Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лекарство от таблеток


Покупателю не под силу отличить настоящее лекарство от фальсифицированного. Государство обещает защитить граждан от подделок

Покупателю не под силу отличить настоящее лекарство от фальсифицированного. Государство обещает защитить граждан от подделок

За последний год количество фальсифицированных лекарств на российском рынке снизилось вчетверо, сообщил глава Росздравнадзора Николай Юргель. По его словам, ведомство ведет активную борьбу с фальшивками. Означает ли это, что потребитель надежно защищен от некачественных лекарств?

Сколько на рынке всего фальсифицированных лекарственных препаратов, точно не знает никто. По мнению специалистов ВОЗ – 4-7 процентов. Российские эксперты называют другую цифру: до 20 процентов (по данным за 2005-2007 гг.). Росздравнадзор, впрочем, говорит о значительном прогрессе. В прошлом году контролеры выявили 81 серию фальсификатов, а в нынешнем – всего 20 (из примерно 200 000 серий, обращающихся на рынке).

Самая опасная фальсификация – фальсификация фармацевтического субстрата, служащего основой для производства лекарства. Из одного грамма субстрата можно сделать несколько сотен упаковок таблеток. Недавно чиновники нескольких стран договорились сообщать друг другу о появлении подозрительных партий фармацевтических субстанций.

– В основном фальсифицированные субстанции идут из стран Юго-Восточной Азии, – говорит глава Росздравнадзора Николай Юргель. – С Китаем и с Индией мы заключили соглашения по информационному обмену и получаем соответствующую информацию. Естественно, об этом знают и недобросовестные производители. Может быть, это и явилось основной причиной того, что количество выявляемых фальсифицированных препаратов и субстанций несколько снизилось.

С тем, что информационный обмен между странами очень важен, согласен и Виктор Дмитриев, генеральный директор Ассоциации российских фармпроизводителей.
Быстрый информационный обмен крайне важен. При этом у него должны быть две составляющие: первая – информационный обмен профессионалов, а вторая – информирование населения

– Мы действительно видим, что Росздравнадзор начал активную работу по борьбе с фальсификациями. Раньше, 5-7 лет назад, как было? Выявляют в России партию фальсификата, но пока с ней разбираются, смотришь – она уже начала гулять на Украине, потом появляется в Молдове и так далее. То есть быстрый информационный обмен крайне важен. При этом у него должны быть две составляющие: первая – информационный обмен профессионалов, а вторая – информирование населения. Мы ведь с чем сталкиваемся? Часто создается абсолютно ненужный ажиотаж вокруг этой проблемы. Например, на Украине мы видели четкую зависимость между тем, как нарастает предвыборная политическая активность и "растет процент фальсификатов на рынке" – в устах политиков. Договорились до того, что там 90 процентов лекарств подделывают, чего в принципе быть не может,– рассказывает Виктор Дмитриев.

Еще одна важная новация Росздравнадзора – создание в федеральных округах высокотехнологичных лабораторных комплексов, которые пройдут аккредитацию в европейской лабораторной сети. По словам Николая Юргеля, лабораторные комплексы оснащены по единым стандартам, чтобы функционировать на единой методологической основе.

В дополнение к лабораторным комплексам будут действовать передвижные экспресс-лаборатории, которые станут спектрометрическими методами проверять соответствие лекарств на прилавках образцам продукции, предоставленным фирмами-производителями. Выглядит это так: подъезжает машина к аптеке, эксперт берет упаковку, проверяет на соответствие спектра лекарства спектру образца и сразу же составляет протокол об административном нарушении. Правда стоит такая машина около 8 миллионов рублей.

Гендиректор Ассоциации российских фармпроизводителей Виктор Дмитриев положительно оценивает предстоящие нововведения, однако считает, что это все-таки полумеры:

– То, что у нас появляются такие передвижные комплексы, хорошо. То, что их будет недостаточно на такую огромную страну, очевидно. К сожалению, те семь лабораторий, которые создаются, не решат проблему. То есть не надо на этом останавливаться, необходимо двигаться дальше. На мой взгляд, система Росздравнадзора должна быть похожа на систему Роспотребнадзора, в рамках которой фактически каждый район имеет и оперативную структуру (врачей, контролирующих положение дел на конкретных объектах), и лаборатории…

Точка зрения Виктора Дмитриева небесспорна: две надзорные службы со схожими функциями на одну страну – все-таки дороговато. Во всяком случае, в Европе львиная часть предварительного контроля за качеством фармацевтической продукции лежит на так называемых саморегулируемых организациях – Ассоциациях производителей, например. В России объединения производителей тоже пытаются помешать фальсификаторам. Но, судя по рассказу Виктора Дмитриева, пока без особого успеха:

– У нас внутри ассоциации существует рабочая группа по экономической безопасности. Совместно с этой группой правоохранительные органы накрыли в Серпуховском районе цех по нелегальному производству лекарственных препаратов, где стояло достаточно хорошее оборудование. Сейчас идет следствие. Правда, уже поменяли несколько следователей, и у нас такое впечатление складывается, что это дело хотят развалить.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG