто думал, что можно так победить. Сейчас таких людей очень мало. И президент, который сам за все в ответе, даже и он понял, что еще одна провокация с его стороны будет стоить ему президентства, как минимум. Так что такой страшно ценой многие здесь поняли, очень поздно, конечно, когда поезд ушел, поняли, что этого делать было нельзя.

Андрей Бабицкий: Гоча, скажите, Зураб Ногаидели побывал на прошлой неделе с визитом в Москве и сейчас, насколько я понимаю, в Грузии появился новый бренд – переговоры с Москвой. Эту возможность уже обсуждают достаточно широко. Ногаидели сказал, что если не установить какие-то контакты с Москвой, то можно забыть о всяких отношениях с Абхазией и Южной Осетией. Как вы относитесь к этим заявлениям?

Гоча Гварамия: Вообще то, что переговоры и налаживание тех утерянных контактов должны происходить – это априори. Но есть определенная цена условия за условия, от которых Грузия просто не отступит - это территориальная целостность нашего государства. То есть возобновление наших отношений похоже на строительство дома общего. У каждого дома должен быть прочный фундамент. Этим фундаментом мы как раз считаем территориальную целостность нашего государства. Но чего хотят от нас - вот это уже, конечно, вопрос Кремлю.

Андрей Бабицкий: У меня вопрос сразу к обоим участникам, начну с вас, Гоча, скажите, вы вообще представляете себе, каким образом можно восстановить целостность, не прибегая к военным методам? Я, честно говоря, на данный момент не вижу инструментов восстановления единства грузинского государства. Может быть я ошибаюсь.

Гоча Гварамия: Сегодняшняя ситуация в самой Абхазии, Южной Осетии до такой степени удручающая, особенно после того, как засели российские военные, оккупировали, аннексировали эти территории, что сами уже местные жители понимают, чего добивалась Россия этим, этой акцией якобы поддержки независимости этих мятежных регионов. Но если даст Кремль нам возможность один на один говорить с оппонентами, если назовем, то я уверен, что этот конфликт вполне разрешим.

Андрей Бабицкий: Петр, я не разделяю уверенности Гочи, российские военные может быть хорошо, может быть плохо - это вообще не касается темы нашего круглого стола. Но, тем не менее, мне кажется, что воля самих народов и Абхазии, и Южной Осетии сегодня никак не соприкасается с идеей единого грузинского государства в пространстве, в котором и они нашли бы себе место.

Петр Мамрадзе: Вы знаете, первое и самое важное, что лозунг восстановления территориальной целостности Грузии – это контрпродуктивный, вредный лозунг, потому что гораздо выше стоит восстановление дружбы, доверия между народами. То, что было утрачено еще в 91 году, к сожалению. Без этого даже мечтать в последующем о восстановлении территориальной целостности Грузии не приходится. И было очень контрпродуктивно и очень вредно для общего дела, когда постоянно этот лозунг, что мы обязаны восстановить территориальную целостность. То есть квадратные метры ставились выше человеческих жизней, душ и сознания людей. Все это надо менять. Все эти годы говорю, не устану говорить, я сейчас в партии Ногаидели "Справедливая Грузия", это наша программа, наш лозунг: мы должны восстановить отношения с людьми, с абхазами, с южноосетинами, с осетинами вообще. После провокации и авантюр Саакашвили там такая ситуация сейчас, что даже поминать статус - это просто сыпать соль на раны, это совершенно безумно было бы. Но восстанавливать отношения - это вполне реальная вещь, если иметь терпение, если будем иметь мудрость и прагматизм достаточные, чтобы восстановить отношения с Россией в том статусе, в котором мы сейчас находимся. Тогда можно думать о перспективе в каком-то будущем, неопределенном будущем. Ибо все меняется в этом мире, изменится ситуация и в самой России, изменится ситуация в Грузии, и надо делать правильные шаги, и потом что-то видно будет.

Дэмис Поландов: В Москве с 26 по 29 октября прошла серия пикетов, организованных прибывшими из Кабардино-Балкарии представителями балкарского народа. Организаторы пикетов хотели обратить внимание столичной общественности и федеральных органов власти на неисполнение властями республики земельного законодательства. Балкарцы требуют передачи так называемых межселенных территорий муниципальным образованиям.
2 ноября в Москве планировалось провести митинг, однако он не состоялся. Российские СМИ поспешили объявить, что между митингующими и властями было достигнуто понимание. Однако сами балкарские активисты с такой трактовкой событий не согласны. Рассказывает Руслан Бабаев, председатель Совета старейшин балкарского народа:

Руслан Бабаев: Наша задача была доведение до сведения российской общественности и самого президента. С нами встретился его представитель, обговорили проблемы. Мы перенесли, отложили проведение этих мероприятий. Республиканская власть ни на что не идет, она в первом чтении рассмотрела вопрос и уже названы территориями республиканской подчиненности. Он не отвечает не только на наши требования, он не отвечает, во-первых, требованиям закона, 131 закону, конституции. Никаких с ними ни диалога, ничего не может быть с такими твердолобыми экстремистами. Создали нелегитимную согласительную комиссию. Там 36 человек нашли соглашателей-отщепенцев балкарцев, которые, тем не менее, так же отстаивали интересы. Не проголосовали ни за что. Вчера в газете вышло о том, что они предложили два негодных варианта. Один рассмотрели в первом чтении, кабардинская сторона возмутилась тем, что они рассматривают не тот вариант, который они предложили. Демонстративно ушли из этой комиссии. И теперь надо их уговаривать согласиться на тот вариант. Этот вариант тоже их же, но они четко развели отщепенцев-балкарцев, которые вошли в эту согласительную комиссию. Так что вопрос остается открытым, мы будем добиваться полного решения, решения Конституционного суда и выполнения всех нюансов 131 закона.

Дэмис Поландов: Согласительная комиссия, о которой говорит Руслан Бабаев, была создана по инициативе президента республики Арсена Канокова. В нее вошли 36 человек, представляющих три титульных народа республики -кабардинцев, балкарцев и русских. По результатам работы комиссии республиканский парламент 31 октября принял в первом чтении поправки в местный закон "О границах муниципальных образований". Согласно поправкам, балкарским населенным пунктам, расположенным в восточной части республики, переданы территории, которые ранее были отнесены к межселенным территориям. Территории горных пастбищ, расположенных в северо-западной части республики, остались в республиканской собственности.
Надо признать, что такое решение вопроса не устраивает не только балкарскую, но и кабардинскую общественность. Лидеры нескольких черкесских общественных организаций выступили против законопроекта. В частности, глава кабардинского общественного движения «Хасе» Ибрагим Яганов заявил, что он и его единомышленники прекращают работу в согласительной комиссии.

Ибрагим Яганов: Согласительная комиссия оказалась фарсом, никакого согласования заранее представителями органов власти не планировалось. Фактически они свой законопроект и свои планы обратили в демократические рамки посредством этой комиссии. Мы считаем, что дальнейшая работа комиссии не имеет никакого значения. Земли по пастбищам, мы полагаем, что в ближайшее время будут просто приватизированы отдельными лицами и бизнес-структурами. Мы не можем согласиться с таким положением, когда республика делится между отдельными кланами и по национальному признаку. В связи с чем мы прекращаем работу согласительной комиссии и дальше будем работать над тем, чтобы отстоять интересы и права кабардинского народа.

Дэмис Поландов: Противостояние между кабардинцами и балкарцами по земельному вопросу тянется уже давно. Кабардинцы, которые составляют большинство населения республики, не могут согласится с тем, что 60% территории Кабардино-Балкарии – а это горная местность с редкими балкарскими поселениями, будет передана именно этим поселениям. В результате этой передачи равнинные жители окажутся лишенными традиционных горных пастбищ.
Как решить эту проблему – вопрос сложный. Впрочем, Ибрагим Яганов считает, что кабардинцы и балкарцы нашли бы общий язык. Однако есть третья сила:

Ибрагим Яганов: На политической арене фактически интересы, скажем, трех сторон – это балкарская сторона, кабардинская сторона и третья сторона, я бы назвал холдингом "Синдика". Соответственно, каждая сторона пытается отстаивать свои интересы в данной ситуации, но сейчас доминируют интересы холдинга "Синдика". В связи с чем и балкарская, и кабардинская сторона, конечно, этим недовольны. Если этот законопроект будет реализован, исторический традиционный уклад жизни местного населения, а этими пастбищами, о которых идет речь, традиционно пользовались все населенные пункты, независимо от месторасположения и национальности, он нарушается. И то, что предлагается на сегодняшний день включить эти территории в административные сельские поселения, находящиеся в непосредственной близости или же оставить все это в межселенных территориях, с последующей приватизацией отдельными лицами, мы согласиться не можем. Если бы у нас была возможность, используя народную демократию, нормально обсудить эти вопросы, то можно было бы придти к соглашению. Но у нас постоянно между нами находятся посредники, которые начинают отстаивать чьи-то другие интересы, в связи с чем придти к общему знаменателю при такой формуле фактически невозможно.

Дэмис Поландов: Очевидно, что ситуация в Кабардино-Балкарии далека от разрешения и спор о землях продолжится. Российское законодательство в этом вопросе весьма размыто, и у обеих сторон всегда найдутся аргументы и контраргументы. Правда, звучат они в параллельных пространствах.
В Абхазии в понедельник завершился процесс выдвижения кандидатов на пост президента, выборы которого состоятся 12 декабря этого года. О том, чем сегодняшние выборы отличаются от предыдущих, размышляет политолог Сергей Маркедонов.

Сергей Маркедонов: Абхазия начала подготовку к главному событию – президентским выборам. И хотя выборы 2009 являются четвертой президентской кампанией в Абхазии, они существенно отличаются от трех предыдущих – это первые выборы главы частично признанной республики, а не просто де-факто образования, которым была Абхазия до августа прошлого года. С одной стороны, Абхазия получила возможность для развития своей государственности вне Грузии. С другой стороны, односторонняя зависимость от России увеличилась. Некогда считавшийся нарушителем устоев, едва ли не революционером Сергей Багапш рассматривается Кремлем как свой человек в Сухуми. Для Москвы в данном случае важен не конкретный человек, а принцип - работа с действующей властью, сегодня это власть Багапш.
В этой связи перед абхазской элитой стоит непростая задача - продвижение своей самости и одновременное сохранение лояльности России. И президентские выборы в решении этой задачи играют, пожалуй, решающую роль. Если они пройдут цивилизованно, то есть без крайностей и суверенной демократии, фальсификации, в условиях нормальной конкуренции власти и оппозиции, абхазская государственность получит новые импульсы. В ином случае неизбежно вмешательство России, поскольку любой другой сценарий чреват дестабилизацией. В этой связи чрезвычайно важным является вопрос о том, какие уроки извлекла Москва из выборов пятилетней давности. Спустя пять лет главная интрига избирательной кампании будет все той же и даже главные персонажи вроде бы все те же - Сергей Багапш и Рауль Хаджимба. Они только поменялись местами. В 2009 году несостоявшийся преемник, бывший премьер и бывший вице-президент будет пытаться взять реванш. Только цена вопроса выросла в первую очередь из-за начала процесса международного признания.
Таким образом, в Москве следует понимать, на первый взгляд, простую истину: чем дальше Абхазия будет отстоять от Тбилиси, тем больше вопросов, критических замечаний будет обращено в сторону нынешнего гаранта абхазского самоопределения, то есть России. И выборы здесь станут важнейшим пунктом. Готова ли Москва к тому, чтобы не рассматривать Абхазию просто как 84 субъект Российской Федерации? Сегодня на этот вопрос нет однозначного ответа, так как публичная политика в России практически отсутствует. В августе нынешнего года Владимир Путин нарушил многолетние неписаные традиции на постсоветском пространстве - он встретился с абхазской оппозицией. Возможно, это знак новых веяний. Время покажет, насколько Москва действительно готова уважать суверенитет Абхазии, хотя бы со всеми оговорками, и правосоюзника, о чем тот же Путин неоднократно говорил.

Дэмис Поландов: Жители Чечни продолжают в массовом порядке покидать Россию в надежде найти убежище в странах Европейского Союза. Однако с каждым годом растет количество отказов - миграционные службы стран Западной Европы становятся все менее проницаемы для людей, которым на родине угрожает реальная опасность. Сотрудник ПЦ "Мемориал" Усам Байсаев сейчас находится в Осло. Стратегия норвежских властей в последнее время - отказывать всем без исключения, любое прошение о предоставлении убежища автоматически отклоняется под теми или иными предлогами.

Усам Байсаев: Жители Чечни полагают, что если выедут, к примеру, в последние годы стало модным выезжать в Норвегию, что по приезде сюда их просьба об убежище будет объективно рассмотрена и здесь найдут себе какой-то приют. На самом деле это не так. Очень часто, почти всегда, можно сказать, здесь они получают отказ. В одной из правозащитных организаций, которую я сейчас не могу назвать, нам дали цифру по числу обратившихся с начала 2009 года по июнь месяц. Всего 241 человек, в миграционной службе 151 человеку отказали сразу, выдали негатив и сказали, что они должны покинуть Норвегию. В 89 случаев был отказ скрытый. По нему эти люди должны вернуться в страну, подписавшую соглашение, куда они попали в первый раз, как правило, в Польшу или Чехию. И только в одном случае за эти полгода человеку разрешили остаться, дали ему так называемое временное убежище, то есть убежище до тех пор, пока те же самые миграционные власти не сочтут, что в Чечне соответствующие, нормальные условия, ему там безопасно жить.
Понимание этой ситуации в Чечне у миграционных властей достаточно своеобразное. Например, в одном случае, я не могу назвать этого человека, потому что его дело находится в процессе рассмотрения, хотя он получил два отказа, он говорит, что он лично участвовал в боевых действиях на стороне сепаратистов в 99-2000 году. В ответе буквально сказано: мы пришли к выводу, что беженец не рискует быть преследуемым, если вернуть его в Чечню. Беженец служил давно, его служба несла короткий срок и была отчасти общей мобилизацией. Беженец был обычным солдатом. И было положено в основу отказа, что он едва ли имел высокую руководящую позицию или участвовал в действиях такого рода, чтобы его можно было заметить. Отсюда ясно, что в принципе люди даже не представляют, что это за конфликт, как он развивался и так далее.
Например, то, что они говорят – его служба несла короткий срок и была отчасти общей мобилизацией. В Чечне не было никогда мобилизации, в боевых действиях, как правило, участвовали люди, которые по своим убеждениям, что защитить независимость республики – это правильно, шли воевать. И в силу того, что они шли по убеждениям своим, а не насильно были забраны служить, во многом из-за этого эти люди и сегодня преследуются в Чечне, потому что имеют убеждения, отличные от убеждений тех, кто сегодня у власти и в России, и в Чечне. И в силу этого им нельзя доверять. Их семьи постоянно прессуют в Чечне. Этим людям жить в Чечне небезопасно.
Или дело еще одного человека, который в своем интервью сказал, что он возил продукты боевикам, был задержан, подвержен пыткам, избиениям. Ему тоже отказали и сказали, что его в 2002 году поймали и осудили и поэтому ему там безопасно. Они исходят из существующей практики в цивилизованных странах: если человек отсидел, то все, он свободен, он чист, его никто дальше не будет преследовать. Но дело в том, что в Чечне за человеком могут вернуться и потом. Были случаи, мы знаем, об этом писали, когда просто рвали бумажки об амнистии и забирали официально даже на второй день, через месяц. Таких случаев очень много, когда люди из-за того, что хоть раз участвовали в боевых действиях когда-то давно, сегодня их преследуют. А пособники, те, кто носил пищу боевикам, их не только сажают, но и убивают, в сегодняшней Чечне огромное количество, это просто на официальных сайтах правительственных висят и можно любой открыть. Но для миграционных властей - это тайна за семью замками, оказывается.

Дэмис Поландов: Вопросы территориальной целостности Сербии и Грузии сплетены в сложный геополитический узел. Признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии многими аналитиками рассматривается как ответ на признание США и рядом европейских государств независимости Косова.
Иск Сербии против Косово и взгляд на него из Белграда и Тбилиси представляет обозреватель радио «Свобода» Алсу Курмашева.

Алсу Курмашева: 1 декабря в международном суде в Гааге начинается рассмотрение иска Сербии против признания независимости Косово. К исковому заявлению уже присоединились Испания, Румыния и Греция. Лидер грузинской лейбористской партии Шалва Нателашвили призвал власти Грузии поддержать Сербию и внести в международный суд ООН отдельный иск от Грузии против России. С подробностями из Брюсселя Георгий Нирадзе.

Георгий Нирадзе: Судьям главного суда ООН 1 декабря предстоит решить задачу, разобраться в том, что же такое есть Косово, имело ли оно право провозглашать независимость. Сербия предоставила еще в апреле прошлого года международному суду в Гааге свои документы против права Косово на независимость. И вот 1 декабря начнутся дебаты по иску правительства Сербии о соответствии международному праву независимости Косово.
Надо сказать, что Испания, Кипр, Румыния, Россия и некоторые страны Европы присоединились к иску Сербии. Президент Сербии Борис Тадич еще в марте этого года на европейском форуме в Мадриде заявил, что признание одностороннего провозглашения независимости Косово означает порождение опасного прецедента для международного сообщества. Тадич тогда привел пример Южной Осетии в подтверждение того, что Косово не является исключением из правил.
Можно ли на самом деле провести параллели между Косово, Южной Осетией и Абхазией? С этим вопросом я обратился к обозревателю ВВС Анне Веденской.

Анна Веденская: Я думаю, что эти две ситуации совершенно несравнимы, совершенно несопоставимы. Потому что Косово – это хроническое заболевание, потому что ситуация в Косово имеет массу негативных моментов из-за того, что эта ситуация долго решается и не разрешается. Потому что, как мы знаем, здесь нашла коса на камень. И в то же время Соединенные Штаты никогда не откажутся от своего слова, от той поддержки, которую они оказали косовским албанцам. Поэтому здесь ситуация совершенно хронического типа. В России, когда мы говорим про Абхазию и Южную Осетию, эта ситуация была разрешима практически немедленно. Другой вариант – это поднимающая голос Сербия. Поскольку, как мы видим сейчас, это традиционное славянское братство русских и сербов, которое опять начинает работать. И сербы чувствуют за собой поддержку Кремля и они начинают проводить более активно внешнюю политику и больше отстаивать свои интересы на международной арене.

Георгий Нирадзе: Тем временем решение гаагского суда никоим образом не изменит административного статуса Косово. Однако именно сам процесс вызывает огромный интерес для тех государств, отдельные территориальные единицы которых так же проявляют признаки сепаратизма.

Алсу Курмашева: Сербское руководство утверждает, что рассчитывает на положительное для себя судебное решение. Единственное условие, которое ставит Белград – западные политики не должны вмешиваться в работу суда.

Айя Куге: Белград весной в международный суд отправил две большие книги, в общем более тысячи страниц, с документами, историческими картами Косово, даже такими, которые относятся ко времени правления там Османской империи. Эти документы должны доказать историческое право Сербии на территории Косово. Албанская сторона сообщила, что объем их документов пятьсот страниц. Один из главных аргументов косовских албанцев – Сербия годами против них совершала насилие и террор, и поэтому независимость Косово является легитимной. С другой стороны, независимые аналитики в Белграде считают, что заключение международного суда не будет в такой форме, которую неоднозначно можно будет применить на другие этнические споры в мире, что нельзя ожидать, что суд скажет напрямую: Косово нелегально провозгласило независимость или, напротив, Косово имеет право на независимость. Или, точнее, вряд ли международный суд возьмется определять баланс права на самоопределение и права на сохранение суверенитета и сохранение территориальной целостности международно признанных государств. Вероятнее всего заключение суда будет очень комплексным, включающим в себя разные аспекты. Но последствия этого заключения не будут с возвратным действием, не будут те около 60 государств, признавших Косово, аннулировать свое признание. Тяжело даже представить себе такое, что Косово вернется в состав Сербии. Так же в Белграде нет ответа на вопрос, что Сербия конкретно будет делать потом, когда международный суд даст свое консультативное заключение. Так как Сербия с самого начала опирается на международное право по косовскому вопросу, она должна будет брать в расчет мнение международного суда. Однако министр иностранных дел Еремич постоянно повторяет, что несмотря на заключение суда, Сербия независимость Косово никогда не признает. Но реального шанса вернуть Косово в состав Сербии нет.

Алсу Курмашева: По мнению Айи Куге, в Белграде очень неохотно обращаются к теме Южной Осетии и Абхазии. По-хорошему, Сербия должна была бы поддержать Грузию, поддерживая принцип сохранения территориальной целостности государства. Однако сделать это она не может, поскольку Москва, главный союзник Сербии по косовскому вопросу, признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Лидер грузинских лейбористов Шалва Нателашвили призвал власти Грузии внести в международный суд ООН иск против России. Я связалась с членом лейбористской партии Грузии Сосо Шатберашвили.

Сосо Шатберашвили: Вспомните фразу господина Путина, когда он сказал, комментируя признание независимости Косово, что у них тоже есть домашнее задание. Мы сразу же поняли, что готовится признание Абхазии и Южной Осетии, что прямо противоречит уставу ООН и Хельсинским соглашениям. Так что мы поддерживаем позицию Сербии. По мнению экспертов, у сербов есть шансы 50 на 50 на успешное завершение этого судебного процесса.

Алсу Курмашева: Решение Гаагского суда в будущем будет аргументом в пользу той или иной стороны, то есть в пользу провозглашенных республик, либо в пользу центральных властей. Вы уже назвали примерную оценку – это 50 на 50. Если гаагский суд решит в пользу самопровозглашенных республик, как потом изменится политика?

Сосо Шатберашвили: Начнем с того, что в мире до пяти тысяч этносов, а государств всего двести. Если гаагский суд вынесет решение в пользу непризнанных стран, то начнется дробление многих государств. Ведь сепаратизм мучает не только Грузию, но и прежде всего Россию. Потому что Россия страна федеративная, федеративное государство. И еще многие другие страны, такие как Греция, Турция, Ирак, Иран, Китай, Канада, Испания, Великобритания и многие страны. Многие страны страдают от агрессивного сепаратизма.

Дэмис Поландов: Усыновление детей – сложный процесс и не только для родителей, но и для самих детей. Говорить или не говорить? Если говорить, то в каком возрасте и как? Об этом в материале Ии Берсенадзе:

Ия Берсенадзе: Правдивую историю своего рождения Мариам узнала в возрасте 15 лет. Узнала случайно, от продавщицы магазина по соседству. Говорит, что сначала ушам своим не могла поверить. Оказалось, что она не родная дочь своих родителей. Ее настоящая мама оставила ее сразу после родов. До года она жила в дет доме. И даже имя у нее было другое, Нино. Мир перевернулся вверх дном. Мариам не понимала, как совместить воображаемое прошлое с реальным? И как с этим дальше жить?

Мириам: Первый разговор с мамой был ужасен. Я была жестока, кричала на нее. До сих пор помню: я стояла у нее над головой, а она сидела и плакала. Я не могла простить ей вранья, в котором я прожила столько времени. Я себя чувствовала несчастной и оскорбленной. И во всем этом был повинен ближайший мне человек, моя мама.

Ия Берсенадзе: К счастью, материнская ласка и здравый разум взяли верх и сегодня, спустя два года, после серий тяжелых объяснений, в семье Лебанидзе вновь воцарились согласие и покой.
Пройти заново сложный процесс самоидентификации, да еще в переходном возрасте – задача не из простых – объясняет психолог Майя Цкитишвили. В этот период подросток проходит сложные психофизиологические изменения. Обычно становится мнительным и раздражительным.

Майя Цкитишвили: Такие истории дети чаще всего узнают от своих недоброжелателей. Выходит, что правда становится орудием в руках неприятеля, который, порой, весьма удачно ее пользуется. Попав в такую передрягу, дети чувствуют себя совершенно незащищенными. Ложь и это состояние уязвленности, вот что не прощают дети своим приемным родителям.

Ия Берсенадзе: Тамара Цихисели перед тем, как рассказать ребенку историю его усыновления прошла консультации у психолога. Оказалось, что самый подходящий возраст для подобных объяснений – от 4 до 5 лет. Решение не скрывать правды Тамара приняла после одного случая, о котором узнала совершенно случайно. У маленькой девочки умерла мать. Во время похорон соседка ей сказала: мол, чего ты так плачешь и убиваешься, ведь она была не настоящей твоей матерью. Узнав это, ребенок убежал из дому. Его еле разыскали спустя неделю.

Тамара Цихисели: Я слышала много таких историй, и я себе сказала: с моим мальчиком такое не должно случится. Мы с мужем решили самим сказать правду. Сначала рассказывали сказки об усыновленных детях, потом сказали, что такие дети есть и в реальности, а затем признались, что и он усыновлен. Конечно, он по-своему переживал, стал задумчив, но потом все прошло, он принял правду. Сейчас мы уже застрахованы от «доброжелателей».

Ия Берсенадзе: Подобных «доброжелателей» порождает само общество, в котором весьма амбивалентное отношение к усыновлению детей. С одной стороны, такой поступок приветствуется, но с другой, становится темой постоянных перешептываний и сплетен. Утаивание всегда удесятеряет интерес и любопытство. Так что скрывать правды от ребенка нет смысла. Во-первых, он об этом обязательно узнает. Узнает не в подходящих дефинициях и обстоятельствах. И главное: скрывают зазорное поведение. А усыновление ребенка поступок не постыдный, а наоборот, образцовый.
XS
SM
MD
LG