Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Москва держала союзников за фалды


Москва стремилась удержать в зоне своего влияния не только Болгарию, но и другие страны социалистического содружества.

Москва стремилась удержать в зоне своего влияния не только Болгарию, но и другие страны социалистического содружества.

Цикл передач Радио Свобода, посвященных 20-летию падения коммунистических режимов в странах Восточной Европы, продолжает интервью с Виктором Афанасьевым, бывшим главным редактором газеты «Правда». Корреспондент РС записал его в 1993 году по свежим следам распада социалистического блока.

- Что лежало в основе существования так называемого социалистического содружества, особенно той ее части, что выступала на международной арене как военно-политический блок - Организация Варшавского Договора?

- Прочной основы - исторической, экономической, политической и идеологической - не было. Можно сказать, что это было какое-то искусственное образование.

- А вы эту искусственность понимали?

- Какие-то сомнения были. Но должен сказать, что благодаря усилиям нашей страны, компартии всея эта довольно разношерстное, разнородное содружество все-таки синтегрировалось. Поскольку существовали определенные общие экономические интересы, требовалось кооперироваться, специализироваться в производстве. Правда, нужно признать (и в народе это понимали), что все-таки мы вели обмен с этими странами далеко не на эквивалентной основе, а в ущерб себе. Нефть мы продавали далеко не по мировым ценам.

- Это означает, что Москва была заинтересована в том, чтобы любыми средствами удерживать в сфере своего влияния Польшу и ГДР, Чехословакию и Венгрию, Румынию и Болгарию.

- Да, мы всегда были за солидарный кордон, говорили о капиталистическом окружении. В интересах нашего экономического развития, обороны мы были глубоко заинтересованы в этом содружестве. Все делалось для того, чтобы это содружество укрепить, не допустить его распада. По-другому было нельзя. Но руководство страны оставалось прежним – люди весьма престарелые и недостаточно подготовленные. Если мне память не изменяет, мы заработали на нефтедолларах 700 млрд. долларов. По-хорошему их нужно было направить на глубокую реконструкцию экономики – нашей и соседей, союзников. А мы их проели.

- Какой инструмент считался главным для удержания союзников в зоне своего влияния? Силовой диктат?

- И это было. Но я не имею в виду прямое вооруженное вмешательство. Речь идет об экономической зависимости, которая была главным интегратором всей этой системы. Мы их держали за фалды очень крепко - и в экономическом, и в военном отношении.

- Во главе стран социалистического содружества стояли поляк Войцех Ярузельский, немец Эрих Хонеккер, венгр Янош Кадар, чех Густав Гусак, румын Николае Чаушеску, болгарин Тодор Живков… Были ли между ними разногласия?

-Не замечал. Это были единомышленники, люди, преданные социалистической идее. Бы, правда, и нюансы. Кадар спорил, что важнее: план или рынок. Он вел несколько особую политику. Потому что считал, что план и рынок совместимы при соответствующем регулировании. Хонеккер тоже особняком стоял, ему тяжелее всех было: его страна находилась на передовой всей социалистической системы.

(Сюжет из рубрики "Истории Запада и Востока" программы "Время свободы – дневной выпуск".)
XS
SM
MD
LG