Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как построить правовое государство в одном отдельно взятом городе (Курск)


Вадим Медовщиков: 491 тысячу 7 рублей взыскала через суд с управляющей компании города Курска пенсионерка Валентина Белоусова. Причиной судебной тяжбы послужил пожар в квартире истицы, возникший 23 января прошлого года. Судебные разбирательства длились 18 месяцев, и только на днях вся сумма была перечислена на счет потерпевшей. По первоначальной версии дознавателя из противопожарной службы причиной возникновения огня стало возгорание цветного телевизора. В этот момент в доме никого не было. Пожарных вызвали соседи. Рассказывает Валентина Белоусова:

Валентина Белоусова: Сразу ко мне дознаватель - что у вас там могло загореться? Я говорю - я не знаю. Он - у вас там телевизор загорелся. Это по вашей причине. Я говорю - как мог загореться телевизор, если он у меня был выключен, а просто находился в розетке. Потом составил объяснительную и говорит - с ваших слов записано верно, подписывайте. Пишите, что вы ни к кому претензий иметь не будете. Ну, не буду иметь претензий. Я думала, насчет выбитой двери, которую выбивали пожарники. Я подписала это. А потом оказалось, что это я к кому-то не буду иметь претензий. Он тут же отошел в сторонку и звонит - претензий она к вам иметь не будет, все улажено.

Вадим Медовщиков: Буквально на следующий день выяснились новые подробности происшествия. Пострадали еще две квартиры расположенные по соседству. Но соседи не стали винить пенсионерку. Тем более что один из них оказался энергетиком. Рассказывает Валентина Белоусова:

Валентина Белоусова: Вы не виноваты в этом пожаре. Ветер, в щитке отгорел нулевой провод. Он говорит - именно он виноват, что пошло высокое напряжение в квартиру, пошло во все три квартиры. И к ним пошло высокое напряжение. У них перегорела вся техника. Буквально все, что было в сеть включено, все перегорело. Загореться не загорелось, у них были девочки дома, дети. Они увидели, что пошел дым, они выхватили вилки из розеток. Он говорит - давайте напишем заявление, идемте в наш жилсервис, который работает на договорных основах с управляющей компанией. Мы написали заявление. Я попросила как бы освидетельствовать квартиру, попросила оказать мне материальную помощь в размере 120 тысяч за утрату всего моего имущества и сделать мне ремонт. Они мне говорят - хорошо, оставляйте эти заявления, мы, мол, рассмотрим. Потом присылают мне ответ, что ни оказывать материальную помощь, ни делать ремонт в моей квартире они не будет. Они не виноваты в этом.

Вадим Медовщиков: И тогда жильцы трех пострадавших квартир, опасаясь, что работники жилсервиса устранят причины возгорания, опечатали электрощиток и вызвали представителя Ростехпотребнадзора. Говорит Валентина Белоусова:

Валентина Белоусова: Буквально на следующий день прибыл инспектор. Надо же пригласить кого-то из представителей жилсервиса. Хозяйка 1-й квартиры позвонила по телефону с просьбой, чтобы кто-то из представителей жилсервиса подошел сюда, в наш первый подъезд. Они чуть ли не матом, и никто не пришел. Мы пошли сами к главному инженеру. Он не ожила такого, что мы вызовем Ростехпотребнадзор. Пришли, при инспекторе был открыт этот щиток. Он сделал предписание жилсевису. Он сказал - тут неизвестно, чья квартира платит за свет. Во-первых, неправильное подсоединение от счетчика к нулевому проводу каждой квартиры. Пробки были у нас электрические. Он сказал - замените их на автоматы.

Вадим Медовщиков: Работники жилсервиса устраняли неисправности, а пенсионерка Белоусова начала готовить документы для подачи в суд. 21 мая 2008 года состоялось первое судебное заседание на который ни представители жилсервиса, ни управляющей компании не явились. Лишь две недели спустя потерпевшая смогла познакомиться с представителями противной стороны. Надо сказать, что суд предлагал сторонам заключить мировое соглашение. Что из этого вышло, рассказывает Валентина Белоусова:

Валентина Белоусова: Я выставила им счет в 250 тысяч с управляющей компании. Подошла ко мне юрист и говорит - а почему вы к нам не обратились? Я говорю - просто мне никто не подсказал, что к вам обратиться. Я даже не знала, кто будет являться ответчиком. Она говорит - ладно, мы подумаем, может быть, мы действительно без суда, без ничего вам выплатим этот ущерб. Приходим на следующее судебное заседание, эта девушка говорит мне - нет, мы самостоятельно выплачивать вам ничего не будем. Тогда начались у нас судебные заседания со свидетелями. Последнее было судебное заседание 28 августа прошлого года, где судья уже вынес окончательное решение, что будут назначены три судебные экспертизы. Он сказал, как только я назначаю экспертизы, уже мирного расхождения у вас не будет. Первая судебная экспертиза была в феврале 2009 года. Оплачивала эти экспертизы я. Всего в общей сложности за три экспертизы я оплатила 25 тысяч плюс еще адвокат плюс еще судебные издержки. А судья предупредил тогда, если истица сумеет доказать, что она не виновата, то вы, говорит, ответчик, выплатите ей ее все судебные издержки. Судебные эксперты предоставили суду все эти документы, и первое судебное заседание, на котором я и узнала - я выставляла 250 тысяч, а мне в 450 были оценены мои издержки. В общей сложности 491 тысяча у меня получилась.

Вадим Медовщиков: Представители управляющей компании с таким решением не согласились и обжаловали его в вышестоящей инстанции. Но областной суд оставил решение районного суда в силе и пенсионерка деньги, наконец, получила. Сегодня Валентина Белоусова, бухгалтер по образованию, знает не только нормы и правила устройства и эксплуатации электрооборудования, но и точное время построения в России правового государства.

Валентина Белоусова: Нам не надо бояться, вот тогда мы действительно сумеем доказывать свои права. Мы просто такие запуганные, забитые. Я тоже вначале боялась. Я боялась! Спасибо, конечно, соседям, которые говорили - вы не виноваты, давайте. Сын сказал мне - мама, ты не виновата. Не бойся! Когда мы перестанем бояться, тогда действительно построим правовое государство.
XS
SM
MD
LG