Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Смертная казнь не разрешена


Во время дебатов в Конституционном суде по вопросу о запрете смертной казни.

Во время дебатов в Конституционном суде по вопросу о запрете смертной казни.

Конституционный суд России наложил запрет на применение смертной казни в Российской Федерации. Теперь вопросом смертной казни должна заняться Государственная дума России, которая до сих пор не приняла решения о ратификации шестого протокола к Европейской конвенции по правам человека, в соответствии с которым в мирное время смертная казнь применяться не может.

Инициатором рассмотрения вопроса о возможности применения в России смертной казни стал Верховный суд, который в конце октября направил соответствующий запрос в суд конституционный. Для рассмотрения этого запроса Конституционный суд даже несколько изменил собственным традициям, назначив слушания вне очереди - "в силу неотложности и чрезвычайной значимости поставленного вопроса". На состоявшемся 9 ноября заседании все участники слушаний высказались о необходимости окончательной отмены смертной казни в России. А 19 ноября свое решение по этому вопросу суд провозгласил.

В 1999 году Конституционный суд постановил, что смертная казнь в России применяться не может - до введения на всей территории страны судов с участием присяжных заседателей. При этом имелось в виду, что вопрос отмены смертной казни разрешится в разумные сроки, не превышающие сроки формирования судов присяжных. Однако сроки решения этого вопроса затянулись. С 1 января 2010 года суд присяжных вводится в последнем регионе, где его до сих пор не было - в Чечне. Поэтому у судов общей юрисдикции могут возникнуть сомнения, возможно ли после этого назначение наказания в виде смертной казни. С 1996 по 1999 год смертная казнь еще назначалась, но не исполнялась, а с 1999 года на нее введен мораторий.

Говорит председатель Конституционного суда Российской Федерации Валерий Зорькин:
За 10 лет моратория на смертную казнь в России сформировались устойчивые гарантии права не быть подвергнутым смертной казни

- Суды по-разному понимали значение вступления в Совет Европы, обязательства, данные при этом вступлении, а затем и действия подписанного протокола в соответствии с предписаниями 18-й статьи Венской конвенции международных договоров. К сожалению, так произошло. Поэтому я думаю, что государство, которое в силу этого договора отвечает за все в целом, а не какая-то отдельная ветвь власти, вышло из этой ситуации с помощью актов президента о помиловании, а затем постановлений и дальнейших определений Конституционного суда.

Одним из главных условий вхождения России в Совет Европы был мораторий на смертную казнь и другие меры по отмене смертной казни, включая намерение ратифицировать шестой протокол к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Но этот протокол до сих пор не ратифицирован. Валерий Зорькин напоминает:

- Это исключительная прерогатива государственного высшего органа, каковым является Государственная дума и в целом Федеральное Собрание. И никто из других, даже высших государственных органов - ни Конституционный суд, ни даже президент - не в силах заставить Государственную думу это сделать. Президент сделал свой шаг, направил в Думу соответствующие документы о ратификации и поправки в Уголовный кодекс. Следовательно, сейчас слово за Государственной думой.

Конституционный суд разъяснил, что за 10 лет моратория на смертную казнь в России сформировались "устойчивые гарантии права не быть подвергнутым смертной казни и сложился легитимный конституционно-правовой режим, в рамках которого с учетом... обязательств, взятых на себя Россией, происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни...". Решение Конституционного суда состоит в том, что "введение 1 января 2010 года суда присяжных на всей территории Российской Федерации не создает возможности назначения смертной казни".

Теперь Государственная дума должна рассмотреть вопрос о ратификации шестого протокола к Европейской конвенции по правам человека, который предусматривает отказ от смертной казни в мирное время. Однако спикер парламента Борис Грызлов уже заявил, что в ближайшее время Дума этот вопрос не рассмотрит. Глава государства против смертной казни, говорит его представитель в Конституционном суде Михаил Кротов, но спешить с окончательным решением этого вопроса не стоит:

- Протокол должен был быть ратифицирован в течение трех лет. Сегодня уже прошло 10 лет с момента вынесения постановления Конституционным судом. Но в историческом плане, наверное, разумный срок гораздо больше. Я думаю, общество должно созреть для того, чтобы действительно отказаться от смертной казни. Все-таки вопрос вхождения в Совет Европы, перехода на европейские ценности требует гораздо более долгого осмысления в Российской Федерации, чем в течение какого-то жесткого срока, установленного при подписании протокола.

Однако по мнению постоянного представителя правительства в Конституционном суде Михаила Барщевского, выступая за смертную казнь, население не подозревает, что фактически поддерживает казнь только за убийства:
Возможно ли, чтобы Россия, желая существовать в европейском пространстве, не исполняла взятые на себя обязательства? На этот вопрос мы получили ясный ответ: нет

- Да, 60-70% населения России (по разным опросам по-разному) выступает за смертную казнь, и большинство сторонников смертной казни здесь ставят точку. А я посмотрел дробные опросы, детализированные: за убийство - в наименьшей степени. На первом месте население выступает за смертную казнь за коррупцию, за педофилию, за наркоторговлю и за терроризм. Ну, терроризм теперь смертной казнью не наказуем, поскольку наш законодатель вывел его из-под юрисдикции суда присяжных, то есть террористам жизнь гарантирована наверняка. Что касается педофилии, наркоторговли и коррупции – они тоже под смертную казнь не попадут ни при каких обстоятельствах. Получается, что население, которое высказывается за смертную казнь, высказывается, само того не понимая, только за смертную казнь за убийство, то есть за принцип талиона: "око за око, зуб за зуб".

Адвокат Юрий Шмидт убежден: именно оглядываясь на общественное мнение, власти воздерживаются от окончательного решения по вопросу о применении смертной казни в России:

- Наша исполнительная власть поступила очень хитро. Там хорошо известно, что значительная часть нашего народа, если не большинство, выступает за сохранение смертной казни. И если бы сегодня был внесен законопроект о полной отмене смертной казни, точнее, о ратификации шестого протокола Европейской конвенции в защиту прав человека и основных свобод, это, несомненно, снизило бы рейтинг власти. Поэтому власть предпочла спрятаться за Конституционный суд и его руками сделать то дело, которое надо было сделать уже давно по хорошо известной и понятной процедуре. Как в знаменитой песенке из фильма "Айболит-66": "Нормальные герои всегда идут в обход".

Тем не менее решение Конституционного суда можно считать знаковым. Оно повлияет на общественно-политический и социальный фон в России, поскольку судьи поставили точку сразу в нескольких вопросах, считает советник Конституционного суда, судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова:

- Возможно ли, чтобы Россия, желая существовать в европейском пространстве, не исполняла взятые на себя обязательства? На этот вопрос мы получили ясный ответ: нет. Конечно, это знаково не только для решения проблемы смертной казни, но и для многих других российских дел.

Второй момент, очень важный, социально значимый: Конституционный суд показал, что совокупный результат действий разных ветвей власти может обеспечивать в качестве резервного механизма то, что недостижимо, оказывается, на каком-то этапе для принятия решений одной ветвью власти. Не решил законодатель этот вопрос - есть резервный механизм, обеспечивающий, чтобы Россия как субъект международного права все-таки не нарушала свои обязательства.

Ну и, наконец, Конституционный суд подтвердил конституционные нормы, согласно которым Россия является суверенным государством, самостоятельно определяет свою внешнюю политику и все свои формы участия в международном сообществе. То, что Россия как член международного сообщества признала для себя обязательным, является связывающим для внутреннего законодателя, поскольку норма международного договора стоит, согласно Конституции, в национальной правовой системе выше, чем норма национального права.

Решение по вопросу о возможности применения смертной казни Конституционный суд принял в чрезвычайно короткие сроки. Постановление по запросу о смертной казни было оглашено спустя 10 дней после рассмотрения дела - обычно на это у судей Конституционного суда уходит от четырех до шести недель.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG