Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ладо Гудиашвили вернулся в Москву через полвека


"Белые девушки и черные волки", 1965 год, 65 х 50, бумага, гуашь

"Белые девушки и черные волки", 1965 год, 65 х 50, бумага, гуашь

Ладо Гудиашвили признан одним из крупнейших грузинских художников ХХ века, однако в России это имя известно далеко не всем любителям искусства. Последний раз работы мастера экспонировались в Москве полвека назад. В Третьяковской галерее решили восполнить досадный пробел. Здесь открылась выставка живописи и графики Гудиашвили парижского периода.

Ладо Гудиашвили провел во Франции 6 лет, приехав туда в 20-х годах прошлого века. В оформлении выставки использованы увеличенные, во всю стену, фотографии старого Тифлиса, что вполне оправданно: находясь в Париже и общаясь со знаменитыми европейскими художниками, среди которых были Модильяни, Пикассо, Ларионов и Гончарова, Гудиашвили, тем не менее, продолжал вдохновляться грузинскими сюжетами. Герои его картин и рисунков - участники обильных пиршеств в национальных одеждах, красавицы с миндалевидными глазами и персонажи древнего грузинского эпоса.

- Ладо Гудиашвили сам всегда настаивал на том, что истоки его творчества - в Грузии, в национальном колорите, во фресках, в истории грузинского народа и в национальных изобразительных средствах, - говорит автор монографии о Гудиашвили Лидия Златкевич. - Он терпеть не мог верхоглядства. Прежде чем я начала писать книгу, он просил меня объехать всю Грузию. Так это и было, я сама видела то, что легло в основу его творчества, памятники архитектуры, которыми он когда-то вдохновлялся. Он был энциклопедически образованным человеком. Романтизм Гудиашвили был основан на глубочайшем знании. Когда он писал свои исторические полотна, то долго изучал все, что связано с конкретной эпохой. Чего не терпел Гудиашвили, так это когда говорили, что он находится под влиянием Пиросмани. Он с очень большим уважением относился к Пиросмани, но основа его творчества - сама Грузия, грузинская история и грузинский быт, нравы, но абсолютно разные творческие платформы.

И в самом деле, Пиросмани принадлежит к так называемому "наивному искусству". Гудиашвили, который еще до Парижа успел воспринять идеи русского авангарда, более изощренный художник. А, кроме того, более удачливый. Его и во Франции быстро признали, и по возвращении в Грузию Гудиашвили не был обойден вниманием. Лидия Златковская подчеркивает: художник прожил долгую жизнь и оставил большое наследие:

- Это и потрясающая графика, и станковая живопись, это огромные исторические полотна, росписи, театральные декорации, которые имели всегда огромный успех. Постановка "Кето и Котэ" в Москве вызвала шквал положительных отзывов.

Вслед за московским показом будет петербургский. Выставку "Ладо Гудиашвили. Парижские годы" планируют привезти в Русский музей.
XS
SM
MD
LG